ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
Доказательство жизни после смерти
Любая мечта сбывается
Институт неблагородных девиц. Чаша долга
Гениально! Инструменты решения креативных задач
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник
Ветер над сопками
Союз капитана Форпатрила
Одна история
A
A

– Давай все же позвоним твоему папе. Он любит тебя. Я уверена, что он не отдаст тебя никому на свете.

– Он же отдал Мэттью Роану.

– Он не знал, что Мэттью у меня, – медленно сказал Роан. – Я думаю, что я правильно поступил, став заботиться о Мэттью, но я не знал, что его… что твой папа ищет его.

– Я… мне все равно. Тебе нужен ребенок. Должна же я быть кому-то нужна! – закричала она отчаянно.

Это разрывало нам сердце и ни к чему не могло привести. Я предупредила Роана взглядом. Затем бесцеремонно сказала:

– Хорошо, я скажу твоему папе, что ты будешь жить с нами. А раз ты его больше не хочешь видеть, пожалуй, нам стоит уехать отсюда куда-нибудь подальше. Чтобы ты могла его забыть. Где мы станем жить, Роан?

– О, даже не знаю, – отозвался он. – Почему бы нам всем троим не сесть на самолет и не полететь, ну, скажем, на север, в Канаду. Там, говорят, хорошо. И потом это достаточно далеко, чтобы Аманда не могла сбежать, если вдруг изменит свое решение. Да, пожалуй, Канада.

Аманда смотрела на нас, открыв рот, переводя взгляд с одного на другого. Она разразилась рыданиями.

– Я думала, что мы можем п-просто жить здесь! Я не хочу ехать в Канаду!

Я обняла ее, успокаивая.

– Может быть, ты подумаешь над этим дома. А потом решишь, как и что. Идет?

– Может быть, папа захочет, чтобы я осталась? – с надеждой спросила Аманда.

– Конечно. Он хочет, чтобы вы оба жили с ним. И я бы хотел, если бы я был твой папа.

Она бросилась Роану на шею, и этот мужчина, который один воспитал ребенка и в котором было больше родительских чувств, чем он в этом признавался, осторожно обнял ее, поднял и, протянув руку, помог подняться мне.

Мы отвезли ее домой.

* * *

Увидев нас, Джош выскочил нам навстречу с картой штата в руках.

– Вон она!

Папа выглянул из окна своей конторы. Мама выбежала на веранду, сжимая в руках телефон. Мэттью и Твит, выглядевшие совершенно потерянными, вылезли из грязного грузовика и побежали к нам. Лицо Мэттью было усталым и осунувшимся. Он был так похож на моего брата, что мне было больно смотреть, как Роан наблюдает за ними.

– Ты почему убежала? – закричал Джош, опускаясь перед Амандой на одно колено. Она стояла, насупившись, ее рюкзак свисал у нее с плеча, как будто мягкое розовое животное, которое она поймала.

– Роан и Клер сказали, что я могу жить с ними. Я буду маленькой дочкой Роана. Но тетя Клер говорит, что я должна еще подумать.

Джош метнул в нашу сторону свирепый взгляд. Я слегка покачала головой. Роан вообще никак не отреагировал, только чуть улыбнулся.

– Ты напугала меня, – сказал Джош Аманде, мягко обнимая ее за плечи.

Она вся задрожала. Глаза изумленно расширились.

– Напугала? Почему?

– Ты думаешь, я не люблю тебя? Это неправда. Я просто всегда беспокоился, где Мэттью. Я ничего не знал о нем и представлял всякие ужасы. Я был виноват в том, что он потерялся. Я никому не говорил, что он мой сын, когда он был маленький. Если бы я сказал, его мама не увезла бы его. Это была ошибка, и я очень переживал.

– Если бы я была хорошей, ты бы не переживал, – убежденно заявила Аманда.

– Детка моя, ты была такой хорошей, что боюсь, что я не заслуживал тебя. Я так любил твою мать и боялся, что ее я тоже не заслуживал. Непонятно, да?

– Я не хотела напугать тебя.

– Теперь у меня есть шанс стать хорошим папой и тебе, и Мэттью. Я буду очень стараться.

– Ты хочешь, чтобы Мэттью простил тебя за то, что ты потерял его?

– Да, хочу. Но ты тоже должна простить меня. Иначе ничего не выйдет. Если ты попробуешь сделать это, обещаю, что я исправлюсь.

Она махнула рукой и неожиданно вся расплылась в улыбке.

– Конечно! – Она обвила его шею руками, и он обнял ее с такой любовью, как никогда прежде. – Но, – Аманда озабоченно повернулась к Роану, – а что будет с Роаном? Я обещала ему…

– Нет-нет, – поспешно сказал Роан. – Мы же договорились, что ты подумаешь. Я понимаю.

– Но у тебя должен быть…

– Обсудим это позже, – с тревогой в голосе сказала мама. Она поспешила к Аманде и протянула ей руку. – Пойдем, дорогая, тебе нужно умыться.

Джош поцеловал Аманду в щеку.

– Хорошо, – сказала она и ушла с бабушкой.

Когда она благополучно скрылась за дверью, Джощ поднялся. Показав головой в сторону дома, я сказала без всякого сочувствия в голосе:

– Тебе предстоит большая работа. Ты пока всего лишь завел двигатель.

Он огрызнулся:

– Знаю. Роан, какого черта ты сказал Аманде, что она может остаться с тобой?

– Все было не совсем так, как она рассказала.

– Мне плевать, как это было. Это подло, Роан. Ты хочешь встать между мной и моей дочерью так же, как ты встал между Клер и ее семьей? Ты на двадцать лет украл у меня одного ребенка, теперь хочешь украсть другого?

Роан молча ударил его кулаком. Это произошло мгновенно. В этом ударе объединилось многое: отвращение, боль, разрядка. Удар опрокинул Джоша на спину. Роан встал над ним, широко расставив ноги, и снова занес кулак.

– Клер – вот все, что мне было нужно от твоей проклятой семьи!

– Тише, тише, – мягко сказала я, бросив взгляд на Мэттью, который, прыгнув вперед и встав между Джошем и Роаном, в ужасе смотрел на обоих.

– Он заслужил это, Мэттью, – казала я.

– Ладно, ладно, хватит, – сказал папа. Он осторожно оттолкнул Роана. – Так и надо было. Роан, слышишь меня? Все правильно. А теперь хватит.

Джош поднес руку к разбитой губе. Он кивнул.

– По честному.

Роан стоял, готовый к ответному удару, пока не заметил потрясенный взгляд Мэттью. Мэттью медленно опустился на колено рядом с Джошем и помог ему подняться. Кулак Роана бессильно разжался.

Этой ночью мы с Роаном поднялись на Даншинног, собрали кучу веток, сложили их на каменном выступе и сидели, глядя на тлеющие красные угольки костра.

– Прочти это, – сказал Роан, вынув из заднего кармана старое письмо и протягивая его мне. – Мэттью было лет десять, когда я написал его.

“Ты когда-нибудь кого-нибудь бил?” – спросил он меня сегодня. Он ударил мальчика в школе. Тот все время дразнит Мэттью за то, что его усыновили. Мэттью выбил ему передний зуб. Должно быть, мальчишка здорово надоел ему.

Он боялся, что я буду очень сердиться. Мне пришлось сделать вид, что так и есть. Я хотел быть хорошим примером.

Я сказал ему, что для драки могут быть лишь две причины: защитить другого или, если нет иной возможности, защитить себя. Я сказал ему, что не уважаю людей, которые тычут кулаками направо и налево. Ударить может любой дурак. Люди, которые не дерутся, – вот действительно сильные люди. Умные.

– Стань таким, – сказал я ему.

Я оплатил счет за лечение. Сказал Мэттью, что он должен мне постепенно вернуть эти деньги из своих карманных. Я хотел, чтобы он понял: когда приносишь боль кому-то – всегда приходится платить. Даже если ты не виноват.

И я обещал ему, что, если он никогда никого не ударит без серьезной причины, я тоже никогда этого не сделаю. Мы скрепили наш договор рукопожатием.

В общем-то это твои родители научили меня, как растить самого себя и как растить Мэттью. Забавно. Больше всего я узнал от людей, которые принесли мне самую большую боль. Людей, которых я любил.

* * *

Я прочла.

– Ты не нарушил священную клятву сегодня, – сказала я мягко. – Ты даже зуб не выбил.

– Я старался так построить свою жизнь, чтобы не быть похожим на своего старика. А Мэттью сегодня за меня было стыдно.

– Ты должен поговорить с ним, Роан. Пришла пора сказать ему все. В темноте был виден лишь яркий след сигары, двигающийся вместе с его рукой. Зола с нее сыпалась на его рубашку.

– Да. И следующее, что он сделает, – сказал медленно Роан, – это изменит свою фамилию. Больше не будет называться Салливаном. – Он бросил сигару в огонь. Я положила руку ему на грудь.

– Тепло, – прошептала я. – Хороший, ровный ритм. Сколь многих людей заботит это сердце.

70
{"b":"21","o":1}