ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тристан перевел на Вига обезумевший взгляд. Старик по-прежнему, как одержимый, призывал принца и его сестру не отходить от него. «Почему маги не используют свою силу, чтобы защитить нас? — с безмолвной яростью подумал Тристан. И тут он вспомнил. — Ну конечно, Парагон… Камень в воде, и сейчас они бессильны».

Не раздумывая, принц сунул руку в сосуд, чтобы взять камень. Он надеялся, что, как только сделает это, сила вернется к магам. Однако не успел он коснуться Парагона, как Виг оттащил его в сторону. Маг кричал, что трогать камень ни в коем случае нельзя, а нужно немедленно подвести к нему Шайлиху. «Наверное, он сошел с ума, — в ужасе подумал Тристан, глядя в глаза старика. — Он что, не видит, что тут творится? Почему даже не пытается помочь нам?»

Вырвавшись из рук Вига, он увидел, что ужасная судьба постигла еще трех магов. Слайк лежал у подножия трона в луже собственной крови. Из его головы торчало что-то вроде жуткого колеса серебристого цвета с лезвиями по краю. Тело Тритиаса, второго по силе мага Синклита, наполовину свесилось с помоста, из его груди торчал кинжал. Мааддар храбро пытался защитить королевскую семью, но его со всех сторон окружали отвратительные крылатые убийцы. Принц один за другим метнул три ножа, и три твари упали замертво. Но прежде чем он успел метнуть следующий нож, воздух прорезал сверкающий серебряный диск. Едва не угодив принцу в голову, он перерезал Мааддара на уровне шеи, и по широкой дуге продолжил свой полет, вернувшись к одному из нападавших. Крылатый монстр в блестящем серебряном шлеме с крылышками поймал диск в полете — чувствовалось, что это для него дело привычное, — посмотрел на Тристана и…

…расхохотался ему в лицо.

Внутри у принца что-то оборвалось, его охватило смешанное чувство ненависти, решимости и страха.

А потом монстр выхватил меч и свободной рукой поманил Тристана к себе.

Принц потянулся к ножам, не зная, сколько их осталось, но не сомневаясь, что будет бросать их до тех пор, пока они не кончатся — или пока его не убьют. Двигаясь с быстротою молнии, его рука один за другим посылала в убийцу метательные ножи. Однако отвратительное чудовище демонстрировало чудеса ловкости. Тристан с ужасом наблюдал, как крылатый монстр мечом отбивает летящие в него ножи.

А потом он снова расхохотался ему в лицо, и принц в ярости рванулся к краю помоста.

Прыгая с него, он забыл обо всем — о необходимости защищать свою семью, об отчаянных призывах Вига, по-прежнему не отходящего от алтаря. Подобрав выроненный кем-то из гвардейцев меч, рукоять которого была липкой от крови, он бросился на убийцу своих друзей и видел только его одного. Даже если ему суждено погибнуть, он надеялся, что, по крайней мере, успеет пролить кровь этого негодяя.

С безумным криком, высоко вскинув меч, он кинулся в атаку на монстра, который был выше ростом и гораздо массивнее. Противник, однако, с легкостью парировал удар, с силой отшвырнув Тристана. Принц тут же вскочил на ноги и снова атаковал, на этот раз пытаясь поразить ноги убийцы. Но тот с поразительным проворством подскочил так высоко, что меч прошел под ним, и снова с его губ сорвался издевательский смех.

Не отрывая глаз друг от друга, они медленно кружили друг против друга в вечном танце смерти. Собрав все свои силы, Тристан сделал выпад. Однако монстр уклонился от сверкающего меча, с нечеловеческой силой обхватил принца сзади и заломил руку, в которой тот держал меч.

А потом прошептал прямо в ухо, голосом одновременно ужасающим и насмешливым:

— Ты мне не соперник, щенок. Госпожа распорядилась не убивать тебя сразу, но ничего не упоминала о том, что тебя нельзя покалечить. А у меня, поверь, имеются очень веские причины желать этого. Бросай оружие, или я сломаю тебе руку — и не в одном месте.

Боль в зажатой как тисками руке была невыносимой. Тристан сделал попытку вырваться, но понял, что это будет возможно только в том случае, если он пожертвует рукой. Он повернул голову и прорычал сквозь стиснутые от боли зубы:

— Нет! Сначала я выпущу тебе кишки, урод! Однако вместо ожидаемого хруста костей в его ушах раздался новый раскат издевательского хохота.

— Жалкий щенок! Сейчас знаменитая «одаренная» кровь тебе не поможет!

Потом крылатый монстр внезапно развернул принца к себе и нанес ему страшный удар в лицо. Отлетев назад на несколько футов, Тристан рухнул в лужу крови, которой теперь был залит весь мраморный пол. «Кровь моих подданных, — подумал он в ужасе. — Только бы не потерять сознание…» С невероятным трудом он приподнялся на одном колене, но тут противник нанес ему еще один удар, на этот раз по горлу. Принц силился глотнуть хоть немного воздуха, но тщетно.

Монстр в сверкающем шлеме с крылышками наклонился к нему и, схватив за волосы, резко дернул. Воздух хлынул в легкие Тристана.

— Напрасно волнуешься, принц Голланд, — злобно, словно выплевывая слова ему в лицо, произнес крылатый убийца. — Я не позволю тебе задохнуться. Это было бы слишком милосердно. Нет, ты умрешь не сейчас, но еще до того, как закончится эта ночь, сам будешь умолять меня о смерти. И я, скорее всего, снизойду к твоим мольбам.

С невероятной силой он одной рукой поднял Тристана за горло, втащил на помост и отшвырнул, словно тряпичную куклу. Принц упал, врезавшись в кресла магов, судорожно ловя ртом воздух. Кашляя и задыхаясь, он ухитрился встать на четвереньки и бросить взгляд туда, где до того, как он спрыгнул с помоста, стояли члены его семьи.

Они были живы.

Король Николас обнимал Моргану и что-то негромко говорил ей, по-видимому пытаясь успокоить. Рядом с ними стоял Виг, с таким потерянным выражением лица, какого Тристану в жизни видеть не доводилось.

И потом принц увидел свою сестру.

В залитом кровью платье она сидела у ног родителей, обхватив руками обезглавленное тело мужа, по щекам Шайлихи текли слезы, ее губы шевелились. «Вечность, она сошла с ума!» — в ужасе подумал Тристан.

Увидев, что сын снова на помосте, Николас рванулся к нему, но один из монстров нанес ему сильный удар в лицо. Король упал на спину, повалив трон. Моргана, зарыдав, бросилась к нему.

Когда в глазах и голове принца прояснилось, он увидел, что крылатые воины окружили плотным кольцом его родных, внимательно следя за каждым движением и не позволяя двинуться с места. Внезапно сильные руки обхватили Тристана сзади, поставили на ноги и грубо втолкнули внутрь круга.

Побоище в зале закончилось, но в распахнутые окна доносились звуки яростной схватки. Если королевские гвардейцы за пределами зала также не смогут оказать достойного отпора крылатым монстрам, тогда все потеряно. Как бы в ответ на эту тревожную мысль, доносившиеся снаружи звуки стали постепенно стихать.

Но то, что он увидел в зале… Принц с трудом поднялся на ноги и заставил себя снова взглянуть на то, что сделали с его соотечественниками.

Повсюду в лужах крови лежали зарезанные мужчины, женщины, дети. Там и тут валялись отрубленные руки, ноги и головы; из тел некоторых убитых торчали странные серебряные диски.

Крылатые убийцы бродили по залу, методично добивая раненых. Стоило кому-то пошевелиться или застонать, как на него тут же обрушивался удар меча.

Однако многие гости были еще живы. Рыдая, они стояли, сбившись в группы. Тристану показалось, что погибло около половины приглашенных — и все гвардейцы. Тут и там взгляд натыкался на залитые кровью кирасы с изображениями палаша и льва.

«Они умерли достойно», — подумал принц.

Прикончив раненых, крылатые твари приказали уцелевшим опуститься на колени. Добиваясь тишины, они осыпали несчастных жестокими побоями.

В конце концов в огромном зале снова воцарилась относительная тишина.

Тристан попытался найти взглядом Эвелин из дома Норкроссов и ее родителей, но узнать кого-либо в толпе окровавленных, обезумевших от страха людей было невозможно. И вдруг он заметил светлые волосы Эвелин.

Девушка лежала в луже крови с перерезанным горлом; взгляд открытых глаза был, казалось, устремлен прямо на принца. Тела ее родителей были распростерты рядом. Отца зарубили мечом, из шеи матери торчал зазубренный серебристый диск.

52
{"b":"21009","o":1}