ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Клюге вздрагивал от разгорающегося желания — Сакку медленно ласкала необычайно нежное местечко под его крылом, она знала по опыту, что у Фаворитов этот маленький участок тела являлся областью особого чувственного наслаждения. Их плавание продолжалось уже четырнадцатый день, и волшебница не слишком интересовалась обстоятельствами похода, разве что время от времени проверяла, не сбились ли они с курса и следуют ли за ними остальные суда. Даже сегодня, когда она приказала капитану явиться в свою каюту, до обсуждения предстоящих на берегу действий дело пока не дошло.

Клюге сидел на краю разобранной постели, а обнаженная Сакку прильнув к нему сзади, покусывала его шею. Возбуждение капитана нарастало.

— Я так понял, госпожа, что ты вызвала меня не только для того, чтобы отдать распоряжения на завтра.

В голосе Клюге слышались страстное влечение, которое он испытывал ко второй госпоже Шабаша. До него доходили рассказы о тех, кому не удалось ублажить Сакку, и менее всего капитану хотелось бы оказаться на их месте. Он не забывал об этом даже сейчас, наслаждаясь ее ласками. И в любом случае он сумеет достойно ответить на вызов, исполнит любую ее прихоть.

Волшебница резким движением откинула за плечо длинные, шелковистые волосы и приникла к бедрам Клюге, дразнящими движениями прикасаясь языком к области его паха.

— Правильно понимаешь, капитан, — промурлыкала она. — Мы с тобой уже давно не были близки. Конечно, на протяжении этих двух недель нам не раз предоставлялась такая возможность, но, знаешь ли, очень важно правильно выбрать момент. Первой госпоже Шабаша не доставило бы удовольствия, узнай она о том, что происходит между нами. Но зачем ей знать, верно?

Клюге покачал головой. Закончив работу над созданием Фаворитов, Фейли строжайше запретила подобные контакты между ними и остальными волшебницами. Крылатые существа должны были совокупляться с единственной целью — увеличивать численность воинства. «Похоже, Сакку готова взбунтоваться против нее, — подумал капитан, — и в особенности под натиском жаждущей плоти». Поначалу, когда волшебница впервые уложила его к себе в постель, он так опасался за свою жизнь, что едва сумел выполнить то, что от него требовалось. Однако с течением времени оказался не только способен хотя бы отчасти утолить ее поразительный сексуальный голод, но и возжаждал овладеть ее сердцем.

— Ты не боишься, госпожа, оказывать неповиновение Фейли сейчас, когда происходят события такой важности? — поинтересовался Клюге.

Он знал, что представляет собой Сакку, и понимал, что должен повиноваться ее приказам, какими бы они ни были. Но, само собой, капитану совершенно не улыбалось, чтобы первая госпожа Шабаша узнала об их развлечениях и предала его мучительной смерти.

— Фейли моя проблема, не твоя, — раздраженно отозвалась темноволосая волшебница.

Она медленно отстранилась от него и уселась на постели, обхватив руками колени. На мгновение лицо Сакку приняло странное выражение, как будто она и впрямь внутренне бросала вызов Фейли и радовалась этому.

— Первую госпожу Шабаша давным-давно перестали интересовать радости плоти, она все свои помыслы обратила на совершенствование в магическом искусстве, — промурлыкала волшебница, снова придвинувшись к Клюге, она принялась щекотать кончиком языка его ухо, буквально сводя капитана с ума. — Но мне подобные ограничения ни к чему. И не могу понять, почему тебя волнует этот вопрос? Тебе перестало нравиться то, что происходит между нами?

— Как ты могла такое подумать, госпожа! — искренне запротестовал капитан Фаворитов.

— Однако в одном ты прав: сначала дело, потом удовольствия. Повернись ко мне! — приказала Сакку.

Мгновенно исполнив приказание, Клюге встретился взглядом с ее темными миндалевидными глазами; в них не было ни малейшего намека на игривость.

— Завтра — особенный день, — медленно произнесла волшебница. — Четвертый день в море. К нему нужно серьезно подготовиться. Слушай внимательно и в точности исполняй мои распоряжения. Если завтра хоть что-то пойдет не так, как должно, тебе можно будет перестать обдумывать детали нападения на Евтракию. Потому что мы погибнем, и от всей нашей армады не останется и следа.

— То, о чем я сейчас расскажу, предназначается только для твоих ушей, но даже тебе я не смогу объяснить всего, — продолжала Сакку. — Многое ты сам поймешь по ходу дела. Если твои офицеры заранее узнают о том, что ожидает нас завтра, это может подействовать на них не лучшим образом и помешать делу.

— Я понимаю, госпожа, — изобразив на лице должное рвение, ответил Клюге.

— Хорошо, — произнесла волшебница. — Кроме того, — тут ее глазах мелькнуло странное выражение, — если бы я вздумала объяснять тебе все, на это ушло бы слишком много времени, а у меня другие планы на сегодняшний вечер.

Ощупывая взглядом его тело, она похотливо облизнула губы. Капитан Фаворитов знал, что она не испытывает к нему — да и не может испытывать — любви. «Я для нее просто раб, — с горечью подумал он. — Она знает, какое чувство я к ней испытываю, но все, что мне позволено, — это лишь от случая к случаю владеть ее телом. Не сердцем!

И все из-за того, что в моих жилах не течет эта проклятая «одаренная» кровь».

— Завтра на рассвете на наше судно доставят сорок мертвых рабов-пазалонцев, по одному с каждого корабля. — Сакку снова была серьезна. — Каждый капитан лично до ставит своего раба. Твоим людям нужно будет разложить тела на палубе в четыре ряда.

Клюге оторопело уставился на госпожу Шабаша, не в силах вымолвить ни слова. Она отдавала распоряжения небрежным тоном, словно обсуждая погоду. «Доставят на наше судно сорок мертвых рабов?» Воображение капитана Фаворитов отказывалось дать хоть сколько-нибудь понятное объяснение тому, о чем говорила Сакку.

— Незадолго до рассвета каждый капитан сам убьет раба и снимет с него одежду. Перед отплытием этих рабов отобрала сама Фейли, она же объяснила капитанам, что от них требуется. На тебя возлагается обязанность держать своих воинов в повиновении, когда завтра утром тела окажутся на борту судна.

Значит, смерть рабов планировалась с самого начала? Нет, разум Клюге по-прежнему отказывался понимать смысл слов волшебницы. Неужели рабов взяли с собой только ради того, чтобы убить их сейчас, на полпути через это таинственное море? Да, беспокойство Сакку по поводу Фаворитов вполне оправданно, они могут вообразить, что их тоже ждет участь мертвых рабов, так что хотя бы это распоряжение было понятным. Но остальное…

Волшебница прекрасно видела, что капитан ничего не понимает и совершенно сбит с толку.

— Завтра на рассвете ты будешь стоять на палубе рядом со мной, по ходу дела я дам тебе все необходимые объяснения. И ты окажешься одним из тех немногих, кто будет понимать, откуда взялось это странное название — море Шорохов.

Клюге готов был поклясться, что впервые в жизни он слышит в голосе Сакку… да, несомненно, это был страх.

Волшебница встала с постели, подошла к резному буфету у окна каюты и налила себе стакан вина. Повернувшись к капитану, она вопросительным жестом подняла стакан, но Клюге покачал головой. Сакку пожала плечами, вернулась на свое место и отпила глоток.

— Рассчитывая на то, что мы переживем завтрашний день и пересечем это ужасное море, я приказываю всем кораблям собраться на расстоянии полутора дней пути от побережья, — продолжала она. — Мы должны высадиться там в тот день, когда будет происходить церемония отречения. Ближайшая территория Евтракии — полуостров Дальний Берег. Он окружен опасными рифами, поэтому евтракийские рыбаки редко туда заходят. Значит, вероятность того, что нас заметят, крайне мала, к тому же мы высадимся под покровом ночи. Учти: никакого огня, ни одного проблеска света! Как только мы прибудем туда, ознакомишь офицеров со стоящими перед ними задачами. Надеюсь, ты ничего не упустишь, в особенности подчеркни, насколько важны для нас Шайлиха и Парагон. Вернувшись на свои корабли, офицеры должны разъяснить то же самое своим подчиненным. В тот же день Фавориты направятся к берегу, что займет у них не больше пяти-шести часов. Шестеро самых сильных перенесут меня в специальной гондоле.

47
{"b":"21009","o":1}