ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты задаешь слишком много вопросов. — Тон мальчика приводил в содрогание. — Оставим объяснения до другого раза. Я вызвал вас с иной целью. — Он заскользил к двери на противоположной стене зала. — Следуйте за мной. Кстати, можете называть меня Николас; так будет удобнее.

«Николас, — подумал Рагнар. — Это имя подходит ему как никакое другое».

Помещение, в котором они оказались, выглядело необъятным.

Оранжевое пламя сотен настенных факелов отбрасывало по стенам неровные тени. В стенах мерцающим лазурным светом сияло множество ниш с телами обладателей одаренной крови. Николас пробежал по ним взглядом.

«Теперь уже совсем скоро, отец, — подумал он. — Совсем скоро ты, твоя сестра и это стихийное бедствие — маги, практикующие Закон, — узнаете обо мне».

— Следуй за мной, — оглянувшись на Рагнара, приказал он и устремился к самому верхнему ряду рукотворных ниш; его белое одеяние мягко колыхалось.

Рагнар поднялся в воздух вслед за мальчиком. Только сверху ему стали ясны истинные размеры помещения: в нишах лежали тысячи тел. Охотник за кровью подлетел к одной из них. По мере того как он приближался, бьющее из углубления в скале лазурное мерцание становилось все ярче. Лицо лежащего в нише человека, обрамленное длинной седой бородой, не было знакомо Рагнару. Скорее всего, тот был «магом резерва» много лет и занимал достаточно высокое положение в Братстве мужчин «одаренной» крови. Охотнику за кровью не требовалось поднимать рукав серо-голубого одеяния этого человека, дабы удостовериться, что участок кожи с татуировкой с его руки срезан.

Рагнар прикоснулся к надрезу на своем правом виске. Мальчик обещал даровать ему честь лично подвергнуть наказанию Верховного мага. Жажда мщения разгорелась с новой силой, и это доставляло охотнику за кровью неизмеримое наслаждение. А Избранного уничтожит Скрундж. Но зачем Николасу понадобилось столько «магов резерва»? Этого Рагнар понять пока не мог.

Мальчик парил невдалеке, склонив голову набок, словно размышляя о чем-то. Затем он посмотрел в воспаленные глаза охотника за кровью.

— Я привел тебя сюда, чтобы показать, сколько «магов резерва» мы уже захватили, — произнес он. — По моим подсчетам, на свободе осталось уже немного. Я хочу, чтобы всех их как можно быстрее доставили сюда. Ни один из них не должен вернуться в Редут. Ты хорошо меня понял?

— Да, мой господин.

— А как насчет мертвого «мага резерва»? — спросил Николас — Его уже доставили к Редуту, как я приказал?

— Да, и при нем послание от Скрунджа. Тело «мага резерва» положили так, чтобы оно привлекло внимание принца.

— Прекрасно, — сказал мальчик. — Мой земной отец очень скоро почувствует на себе воздействие того, что Виг по своему недомыслию сам же и создал. В этом есть определенная ирония, не находишь?

Впервые за все время охотник за кровью позволил себе улыбнуться в присутствии Николаса.

— Да, мой господин.

Мальчик жестом велел Рагнару вернуться вниз к Скрунджу и подвел их обоих к большому, богато украшенному порталу в дальнем конце зала.

Поразительно, но следующее помещение оказалось еще больших размеров. Оно также было вырезано внутри скалы, но отделано светло-зеленым мрамором с прожилками черного цвета. Несмотря на огромные размеры этого зала, воздух в нем был теплым и отдавал затхлостью. Такая же, как и в первом зале, ослепительно мерцающая жила тянулась вдоль стен и здесь.

Но самое большое впечатление производило то, что находилось на полу. Там лежали тысячи яиц.

«Птицы Николаса, — с благоговейным ужасом подумал охотник за кровью. — Но зачем ему столько? »

— Сейчас по всей стране идут поиски Избранного, и все же у него осталось еще немало союзников. Нам понадобится вся сила этих созданий, — сказал мальчик, точно прочтя его мысли. — Кроме этих яиц, есть и другие, созревающие на деревьях по всей Евтракии. Именно они помогут нам быстро изловить остающихся пока на свободе «магов резерва».

Каждое из лежащих бесконечными рядами полупрозрачных яиц истекало водянистой лазурной жидкостью, усиливая смрад, витающий в воздухе. Внутри яиц можно было разглядеть скорчившиеся зародыши.

«Николас, видимо, задумал нечто гораздо большее, чем просто переловить всех „магов резерва“», — подумал Рагнар.

— Можешь идти, — сказал мальчик Скрунджу.

— Да, мой господин.

Когда тот удалился, Николас перевел взгляд на охотника за кровью.

— Ты полностью доверяешь ему?

— Безоговорочно, — ответил Рагнар. — Он со мной фактически всю свою жизнь. Я подобрал его совсем мальчишкой. В отличие от нас с вами он не защищен «чарами времени», но в качестве убийцы и шпиона не знает себе равных.

— Хорошо, — произнес Николас. — Ведь если ты — моя связь с Избранными, то Скрундж — наша связь с внешним миром. — Он помолчал, неопределенно улыбаясь. — Поистине, мы и наши противники оказались в схожих ситуациях, пусть и по разным причинам. Избранные и маги скрываются в стенах Редута, а мы — здесь. Однако не сомневайся, совсем скоро они сами явятся к нам.

Внезапно Рагнара охватило жгучее желание сделать глоток пахучей желтой жидкости из незаживающей раны на своем виске. Той самой, на зависимость от которой его обрек Виг; той самой, от воздействия которой совсем скоро будут испытывать страдания и сам Верховный маг, и Избранный. Да, своеобразная ирония в этом определенно имелась.

— Учти, в отношении магов и Избранного, моего земного отца, у меня есть свои планы, — снова заговорил Николас. — Любой из вас пожалеет о том, что родился на свет, если кто-нибудь из них погибнет без моего дозволения. И узнать о моем существовании раньше времени они тоже не должны.

— Да, мой господин.

— А теперь ступай, — велел мальчик. — У меня еще много дел.

Вернувшись к себе, охотник за кровью тут же схватил сосуд с желтой жидкостью и сделал большой глоток, чувствуя, как жаркие волны экстаза разливаются по всему телу.

Ощутив прилив новых сил, он поставил сосуд на место и направился в одну из принадлежащих ему комнат, резко открыв дверь.

Сидящую перед зеркалом женщину он предпочитал всем остальным, кого держал при себе. Она бросила на Рагнара испуганный взгляд и, узрев в его глазах отсветы желтой жидкости, содрогнулась, зная, что ее ожидает.

Бросив наложницу на пол, охотник за кровью долго и жестоко наслаждался ее телом.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Невозможно… Это просто немыслимо!

Феган, не отрываясь, смотрел на Парагон, лежащий на подрагивающей ладони Вига.

— Тем не менее это так, — ответил Верховный маг. Бросив быстрый взгляд в сторону Шайлихи, он убедился, что принцесса мирно спит.

На первый взгляд ограненный кроваво-красный камень выглядел как обычно. Однако обоим магам было ясно, что в нем произошли пусть едва уловимые, но тем не менее существенные изменения. Это подтверждалось и тем, что, избавляя принцессу от последствий заклинания, оба они практически одновременно почувствовали незначительную потерю своей магической силы. Не вызывало сомнений — Парагон угасал.

Последствия подобного трудно было даже вообразить.

— В чем причина этого? — в ужасе прошептал Виг.

— Я этого не знаю, — мрачно отозвался Феган.

Если начавшийся процесс будет и дальше развиваться в том же направлении, это грозит обернуться крахом всему, что им дорого и ради чего они не раз рисковали жизнью. Увечный маг откинулся в кресле; на его обычно лукавом лице возникло выражение полной растерянности.

— Что же все-таки происходит? — спросил Верховный маг. — На протяжении более чем трех столетий Камень носили люди «одаренной» крови, и он неизменно сохранял свою силу. Почему Парагон внезапно начал ее терять?

— Я могу лишь высказать предположение, что на него воздействует кто-то или что-то находящееся за пределами Редута, — ответил Феган. — Это единственно возможное объяснение. Именно от него нам и нужно отталкиваться. Появление Птиц с красными глазами, исчезновение «магов резерва»… Эти события, я уверен, связаны друг с другом. Наверняка вновь появился кто-то, практикующий Каприз.

12
{"b":"21010","o":1}