ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сивиллы не лгут, — произнес Бройдо общее место как откровение. — Если бы сивилла не сказала мне, что тот, кого мы ищем, сейчас в Габагалусе, я бы и не подумал искать его в таком странном месте.

— Будем надеяться, что нам позволят там искать. — Джиэти потянула себя за ухо, пытаясь мысленно увидеть пути Чарма, ведущие к антиподам. — А сначала еще надо туда попасть.

Пока маркграфиня размышляла, Бройдо косил мечом траву в надежде улучшить технику фехтования.

— Могу тебе показать, как им работать, если хочешь. — Джиоти закрыла амулет связи и сунула его в куртку. — Мой дед учил меня обращению с любым холодным оружием, и с длинным мечом тоже.

— Я всего лишь советник. — Бройдо протянул ей оружие рукоятью вперед. — Этот меч в Габагалус нести должна ты.

Джиоти отвела рукоять в сторону.

— Лучше будет, если ты научишься. Когда вернешься в Лес Призраков, он тебе понадобится, чтобы помочь твоему народу.

— Я не удержу это оружие, когда на нас насядут гномы. — Бройдо ссутулил плечи. — Не надо было мне отказывать Котяре, когда он просил меч. Он был бы сейчас с нами.

— Хватит себя грызть, Бройдо. — Джиоти подошла сзади и поправила рукоять у него в руке. — У тебя еще будет случай проявить себя против гномов, и тогда ты уже будешь готов.

— А что говорили твои чармоделы о путях в Габагалус? — Перестав судорожно зажимать меч в руке, Бройдо доставал дальше и размахивал им увереннее. — Для нас будут среди них проводники?

— Властелин Тьмы мне достаточно много оставил работы. — Джиоти отошла к каменному дубу, обвешанному цветущими лианами, и прицепила к нему нагрудник гнома за кожаные ремни. Нагрудник повис, качаясь. — Своим людям я велела оставаться в Арвар О доле и продолжать его отстраивать. Чем нас будет меньше, тем меньше шансов обнаружить себя раньше времени.

— Но они тебе дали направление? — Эльф пододвинулся к раскачивающемуся нагруднику, размахнулся мечом и ударил — мимо. — Ты знаешь, как пройти этими туннелями Чарма?

— Габагалус — континент. — Джиоти встала рядом с Бройдо и показала, как поставить ноги, чтобы вес меча не гнул вперед. — Туда ведут разные туннели. Но когда мы там окажемся, нам понадобится Чарм, чтобы найти Рииса.

Нагрудник гулко загудел, когда Бройдо ударил по нему мечом и отпрыгнул со словами:

— Попал!

— Следи за ногами — это главное в работе с мечом. — Джиоти показала ему, как делать шаги при выпаде и отступлении. — Локти не оттопыривай, а вес тела держи на пятках.

Они повторяли упражнение снова и снова, пока Бройдо не научился без промаха попадать по движущейся цели: подброшенный плод, качающаяся лиана, палка, которой стала фехтовать с ним Джиоти. Извечная Звезда стояла в небе, посылая сквозь плетение сучьев блики света, и стаи птиц метались в оранжевом небе, высматривая корм.

— В Габагалусе скоро наступит рассвет, — сказала Джиоти. — Нам пора идти. Ты готов?

Бройдо ловко повернулся на полный оборот и взмахом меча срезал лист с качающейся ветки.

— Вперед! — с готовностью произнес он. — В Габагалус и к Риису, а потом я вернусь на Край Мира и превращу этих гномов в червей!

Джиоти первой полезла в дыру. В слабом свете амулетов ей предстала пещера, где схватили Котяру и Бульдога. Пещера была пуста. Сквозь расщелину в стене Джиоти и Бройдо протиснулись в расширяющийся коридор, высокий и сводчатый, как базилика. Из мокрого леса наверху сочилась вода, за много веков образовавшая солевые колонны, поддерживающие мир.

Гулко отдавались шаги по выщербленному каменному полу пещеры под свисающими зубьями сталагмитов. Сотовый узор стен мерцал в голубом сиянии амулетов.

— Где-то здесь лежит чармовый туннель в Габагалус, — шепнула Джиоти, и шепот был неожиданно громок на фоне тихого журчания подземных струек откуда-то глубоко снизу. — Как войдем — можем оказаться сразу в гуще гномов. Приготовься.

Бройдо в ответ повернул лезвие, и оно блеснуло в синеватом свечении амулетов.

Путники переползли через хрустящие выступы известняка, и лучи амулетов потерялись в темной глубине.

Джиоти ухватилась за Бройдо, не видя под собой земли.

Бройдо тревожно вскрикнул, и эха не было.

В следующий миг они оказались в полной тьме. К холодному воздуху примешивался резкий аромат моря, и слышен был мерный шум прилива.

Снизу, из тьмы, донесся едкий, леденящий кровь запах. Джиоти наклонила амулет, и его сияние упало на озабоченное лицо Бройдо и на ленточные крылья василиска — хищной твари, затаившейся в черноте пещеры и пораженной внезапным появлением добычи с теплой кровью.

Джиоти ахнула при виде кровожадной маски со зловеще ухмыляющейся клыкастой пастью. Она бросилась назад от беззвучно вопящих клыков, но знала, что ей не успеть. Хлопнули кожистые крылья, и метнулась вперед шипастая голова.

Завопив во всю силу легких, зажмурив глаза, Бройдо прыгнул, выставив меч. От удара его бросило о стену пещеры, да так, что воздух вышибло из легких. Он думал, что никогда уже не придется ему вдохнуть.

Но когда пылающий вдох пробился сквозь разинутый рот, а глаза сами по себе открылись, Бройдо увидел золотистые глаза василиска, и в них разливалась чернота смерти. Меч змея пронзил хищника в небо и пробил мозг. Горела грязная пасть василиска, испуская зловоние.

Джиоти встала рядом с Бройдо, прислонившись спиной к стене, и пнула мертвую тварь ногой. Меч вышел наружу, скользкий от черной крови.

— Я его убил… — Голос Бройдо шел откуда-то из глубины его тела. — Я убил василиска!

Джиоти взяла его за плечо, стиснула.

— Кажется, так и есть — судя по тому, что мы еще живы!

8. ПОЖИРАНИЕ ВЕЛИКАНОВ

Азофель бродил среди изжеванных холмов Хелгейта, поедая великанов. Языки пламени колыхались вокруг него, когда он шагал, будто в горячечном бреду, окруженный дрожащими воздушными линзами огненного мира. Он съел Старейших — великанов, которые много сотен лет назад легли среди гор слушать музыку планеты, что сочилась сквозь обугленную кору, порождаемая магнитной пульсацией ядра.

Никто не встал, чтобы сразиться с ним. Лучезарный ловко двигался над неровной землей. Великаны лежали голыми горами, какими они, кажется, и были. Hi они пульсировали вместе с огнем планеты, участники живущего сна безымянной владычицы.

С каждой поглощенной черной вулканической сущностью сияние Азофеля росло. Гиганты распадались перед ним чистым светом, воспоминания личностей сгорали, а сама их жизнь вливалась в анергию Лучезарного. Ни крика не слышалось, ни земля не тряслась. Просто сновидцы вдруг исчезали в неназываемом, оставив после себя лишь белые дюны, где до того лежали веками.

Весь дымный день, переходящий в полосатую ночь, бродил Азофель по сожженным холмам. Сила набухала в нем, кожа отваливалась углями, обнажая сверкающую сущность с огненной сердцевиной, яркую, как око разума.

Рик Старый, решительно возразивший против того, чтобы Азофель убивал любых смертных, к бойне великанов отнесся намного спокойнее — настолько были они ему противны. Ошеломленный обновленным ореолом Лучезарного, старый кобольд закрыл глаза и попытался себе представить, каково это было поглощенным великанам, экипажу «Звезды удачи», целым кланам эльфов на Краю Мира, ставшим жертвой Пожирателя Теней. Охватывал ли восторг исторгаемых из сна? Или они просто ничего не ощущали? Превращение в чистый свет, за гранью любой индивидуальности, странным образом казалось кобольду счастливой судьбой.

Он прищурил глаза до щелочек, пытаясь различить какие-то черты в свете звезд, залившем плоские вершины холмов. От острых серебряных лучей под веками прыгали калейдоскопические фигуры, покосившиеся в злобной радости, — ложные солнца, шаровые молнии, химерические дьяволята, пляшущие вдоль извилин мозга, разбрасывая угольки угасающего дня, тусклый огонь сумерек.

Кобольд часто заморгал, пытаясь встряхнуться. Он припал к земле возле пещеры пути Чарма. Свет плясал в напряженных глазах, и он сидел, загипнотизированный, не в силах оторваться от огненной дуги на краю Хелгейта, накаленной добела, как сердце звезды.

51
{"b":"2100","o":1}