ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сакку была потрясена. Да, такие «сны» могут лишить рассудка кого угодно, даже человека с «одаренной» кровью. И все равно она не могла понять, каким образом все эти ухищрения им помогут. Судя по лицам Забарры и Воны, те тоже были далеки от понимания.

Первой заговорила Забарра, как обычно поигрывая своим золотистым локоном.

— Все это, конечно, впечатляет, но каким образом это поможет заставить Шайлиху забыть свое прошлое? — спросила она.

— Таким, что единственный способ выжить для нее будет состоять в том, чтобы уничтожить прошлые воспоминания. И высокое качество крови принцессы позволит ей сделать это. Но она должна сама этого захотеть. Между прочим, когда я сказала ей, что всем нам пришлось пройти через то, что она переживает сейчас, — всем вам известно, что это очевидная ложь, — она приняла мои слова за чистую монету. — Фейли перевела взгляд на Вону. — Будь любезна, приведи сюда сестру Шайлиху.

Бона поднялась и вышла. Гелдон, по-прежнему сидящий у ног Сакку, потихоньку заерзал на мраморном полу. Настроение его хозяйки изменилось в лучшую сторону, но по прошлому опыту карлик знал, что это ненадолго. И держал ушки на макушке, стараясь не упустить ни слова.

Рыжеволосая волшебница вернулась вместе с Шайлихой, у которой был очень удрученный вид. Увидев Фейли, она тут же бросилась к ней, шелестя шелковым платьем, упала на мраморный пол у ее ног и разразилась бурными рыданиями. Первая госпожа Шабаша бросила быстрый взгляд на своих сестер, безмолвно приказывая им хранить молчание, а потом помогла принцессе подняться. Щеки молодой женщины блестели от слез, в глазах металось безумие и страх, словно у загнанного в угол животного.

— Что случилось, моя дорогая сестра? — участливо спросила Фейли. — Почему ты плачешь? — Она достала носовой платок и вытерла ей слезы.

— Опять кошмарный сон! — воскликнула Шайлиха, диким взглядом обводя лица сестер, словно надеясь, что те поймут ее и это облегчит боль. — Сегодня ночью. Ужасный, невероятно отвратительный! Что-то гадкое, зловонное текло по стенам, а потом появились крысы, десятки, сотни, они набросились на меня. Я была в какой-то маленькой комнате, откуда не было выхода. — Она замолчала, положив руку на выступающий живот. — Я подумала, что, если бы не ребенок, лучше бы мне умереть. — Она в отчаянии уткнула лицо в ладони.

— Сны иногда бывают очень реальны, — заметила Фейли. — В особенности у людей с «одаренной» кровью.

— Но это был не сон! — воскликнула Шайлиха. — Это случилось на самом деле! Я знаю, знаю! Я оказалась там, в этой маленькой комнате. Я не спала, и вокруг бегали огромные мерзкие крысы!

Фейли мягким движением взяла руки принцессы и осмотрела их.

— Но никаких следов укусов я не вижу, сестра моя, — успокаивающе произнесла она. — Разве такое возможно, если все, как ты говоришь, случилось на самом деле? Нет, это был сон, Шайлиха, но, боюсь, не совсем обычный. — На лице первой госпожи Шабаша возникло выражение беспокойства. — Мы уже некоторое время опасаемся, что такое может произойти.

— Что ты имеешь в виду?

— Когда вы с Сакку вернулись из путешествия, я говорила тебе, что если сны-воспоминания не оставят тебя в покое, их сменят другие, гораздо более скверные. Вспомни, прошлой ночью тебе снова приснилось что-то из якобы прошлого, разве не так?

— Да.

— И, как я просила тебя, ты сразу же рассказала мне об этом. Среди прочего, тебе приснился высокий мужчина с каштановой бородой. Тот самый, который всегда пытается прикоснуться к тебе и заговорить с тобой, хотя ты не слышишь ни слова. Я правильно излагаю?

— Да, это так.

— Сегодняшний страшный сон — наказание за то, что ты никак не можешь освободиться от ложных воспоминаний, сестра. Вот почему тебя мучают ночные кошмары. Как только воспоминания уйдут, ночные кошмары немедленно прекратятся.

— Но я… не понимаю…

Фейли обхватила ладонями лицо принцессы.

— Ты ведь знаешь в глубине души, хотя и мало что помнишь, что всегда жила здесь, не правда ли?

— Да… Наверное…

— И что мы — твои сестры и всегда ими были? Шайлиха окинула взглядом лица остальных женщин и в сомнении прикусила губу.

— У меня нет оснований не верить вам.

— Тогда поверь мне, что твой сегодняшний ночной кошмар — всего лишь следствие ложных воспоминаний, — мягко сказала первая госпожа Шабаша. — Вы с Сакку только что вернулись из долгого опасного путешествия, целью которого было привезти домой камень, висящий сейчас у меня на шее. На вас напали морские пираты, твой муж трагически погиб. Если ты не избавишься от этих воспоминаний, твои сны будут становиться все ужаснее, и ты просто сойдешь с ума.

— Как же мне избавиться от них? — В голосе молодой женщины отчетливо ощущались страх и страстное желание понять, как ей покончить со своими мучениями.

— Призови на помощь свою «одаренную» кровь, Шайлиха. Всякий раз, когда тебя будут одолевать эти воспоминания, вспомни о своей «одаренной» крови и решительно отринь их.

— Но как?

— Сосредоточившись на жизни здесь, с нами, на том, о чем мы рассказывали. Эти ложные воспоминания вредят не только тебе самой, но и будущему ребенку. Если ты станешь действовать так, как я говорю, исчезнут и кошмары, и другие странные сны. И тогда ты начнешь вспоминать свою жизнь с нами и то, чему мы тебя учили.

Такая любовь и забота сестры успокаивающе действовали на истерзанную ночными кошмарами принцессу.

— Я постараюсь, — произнесла она, и ее всхлипывания стали тише.

— Знаю, моя дорогая, — ласково ответила Фейли. — Но пообещай мне кое-что, если хочешь преуспеть в этом.

Все что угодно!

— Если воспоминания, пусть даже мимолетные, снова нахлынут на тебя, ты, как я уже сказала, попытаешься отбросить их, а потом сразу же расскажешь мне обо всем.

— Только зная, что именно только что привиделось тебе, я смогу помочь увидеть реальность в истинном свете, отделить истину ото лжи. Нам всем пришлось пройти через такое, и единственное, что спасло нас, — это сестринские отношения и общая кровь. Твоя «одаренная» кровь не только поможет тебе избавиться от наваждений; отчасти в ней кроется и причина того, что с тобой происходит. Как только тебе станет лучше, мы начнем тебя обучать, и ты займешь за этим столом место, принадлежащее тебе по праву.

— Фейли многозначительно поглядела на пустовавший трон, Шайлиха проследила за ее взглядом. Потом она взглянула на Парагон, свисающий с шеи первой госпожи Шабаша, и, к радости последней, в глазах молодой женщины, впервые за все это время, вспыхнул всепоглощающий огонь жажды знаний.

— Я буду очень стараться, сестра, — послушно сказала Шайлиха.

— Верю, сестра моя, — отозвалась Фейли. — Я верю тебе.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Шел холодный дождь, когда Гелдон в почти непроглядной тьме покидал Цитадель. Лямка спрятанного под плащом кожаного мешка тяжело давила на горб, причиняя боль. Дождь все более усиливался, на темном небе не было видно ни звезд, ни лун. Протянувшиеся двумя рядами вдоль парапетов подъемного моста факелы шипели и мигали во мраке, освещая мокрые от дождя стены и выложенный брусчаткой мост. Замершие по обеим сторонам ворот стражники напоминали каменные статуи.

Покинуть замок следовало как можно быстрее.

Не догадываясь о том, вторая госпожа Шабаша подыграла карлику. Когда встреча волшебниц завершилась, Сакку приказала Гелдону найти ей новых рабов для Конюшен — единственная причина, по которой ему позволялось покидать замок в одиночку. Маленький горбун внутренне улыбался. «Точнее угадать момент было просто невозможно», — подумал он.

Конечно, Гелдону неоднократно приходила в голову мысль о побеге, собственно, ничто не мешало сделать это каждый раз, когда по приказу Сакку он покидал пределы замка. Потеря столь осведомленного личного раба не доставила бы его хозяйке, мягко говоря, никакого удовольствия. Однако волшебница еще много лет назад, когда он только начал служить поставщиком рабов для Конюшен, предупредила карлика, что если он попытается скрыться, она отправит на его розыски Фаворитов, предоставив им самые широкие полномочия в расправе над местными жителями. «Я не могу допустить, чтобы кто-то из моих сограждан пострадал из-за меня», — раз и навсегда решил Гелдон. Вот почему, вопреки овладевающему им время от времени непреодолимому искушению сбежать, карлик всегда возвращался.

77
{"b":"21009","o":1}