ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ложись животом вниз, пожалуйста.

Он поставил колено на край матраса, натянув полотенце практически до неприличия и демонстрируя темные волосы внизу живота.

– Насколько я помню, в последний раз, когда ты предложила массаж, я оказался привязанным к постели.

– Ложись лицом вниз, – повторила она жестко, подпихивая подушку ему под плечо, когда он опустился на постель. Он повернул лицо, глядя, как ее руки двинулись к молнии на юбке.

– Что ты делаешь?

– Не хочу, чтобы лосьон попал на мою новую юбку.

– Ты настоящий палач, – пробормотал Мэтт. – Так одеваться – просто преступление, – добавил он, когда она провела пальцем по белому кружеву пояса, поддерживающего прозрачные чулки.

– Отнюдь нет, – солгала она, – это дело вкуса. Чулки гораздо практичнее колготок.

– А что ты собираешься делать с жакетом? – спросил он ехидно. – Ты же не хочешь испачкать его лосьоном?

– Думаю, пока я его оставлю… на некоторое время.

Очень скоро она нашла собравшиеся в узлы мышцы и начала разминать их длинными поглаживаниями, переходя к глубокому массированию. Мэтт застонал от боли и наслаждения. Медленно двигаясь по его спине и постепенно усиливая давление, Рэйчел стала работать всерьез.

– Боже, это просто восхитительно, – пробормотал он.

– Я еще даже не начала, – обещающе произнесла Рэйчел.

Она дошла до полотенца, и Мэтт напрягся, когда она сдернула его и уселась верхом на обнаженные бедра. Он вдавил лицо в простыню, издав еще один стон, и его руки конвульсивно сжали подушку под грудью.

Рэйчел не могла наглядеться. Мэтт был восхитительным мужчиной! Она не удержалась и провела по интригующей полоске очень непрофессиональным жестом.

У него на спине выступил пот.

– Боже, Рэйчел, что ты со мной делаешь?

– Ш-ш, – прошептала она, нажав основанием ладони на изгиб спины и начиная изо всех сил перекатывать кулаки по бедрам. – У тебя в этом районе серьезные хронические спазмы… давай-ка посмотрим, что я могу сделать…

– Tы делаешь их в десять раз сильнее, – простонал Мэтт, когда она, продолжая поглаживать его, ритмично придавливала бедра к кровати. – Еще немного таких усилий, и я взорвусь, как бутылка с шампанским!

Он практически зарычал, когда почувствовал мягкие губы в ямке на пояснице и движение теплого влажного языка.

– Готов поспорить, такого нет ни в одном учебнике мануальной терапии, – выдохнул он.

– Это есть в моем учебнике. – Рэйчел наклонилась над ним, целуя его вдоль всей спины. – В учебнике любви. Повернись, – прошептала она ему на ухо.

– Надеюсь, ты осознаешь последствия, – сказал он, с готовностью переворачиваясь на спину. Он слегка покраснел, когда Рэйчел с одобрением рассматривала открывшийся перед ней вид.

– О да… – проговорила она.

Мэтт схватил ее за руки и грубо привлек к груди.

– Разве ты не собираешься закончить то, что начала с таким искусством? – осведомился хрипло он, усаживая ее себе на бедра. – Я хочу чувствовать твои руки… рот… все твое тело, ходу получить все, что ты можешь дать…

Рэйчел прижалась к нему, ощущая его тело сквозь тонкий шелк трусиков, вдыхая умопомрачительный аромат зрелого мужчины, смешанный с запахом лосьона. Голова у нее запрокинулась, а глаза сами закрылись, когда она поглаживала ему грудь, захваченная любовью и желанием.

– Не пора ли снять жакет? – поинтересовался Мэтт, и она потянула его руку к самой нижней застежке.

– Отсюда, начни и…

– Они слишком мелкие… пальцы трясутся как у сумасшедшего…

– Мои тоже.

Он засмеялся.

– Ты не можешь нервничать больше, чем я. – Наконец он стянул жакет с ее плеч и задохнулся. – По-моему, я умер и попал на небеса…

– Это корсет, он зашнуровывается сзади.

– О боже, еще застежки… – Их пальцы сталкивались, когда она торопливо помогала ему, и оба облегченно вздохнули, когда изящная вещица соскользнула вниз в путанице лент и кружев.

– Восхитительная… – бормотал Мэтт, пряча лицо у нее на груди.

Ее руки обхватили его голову, и Рэйчел зарыдала от счастья, когда его жаждущий рот нашел напрягшийся кончик и нежно приласкал его.

– Такая сладкая… – Он перешел к другой груди и подарил ей такое же наслаждение.

Она всхлипнула:

– Мэтт…

– Тебе больно?

– Не-ет, о, нет…

– Хорошо… – его рот снова сомкнулся у нее на груди, – потому что я не смогу остановиться…

Его пальцы продвинулись дальше, и она резко повернулась, чтобы избавиться от последней преграды между ними. Она отшвырнула измятый клочок материи, и они прижались друг к другу языками, руками, телами.

– Я не делаю тебе больно?

Рэйчел чувствовала только наслаждение и качнула головой на подушке. Мэтт приподнялся на локте, с триумфом глядя в затуманенные страстью глаза.

– Я хочу чувствовать все, что чувствуешь ты, чтобы ты и я, мы были вместе на каждом шаге этого пути… – Он медленно двинулся вперед, дрожа от усилий сдержать себя. Она полностью раскрылась ему, приветствуя его самые примитивные устремления, и их взаимная страсть слилась в единое чувственное целое.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Просыпаться рядом с мужчиной, который тебя любит, – одно из самых сладостных впечатлений жизни. Она думала, что Мэтт насытился и проснется расслабленным.

Она глубоко ошибалась.

Когда она раскрыла глаза, он лежал на боку, опираясь на локоть, и с интересом наблюдал, как она лениво вытягивает руки вдоль кровати и просыпается с легким стоном от приятной боли в мышцах. Их ночные упражнения сбили простыни в жгут, и Мэтт был явно восхищен открывшимся ему зрелищем.

– Ты ненасытен, – простонала она, правильно прочитав его взгляд.

– Ты единственная можешь так меня завести.

– Это невежливо – наблюдать за спящими людьми, – мурлыкнула она.

– Я без очков и поэтому ничего не вижу, – спокойно соврал он. Он провел пальцами по обнаженной руке и медленно погладил холмик груди, освещенный солнечным светом раннего утра. – Ты совершенно неподвижна, когда спишь: ни движений, ни поворотов, ни вздохов – только полный, ненарушаемый покой.

– Который ты нагло разбил.

– Око за око. Ты разбиваешь мой сон, просто лежа рядом! – Он склонился и прижался к ней губами. – Я проснулся, желая тебя, – он покрыл ей губы мелкими сладкими покусываниями, – представляя, что мы все еще занимаемся любовью, а твои великолепные влажные губы делают со мной потрясающие вещи и заставляют меня кричать от…

Тело у нее содрогнулось.

– Мэтт!

– Что? Тебе не нравится говорить об этом? Но ты много говорила прошлой ночью: «Не здесь, Мэтт! Сделай это так, Мэтт!»

– Я не могла! Тебе не нужны были никакие инструкции!

– Хмм. Я следовал основному инстинкту. – Его поцелуи спустились к шее и ключице. – У меня явно природный талант доставлять тебе удовольствие.

– И себе.

– Нет, это все ты. – Он испытующе подул на розовые вершинки грудей, и теплое влажное дыхание заставило их немедленно напрячься. – Ты занимаешься любовью так же, как делаешь и все остальное – с отвагой и бесстрашием.

Эти слова превратили мягкие искры чувственности в полыхающий огонь.

– Ты имеешь в виду это? – произнесла она, отшвыривая простыни и перекатываясь так, чтобы прижаться к нему всем телом.

Он зарычал, и они покатились по кровати. Наконец Рэйчел оказалась на животе, прижатая к постели его тяжелым телом. Он хмыкнул.

– Ты позволила мне победить? Ах ты, маленькая кошечка. – Она медленно встала на колени, и его голос пресекся. – Теперь ты хочешь так? – прошептал он, нежно лаская ее спину.

Через некоторое время она лежала в его объятиях, отдаваясь успокаивающим поцелуям.

– Я думал, ты всегда стремишься верховодить, – сказал он.

Рэйчел откинула голову и взглянула на него ясными глазами.

– Ты думаешь, это из-за того типа?

Тело у него дрогнуло, а глаза потемнели.

– Я понимаю, этого нельзя забыть или простить…

23
{"b":"21000","o":1}