ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Клюге был потрясен. Что еще за охотники за кровью и вопящие гарпии? Он понятия не имел, о ком идет речь. Однако больше всего поражал сам факт того, что три другие волшебницы осмелились перечить первой госпоже Шабаша.

Фейли перевела взгляд карих глаз с Забарры на остальных сестер, чувствовалось, что ей из последних сил удается держать себя в руках.

— Маги должны заплатить за все. — Еле слышный голос волшебницы дрожал от ярости. — Я считаю, что это не будет лишним — слегка позабавиться над ними и уничтожить кое-кого еще до основной битвы. Это мое решение окончательно и дальнейшему обсуждению не подлежит. — Опираясь руками на стол, Фейли наклонилась вперед, ее губы искривила презрительная усмешка. — Ну что, продолжим давать объяснения капитану или мне показать вам кое-какие возможности Каприза, которые могут оказаться не слишком-то приятными для кое-кого из присутствующих?

Как будто предыдущие ее слова вообще не были произнесены, Забарра выжидательно посмотрела на Клюге и наклонилась вперед, обнажив глубокую ложбинку в вырезе богато расшитого платья цвета опавших листьев. Капитан отвел взгляд. «Она далеко не так проста, как кажется на первый взгляд», — подумал он, Клюге по прошлому опыту было известно, что Забарра любит играть в опасные игры, а настроение у нее в мгновение ока может непредсказуемо измениться. Без улыбки глядя в зеленые глаза волшебницы, он постарался дать ей понять, что в данный момент совсем не склонен к шутливому тону. Забарра выпрямилась, недовольно надув губки.

— У тебя, как я вижу, сугубо деловое настроение, — с притворной разочарованностью протянула она. — Ну что ж, тогда слушай очень внимательно, потому что дважды я повторять не буду, — повернувшись к стене, волшебница указала на золотой сосуд, покоящийся на мраморном алтаре. — Это специальный сосуд для церемонии отречения, он содержит воду из Пещеры Парагона. Парагон Евтракии, кроме заключенного в нем могущества, отличается тем, что на самом деле живет своей собственной жизнью. И, как любую жизнь, ее тоже нужно поддерживать. Пока его носит человек с «одаренной» кровью, Камень питается его энергией, одновременно возвращая ее своему носителю увеличенной во много раз. Вот почему его не доверяют никому из магов Синклита — чтобы в руках одного человека с «одаренной» кровью, обученного магии, не сосредоточилось слишком большое могущество. Человек же, не постигший магии, не может представлять особой опасности.

— Никто, даже волшебница, не может убить человека, на шее которого висит этот камень, — продолжала она. — И отнять у него Парагон тоже невозможно. Только он сам может снять с себя цепь вместе с камнем.

Опершись о стол, Забарра наклонилась к капитану, придвинувшись почти вплотную. Он даже почувствовал исходящий от волос волшебницы запах жасмина.

— Теперь понимаешь, капитан? Не зная, как подступиться к этому, ты не выполнишь поставленной перед тобой задачи. — Она протянула руку и стиснула его предплечье. Стиснула очень крепко. Клюге и сам обладал исключительной силой, но все же почувствовал боль, и это напомнило ему о почти невероятной физической силе этих женщин. — Боюсь, когда дело дойдет до того, чтобы отнять у Николаса Парагон, от твоих крепких мускулов будет мало толку. В этом случае нельзя использовать грубую силу, составляющую главный предмет твоей гордости. — Забарра отпустила его руку и откинулась назад, насмешливо улыбаясь.

— В таком случае, госпожа, каким же образом можно отобрать у короля камень? — делая вид, что не замечает ее издевки, почтительно осведомился Клюге.

Волшебница сокрушенно покачала головой, как видно, не оставляя желания задеть капитана.

Разумеется, самому тебе до этого никогда не додуматься, — протянула она. — Но я тебе объясню: если никто не в состоянии заставить Николаса отдать камень, значит — и это единственный выход, — король должен снять его по доброй воле. — По-видимому, желая подчеркнуть значение сказанного, Забарра кончиком указательного пальца по стучала по носу Клюге, точно делая выговор непослушному ребенку. Потом снова перешла на серьезный тон. — Во время церемонии Николас снимет с себя Парагон и отдаст его Вигу, Верховному магу Синклита. — Последние слова она буквально выплюнула. — Как уже было сказано, Парагон живет собственной жизнью, питаясь силами своего носителя. Поэтому в тот момент, когда он его снимает, камень начинает умирать. — Она сделала пренебрежительный жест в сторону Клюге. — Однако я не собираюсь тратить время, объясняя то, что выше твоего разумения.

— А почему бы Николасу просто не повесить Парагон Тристану на шею, чтобы Камень сразу же начал питаться энергией нового носителя? — спросил капитан.

В глазах Забарры вспыхнули злые огоньки — на мгновение она забыла, что Фейли позволила ему говорить, не спрашивая позволения. Она тут же взяла себя в руки, но кончик рта Клюге, не упустившего этого из виду, дрогнул в еле заметной улыбке.

— Если бы ты хоть что-нибудь понимал, то знал бы, что твое предположение абсолютно бессмысленно, — деланно вздохнула волшебница. — Дело в том, что Камню требуется какое-то время, чтобы подготовить себя к новому носителю. Вернуться к состоянию «девственности», так сказать.

Капитан задумался. Ну и головоломка! Однако он в самом деле должен досконально в ней разобраться.

— В таком случае, госпожа, почему Парагон не умирает, оказавшись в отрыве от носителя?

Забарра кивнула на золотой сосуд.

— Парагон кладут в этот сосуд, наполненный водой из Пещеры. Между этой водой и Камнем существует особая связь. Животворные способности этой воды обнаружены уже очень давно, и с тех пор множество людей пыталось воспользоваться ими. — Взгляд волшебницы стал рассеянным, словно она унеслась мыслями в другие времена. По молчав, она продолжила: — Вода в сосуде не позволяет Парагону погибнуть. Когда она изменит свой цвет с красно го на прозрачный, Камень готов к тому, чтобы сменить владельца. — Забарра вперила взор в Клюге. — В этот момент ты и должен завладеть им. Как только Парагон окажется в сосуде, Синклит и королевская семья станут уязвимы. Маги смогут рассчитывать только на самих себя, Камень им помочь не сможет. Но стоит тебе поторопиться или опоздать — и ты пожалеешь, что вообще появился на свет. Даже без помощи королевской гвардии маги, используя могущество Парагона, уничтожат тебя вместе с твоими крылатыми бестиями на месте. Причем можешь поверить — смерть ваша будет поистине ужасной.

Клюге снова проигнорировал скрытую в словах волшебницы издевку и, слегка повернув голову, бросил взгляд на Сакку. Странно, на ее лице возникло выражение тревоги, что было для нее совершенно необычно. Только что у капитана мелькнула мысль, что, может быть, больше никаких распоряжений не последует, но тревога на лице Сакку подсказывала, что до конца еще далеко.

Забарра вернулась на свое место, и тогда вновь поднялась первая госпожа Шабаша. Она приблизилась к мраморной стене с изображением тронного зала и некоторое время взирала на радостно взволнованные лица собравшихся там людей. Потом, повернувшись лицом к капитану, произнесла: — Вместе с тобой в поход отправится госпожа Сакку.

Клюге недоуменно посмотрел на темноволосую волшебницу, пытаясь по выражению ее лица понять, в чем кроется суть такого решения. Да, она явно тревожилась, но по какой причине?

Несколько месяцев назад волшебницы приказали заложить прекрасно оснащенный корабль и оборудовать на нем две богато убранные каюты. В одной из них отсутствовали окна, а дверь закрывалась только снаружи. Теперь капитану было ясно, что эта каюта предназначалась для Шайлихи, а во второй, надо полагать, расположится Сакку. Между каютами имелась дверь, которая тоже запиралась только с одной стороны.

Фей ли продолжала, скрестив на груди руки.

— После того как ты и твои люди выполните свою задачу, мы отдаем Евтракию в ваше распоряжение. Но только на два дня. За это время вы должны уничтожить как можно больше ее жителей. Развлекайтесь с женщинами, уничтожайте скот, сжигайте зерно и другие припасы, разрушайте все дома, какие удастся, за исключением королевского дворца. Он, может быть, нам еще пригодится. Короче, вы должны нанести этому проклятому месту как можно более серьезный урон, но, повторяю, на это вам отводится всего два дня. Наутро третьего вы должны отбыть в Пазалон.

40
{"b":"21009","o":1}