ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Еще несколько мгновений, и щупальца светоносных стрел проникнут в кровь.

«Где же разгадка? — продолжал терзать себя принц. Он не осмеливался оторвать взгляда от Камня, боясь, что пропустит что-нибудь существенное. У него уже начало жечь глаза и нестерпимо заломило в затылке. — Где разгадка? Почему я никак не могу найти ее?»

Тристан закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться и вспомнить все, что ему было известно о Камне и «причастии». «Если Парагон не находится на шее человека с „одаренной“ кровью и при этом не погружен в воду из Пещеры, жизнь начинает покидать его».

Принц заставил себе взглянуть на Камень — и не поверил собственным глазам. Парагон вновь обрел свой кроваво-красный цвет. «Но ведь это невозможно! Получается, он ожил!»

И тут в сознании Тристана словно распахнулась дверь, и все стало ясно и понятно. Это знание, казалось, исходило не от разума; его несла в себе его «одаренная» кровь.

«Сейчас Камень очищается светом, — понял принц. — Луч света не просто проходит через Парагон, чтобы, разделившись на тонкие лучики, напоить силой кровь в сосуде, как думал Феган. Свет подпитывает и сам Камень. Раньше маги полагали, что жизнь в Парагоне может поддерживать только его владелец или вода Пещеры. Оказывается, существует и третий, прежде совершенно неизвестный им способ. Поток света, вызванный с небес. Наверное, об этом имеется упоминание в разделе, посвященном Капризу, вот почему магам о нем не известно. Другое дело первая госпожа Шабаша, которая под шутками вырвала у Фегана большую часть того, что было изложено в Манускрипте. А теперь она пытается сделать то, что совершенно недопустимо, — воссоединить Каприз и Закон, даже не подозревая, чем это грозит. Да, что касается этой части ритуала, маг-отступник был абсолютно прав».

Словно издалека голос Вига повторил свою подсказку, которую прежде Тристан никак не мог понять. Однако теперь он знал ответ.

Иногда даже незначительное усилие может сдвинуть гору. И иногда легче сделать так, чтобы вещь сама пришла к тебе, чем пытаться добраться до нее. Маг хочет, чтобы я, используя свой дар, сдвинул Камень и убрал его из-под потока света. Если это удастся сделать, «причастие» не состоится, Парагон опять утратит свою силу, и вместе с ним потеряют магическую мощь волшебницы.

Внезапно принца охватил страх. Что, если, лишившись всякой поддержки, Парагон погибнет? Можно было бы опустить Камень в воду Пещеры, давая ему время и возможность освободиться от «воспоминаний» о предыдущем владельце и подготовить себя к новому. Однако у них такой воды нет. И что? Из опасения, что Парагон может умереть, позволить свершиться «причастию кровью»? Не остановить это недозволенное слияние Каприза и Закона, несущее в себе гибель всего живого? Нет, у него нет выбора!

Разноцветные лучи уже добрались до ободка бокала, и кровь в нем забурлила, словно предчувствуя момент соединения с ними. Парагон начал вибрировать, как будто с каждым мгновением ему было все труднее выносить насильственное слияние двух направлений магии и он молил кого-нибудь остановить этот процесс. «Время действовать», — понял Тристан и попытался вспомнить наставления Вига, как использовать свой изначальный магический дар.

«Не тщись увидеть мост, просто дай ему возможность самому прийти к тебе, — говорил маг. — Самому прийти к тебе… Вторая часть загадки… Услышав стук своего сердца, ты должен сосредоточиться на том, чего хочешь добиться… Возможно, это потребует всех твоих сил…»

Яркость светового потока стала нестерпимой, Парагон, казалось, вот-вот разлетится на мелкие осколки. Принц закрыл глаза. Он понимал, что нужно каким-то образом отключить разум, отгородиться от всего происходящего — и слиться воедино со своей кровью. Стараясь дышать медленно и размеренно, он вслушивался в стук своего сердца.

Но ничего не услышал.

Тристан еще больше сосредоточился пытаясь отрешиться от всего сущего, обрести то состояние внутреннего покоя, при котором стал бы слышен стук сердца. Однако усилия его по-прежнему оставались тщетными.

Открыв глаза, он взглянул на Парагон. Камень, казалось, увеличился в размерах, еще мгновение, и его разорвет на куски. Принц снова опустил веки. У него будет только один шанс.

И, полностью отключившись от происходящего вовне, он почувствовал ритмичный стук своего сердца.

Тристан открыл глаза и с немалым удивлением обнаружил, что ослепительный свет не мешает ему отчетливо видеть Камень. Не спуская с него взгляда, он пожелал, чтобы Парагон приблизился к нему.

Ничего не произошло.

Еще одна, более напряженная попытка. И по-прежнему — без результата.

Внезапно он услышал, как кровь взывает к нему.

«Нет, Избранный. Не используй свой разум. Используй меня», — казалось, шептала она.

Принц постарался выкинуть из головы все мысли, расслабился и пристально посмотрел на Парагон.

Тот сдвинулся с места! Сначала медленно, еле-еле, потом чуть быстрее. Вскоре Камень вынырнул из-под потока света и тут же упал на мраморный пол.

Результат действий Тристана был ошеломляющим.

Буйство мятущихся красок заполнило все помещение. Разноцветные лучи как будто разорвались на множество лучиков-лент и заметались по Святилищу. Их движения, казавшиеся поначалу хаотичными, постепенно приобретали некую направленность; словно хищники, они стали сбиваться в подобие стаи, рыщущей в поисках добычи. Пестрая стая двигалась все быстрее и быстрее — и наконец нашла то, что искала, — лучи набросились на волшебниц и сбросили их с тронов на пол. Сколько принц ни старался, он не мог разглядеть, что происходит с ними. Однако он слышал отчаянные крики лишенных магической силы волшебниц; цветные ленты били, хлестали и резали их тела. Наконец разноцветная стая устремилась вверх и скрылась в отверстии на своде Святилища. Вместе с ней исчезли и яркий свет, безжалостно заливавший все вокруг, и клетки. Пленники рухнули на мраморный пол.

Тристан инстинктивно выхватил дрегган и застыл, точно загнанный зверь, готовый в любой момент броситься на врага.

Постепенно его глаза привыкли к тому освещению, которое было в Святилище до того, как с небес ударил яркий пучок света, и взору принца предстало поистине ужасное зрелище. Фейли, Вона, Забарра и Сакку неподвижно лежали на полу. Забарра была обезглавлена, Вона лишилась руки, у Фейли были отрезаны обе ноги. Сакку, с ног до головы залитая кровью, невидящими глазами уставилась в потолок. При виде ее выпяченного живота сердце Тристана зашлось от боли. «Мой первенец!» — подумал он.

Виг и Гелдон, между тем, уже сумели подняться на ноги; судя по всему, они не пострадали. «Как получилось, — недоумевал принц, — что мы трое живы, а волшебницы погибли? И где моя сестра?» Приглядевшись, он заметил сидящую у стены Шайлиху. Скорчившись и покачиваясь из стороны в сторону, она почти беззвучно плакала, обхватив живот и уставившись перед собой невидящим взором. «В таком же состоянии она была, когда убили Фредерика», — подумал Тристан. Убрав дрегган в ножны, он подбежал к сестре, опустился на колени и обнял ее. Она не сопротивлялась, но совершенно не узнавала его. «Ты снова со мной, Шайлиха. И больше я не отпущу тебя!»

Принц хотел было заговорить с ней, но внезапно стены и пол Святилища задрожали, воздух наполнился каменной пылью. Образовавшиеся в полу трещины становились все шире. Тристан прикрыл сестру своим телом. Поток воздуха с воем врывался в отверстие в своде Святилища, сверху сыпались осколки камней. Внезапно принц понял, в чем причина этого явления.

«Так бывает всегда, когда умирает волшебница или призванная ею на погибель людей тварь, а здесь были уничтожены сразу четыре госпожи Шабаша».

Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем стих грохот, пол под ногами перестал ходить ходуном, и пыль стала оседать. Оглянувшись в поисках мага и карлика, Тристан увидел, что Виг склонился над телом мертвой Фейли, обхватив голову руками, не замечая того, что творится вокруг. Принц был так ошеломлен этим зрелищем, что на время утратил дар речи. Точно прочтя его мысли, старый маг обратил на Тристана взгляд глубоких аквамариновых глаз.

131
{"b":"21009","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девушка, которую ты покинул
Как открыть интернет-магазин. И не закрыться через месяц
Компас питания. Важные выводы о питании, касающиеся каждого из нас
Позывной «Волкодав». Выжечь бандеровскую нечисть
Таинственная жизнь грибов. Удивительные чудеса скрытого от глаз мира
Одесский листок сообщает
Лола и любовь со вкусом вишни
Кайноzой
Байки из грота. 50 историй из жизни древних людей