ЛитМир - Электронная Библиотека

– Так поверь мне и сейчас. Ты знаешь, что я не стал бы тебе лгать.

Она прижала пальцы к вискам. Какая ирония! Влюбиться в человека, который напал на другую девочку так же, как когда-то напали на нее.

– Я не знаю… не могу думать. Почему ты ничего не сказал?

– Потому что боялся. Я хотел, чтобы ты получше узнала меня, чтобы у тебя не было сомнений, когда я сказал бы тебе… Я выбрал трусливый путь… – Его отчаяние превратилось в мучительную злость. – Во имя Бога, Рэйчел, я люблю тебя. Я знаю, что мое молчание было ошибкой, но почему твоя вера в меня оказалась столь хрупкой? Бог мне свидетель, я никогда не участвовал ни в каком изнасиловании…

– Я больше не знаю, чему верить, – задохнулась она, хватая сумочку. Тошнота снова подступила к горлу, когда она добрела до двери.

– Рэйчел…

– Я должна идти. Не ходи за мной, мне надо побыть одной!

Еще не свернув на знакомую подъездную дорожку, она снова начала формулировать вопросы, которые хотела задать.

«Думай! – прикрикнула она на себя, – проведи цепочку доказательств!»

Что именно сказал Невилл во время своих инсинуаций относительно «темной стороны» Мэтта?

Что Мэтта обвинили в изнасиловании. Быть обвиняемым и быть признанным виновным – разные вещи. Невилл сказал бы ей напрямую, если бы это было правдой.

Мэтт признал, что был задержан. Задержан – не означает, что получил срок.

Мэтт поклялся, что никогда не участвовал в изнасиловании.

Выбирая между Мэттом и Невиллом, кому она поверит? Кто сказал ей правду?

Она знала, кому хотела бы верить; но именно поэтому она боялась довериться собственным инстинктам.

Она вынесла приговор мужчине, которого любила, даже не выслушав его.

Выключив двигатель, Рэйчел уткнулась лбом в руль и закрыла глаза.

Легкий стук по стеклу заставил ее резко поднять голову.

– Мисс Блэр? Не мог бы я поговорить с вами?

Рэйчел потерла соленые от слез щеки и покопалась в сумочке, прежде чем выйти из машины и встретиться с Максом Армстронгом.

– О чем? – спросила она обеспокоенно. Не дай бог, он начнет обвинять ее в том, что потерял работу, или умолять взять его обратно.

Бросив странный взгляд на ее расстроенное лицо, Армстронг мрачно сказал:

– Не волнуйтесь, я ничего от вас не хочу, я получил работу у Осей и с более высокой оплатой. Я просто хотел предупредить вас: будьте осторожнее с вашим компаньоном, не доверяйте ему.

– Фрэнку?

– Да. Помните то мероприятие в высшем обществе несколько недель назад… то, в серебряных кабинетах?

У Меррилин! Как она мота забыть? Макс Армстронг был одним из двух охранников, изображавших официантов.

Рэйчел сжалась.

– Может быть, нам лучше пройти внутрь?

Он качнул головой.

– Нет, спасибо. Тогда Уэстон просил меня держать вас под наблюдением, смотреть, как вы справляетесь… сказал, что вы не готовы к такой ответственности. Он хотел получить доказательство любой неприятности, чтобы убрать вас. Он дал мне камеру, одну из самых новых, с выдвижным объективом и дополнительными линзами… и когда тот парень свалился в бассейн, я пошел за вами в домик для гостей… – Он замолчал.

– И вы сделали фотографии, – закончила за него Рэйчел.

– Понимаете, мне это не понравилось, но работа есть работа. Я не знаю, что там получилось, на следующий день я отдал камеру Уэстону и сказал, что ничего там нет, просто у вас на руках оказался свалившийся с ног пьянчуга. Он сказал, что все хорошо. Когда Уэстон внезапно решил, что я не подхожу его требованиям, я начал подозревать, что он боялся, как бы я случайно не рассказал вам об этом поручении. Вот все, что я хотел сказать.

– Спасибо за информацию, – выдавила Рэйчел и отвернулась.

Он мрачно усмехнулся.

– Считайте это моим прощальным подарком. На вашем месте я бы внимательнее следил за своей спиной.

Он исчез в сгущающихся сумерках. Рэйчел села в машину и позвонила Фрэнку по мобильному телефону, бросив трубку сразу, как он ответил. Она приехала к его дому и припарковалась неподалеку, пытаясь собрать мужество для серьезного разговора.

Пока она сидела, уставившись на освещенные окна квартиры Фрэнка, дверца ее машины открылась и темная фигура скользнула на сиденье рядом с ней.

У Рэйчел перехватило дыхание.

– Что ты тут делаешь? Ты следил за мной?

– К счастью для тебя, я не слишком хорошо выполняю приказы. Ты собиралась навестить шантажиста, не имея за спиной прикрытия?

Она непроизвольно поднесла руку к горлу.

– Ты знаешь?

– Это не слишком большой сюрприз. Я навел справки и обнаружил, что именно Фрэнк был причиной твоих проблем с нашими крючкотворами. Похоже, он пытается избавиться от тебя, устраивая лишние трудности вашей компании.

– Я и мысли не могла допустить, что именно он стоит за всей аферой…

– Когда ты ушла, я позвонил Невиллу, – спокойно продолжил Мэтт, – пригрозил, что расскажу отцу и матери, почему Ли вышла за меня, если он не бросит карты на стол. Он знает, что отец серьезно попортит ему репутацию, и бросил мне кость – рассказал о Фрэнке. Он сказал, что Уэстон сообщил ему о компрометирующих фотографиях, но счел их использование слишком рискованным и предпочел потихоньку договориться с ним. Тогда Невилл приостановил финансирование работ по безопасности, которые он собирался дать «Уэстон секьюрити». А Фрэнк начал провоцировать трудности, которые должны были заставить тебя отказаться от компании. Невиллу было наплевать на мотивы Фрэнка, все, что он хотел, – это очернить меня перед моим отцом и всеми остальными.

Рэйчел обхватила себя руками, дрожа в своем легком летнем платье.

– Но… Фрэнк всегда выглядел таким щедрым, желая выкупить мою долю, если дела пойдут плохо…

– Он явно не хотел связываться с тобой в открытой борьбе за руководство компанией, вместо этого он аккуратно снижал ее стоимость. Потом ты бы обнаружила, что после выкупа твоих акций в делах снова наступил пик активности…

Рэйчел глядела в пространство, крепко сжав руки. Она хотела только одного – спрятать лицо у Мэтта на плече и завыть от отчаяния.

– Мне необходимо поговорить с ним.

– Я знаю, но ты не пойдешь туда одна.

– Спасибо, но я не нуждаюсь…

– Неправда, Рэйчел, – сказал он со спокойной уверенностью, – ты просто не хочешь этого признать.

У него хватило смелости отыскать ее после всего…

– Прости, – пробормотала она, – я знаю, что ты не насиловал той девушки.

Мрачность его улыбки была почти вызывающей.

– Знаешь? Ты нашла какие-то доказательства в последние полчаса?

Да, неопровержимое доказательство – ее любовь.

– Поверь, я… – Она поискала слова. – Мне не нужно знать деталей, я…

Слабое движение его руки остановило ее.

– Подожди, давай решать по очереди. Сначала надо избавиться от этого дела с Фрэнком…

Ее компаньон поглядел на Мэтта и Рэйчел, стоящих рядом у его двери, и скривился.

– Вы все-таки пришли к согласию. Проверяете, дома ли я?

– Можно войти? – спросила Рэйчел, игнорируя его замечание. – Мы бы хотели поговорить о проблеме, которая возникла между мной и тобой.

Фрэнк неохотно посторонился и впустил их в дом, предложив пройти в просторную гостиную.

Рэйчел заметила в углу компьютер, сканер и принтер.

– Скажи, это ускорило обработку тех фотографий, которые дал тебе Армстронг?

Она решила действовать без промедлений и сразу выложила все, что им с Мэтгом удалось раскопать. К ее ужасу, Фрэнк отреагировал не так, как она ждала. У него словно гора упала с плеч.

– Похоже, из нас двоих ты оказалась лучшим сыщиком, – сказал он.

– Ты даже не попытаешься отрицать все это? – недоверчиво спросила Рэйчел.

– А какой смысл? Сказать по правде, я устал. – Он провел рукой по светлым волосам. – Я никогда не хотел заходить так далеко… все случилось, когда ты стала слишком хорошо соответствовать званию полноправного партнера…

Рэйчел осторожно нашла руку Мэтта и вцепилась в нее.

– Я был дураком. Даже не знаю, зачем я сделал это. – Он резко остановился. – Нет, конечно, знаю, зачем. Просто я чертовски тяжело работал, чтобы достичь нынешнего положения. Дэйв и я начали депо Уэстонов, и мы решили, что оно всегда будет принадлежать только нам двоим… А потом Дэйв погиб, и это вышибло почву у меня из-под ног. Он прекрасно знал, что в своем завещании я бы оставил мою долю компании ему!

25
{"b":"21000","o":1}