ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Имя ударило, как молот, и выбило его из сна.

Котяра проснулся в медных полосах зари. В свете раннего дня Каф был синим, гипсовые холмы казались саванами, напоминая виденный сон, неприятный привкус которого не отступал, как запах серы.

Лара. Кавал.

Эти имена встряхнули его от сна окончательно. Кавал, чародей, мастер оружия Дома Одола, сейчас участвует в битве с Властелином Тьмы. Так ли? Во сне была какая-то путаница. Время завернулось в петлю. Прошлое там было или будущее?

Размышлять об этом не было времени — чуткие уши Котяры уловили хруст щебня. Из Кафа к нему шли несколько существ, крупных, как тролли. Не успев вспомнить, о чем он запамятовал, Котяра стал хлопать себе в поисках ножа, которого не нашел. На нем была странная одежда — разорванная хлопчатобумажная рубаха, серые, слишком тесные штаны и неудобные ботинки до щиколоток.

Он свернулся в тени скал и пополз в рассеянном свете туда, откуда слышались звуки, стараясь найти точку повыше и посмотреть, кто или что к нему идет. Ползя по песчаному холму, он пытался сообразить, как защитить себя от троллей без оружия. Но на вершине дюны его тревога испарилась.

— Котяра! — зарокотал голос Бульдога. — Я знаю, что ты здесь! Знаю, что ты меня слышишь! У меня есть искатель!

Котяра встал и помахал рукой навстречу трем силуэтам, идущим к нему сквозь утреннее сияние, и ночные звезды беззвучно посвистывали за ними в зеленом воздухе. Он заметил рядом с Бульдогом приземистую личность в грубых ботинках из мятой древесной коры, в травяной рубашке, с лицом, будто закопченным, с зелеными мшистыми волосами и розовыми острыми кончиками ушей. В руке у этого типа был меч, сверкавший белизной, как лунный луч.

Это враг? А остальных он взял в заложники?

Джиоти выбежала вперед и бросилась к нему, поднимая пыль. Чарм защитил ее и ее спутников при падении, но она подумала, что Бульдог все-таки стукнулся, когда он заявил, что обнаружил Котяру под открытым небом. Он показал ей искатель, и она услышала гудение Чарма, сообщающее о присутствии Котяры. Тогда она решила, что амулет поврежден, и не позволяла себе надеяться — до этой минуты.

Котяра прищурился в бронзовый туман наступающего дня, будто вглядываясь в древний мир и пытаясь разглядеть выражение лица маркграфини. Он помнил, что в последний раз они виделись во Дворце Мерзостей, где непристойно живые трупы мотались в баках по обе стороны от них, и обнаженные сердца трепыхались, поддерживаемые волшебством Властелина Тьмы. Теперь она переменилась. Что-то было в ней новое — спокойствие вместо ужаса.

«В чем тут подвох?» — подумал он, присев на вершине дюны.

— Ты превратился обратно! — выдохнула она с тревогой и остановилась, чуть не забросив руки ему на шею. На нем снова были метки зверя, которые он носил во время борьбы против Властелина Тьмы, и вид его превращения ее взбудоражил и испугал. Перебирая пальцами куртку с амулетами, она оглядела Котяру с головы до ног и обрадовалась, что на нем нет ран. Вынув жезл силы, она прижала его к груди человека-зверя.

— Джиоти…

От прикосновения янтарного жезла его угрюмая тревога рассеялась, и он потянулся к Джиоти.

Она схватила его за руки, ощутила на его шерсти ночной холод, увидела лихорадочный блеск раскосых глаз.

— Что с нами случилось? — спросил он, пытливо разглядывая ее лицо в поисках ответа и почему-то утешаясь ее печальным взглядом. — Нас победил Властелин Тьмы? Почему мы здесь — в Кафе? И почему ты так на меня смотришь?

— Победил? — проворчал Бульдог, подходя к Джиоти и Котяре. — Он мертв! Ты его сам убил.

Запах загара от Бульдога, древесной смолы от Джиоти — оба они разогрелись после целого дня перехода через Каф на силе Чарма — убедил его, что это не волшебное наваждение.

— Я не помню, — признался он. — Ничего не помню о своем прошлом.

— Дай ему свои крысиные звезды, Пес. — Она погладила цветной бархат щеки Котяры. — Может быть, они прояснят твою память. А мы тем временем все тебе расскажем.

— Почему вы здесь? — поинтересовался он.

— Мы вчера тут сделали вынужденную посадку, за несколько лиг отсюда, — сообщила она, помогая Бульдогу увязывать нитку крысиных звезд в наголовную повязку.

— Мы-то думали, что только троллей тут встретим, — добавил Бульдог. — А тут включилась эта штука, и у меня волосы дыбом встали. — Он показал на искатель — круглую коробочку колдовского металла и ведьмина стекла, к которой был приложен кусочек синей шерсти.

— Я это сохранил на память о том, как мы были напарниками в Заксаре, — объяснил Бульдог, показывая пальцем, где именно на пелерине амулетов висел искатель. — Никогда не думал, что он нам опять пригодится. Помнишь, как мне его всегда не хватало, чтобы найти тебя на улицах-обрывах после работы? И всю эту ночь я еле мог заставить себя поверить, что он действительно тебя нашел.

— Мы думали, что он сломан, или хуже — что это обман, — сказала Джиоти. — Что это Пожиратель Теней придумал, чтобы нас заманить.

— Пожиратель Теней? — Круглое лицо Котяры обернулось к незнакомцу, и тот сжался под этим диким взглядом.

— Мы все объясним, — пообещал Бульдог. — Но сперва — вот это Бройдо, эльф с Края Мира. С его помощью мы тебе расскажем, что знаем на эту минуту.

Бройдо почтительно поклонился:

— Бульдог и Джиоти мне рассказали о тебе и о том, как ты рисковал всем, чтобы спасти Ирт от Властелина Тьмы.

— Рассказали бы и мне. — Раскосые глаза Котяры глядели тревожно и испуганно. — Я ничего такого не помню.

— Мы тебе поможем вспомнить. — Джиоти обняла его, и все пошли на подветренную сторону дюны, чтобы скрыться от палящих лучей разгорающегося света.

По очереди все трое рассказали Котяре, что произошло. Бульдог описал его жизнь в обличье Рииса Моргана, Джиоти напомнила, как он перенапряг волшебную силу, отстраивая Арвар Одол, и как она по ошибке решила, что у него нервный срыв, а Бройдо поведал, что произошло на Краю Мира с ним, с Риком Старым, Азофелем и призраком Лары.

Когда рассказ окончился, утро уже перешло в день, и над косыми скалами Кафа пылала Извечная Звезда. Котяра встал, потрясенный услышанным. Он стал ходить по кругу, раздумывая, что делать дальше.

— Кажется, теперь я понимаю свой сон, — произнес он вслух, пытаясь все обмозговать и связать воедино. — Этой ночью я снова видел Кавала. Его призрак воззвал ко мне с Темного Берега. Он мне сказал — сказал, что когда мы встретились на Темном Берегу, столько лет назад, он прибыл туда не по собственной воле, как он думал. — Котяра говорил скорее для себя, чем для других. — Кавал прибыл в мой мир, не зная, что его позвало туда создание куда более сильное — позвало ради плана, о котором Кавал не подозревал. Но он знал имя этого существа. — Котяра остановился и посмотрел на своих спутников. — То самое имя, которое вы слышали в подземельях под Заксаром, тот самый почитатель дьявола, который, как вы говорите, управляет гномами.

— Даппи Хоб! — прорычал Бульдог, свирепо щелкнув зубами.

— Происходит что-то больше того, что мы знаем, — сказала Джиоти, вставая, и подошла к Котяре. Положив руку на шерстистую грудь, она ощутила, как колотится его сердце. — Боюсь, на карту поставлен не один только Ирт.

— Рик Старый сказал, что придет конец всем мирам, — вставил Бройдо, — если ты не будешь изгнан в Бездну.

— А как? — спросил Котяра, беспомощным, ищущим взглядом оглядывая лица всех троих. — Дверь в Воздухе, через которую я пришел с Темного Берега, закрыта. Под видом Котяры мне ее не открыть — только в обличье Рииса. Для меня сейчас единственный обратный путь — это убить себя!

Бульдог и Джиоти запротестовали в один голос, а Бройдо сказал:

— Время еще есть. Старый кобольд говорил, что для Безымянных время течет по-другому. Ты еще сможешь восстановить себя в качестве Рииса Моргана.

— Как? — спросил снова Котяра с отчаянием в голосе. — Кавал ведь мертв!

— Есть другие волшебники, — сказал Бульдог. — Если надо будет, мы с тобой дойдем до самого герцога в столице Дорзене.

39
{"b":"2100","o":1}