ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Отыскав нужный валун, Тристан прикоснулся к обозначенному магами месту. Огромный камень медленно отодвинулся, открывая вход в потайной туннель, ведущий к Редуту.

Отведя по нему Озорника в подземную конюшню, принц взвалил тело убитого «мага резерва» на спину и направился в помещение, которое его отец, король Евтракии, использовал для ведения секретных переговоров. Каково же было его удивление, когда он обнаружил там Вига, Фегана, Джошуа и Шайлиху с Морганой на руках. При виде покойника Шайлиха крепко прижала к себе малышку; маги явно были удивлены, но сохраняли спокойствие.

Тристан положил тело на низкую скамью у стены и, понимая, что ему предстоит тягостное объяснение, уже открыл было рот, но Виг, вскинув руку, остановил его.

— Нам уже известно с какой целью ты покидал Редут этой ночью, — характерным для него назидательным тоном заявил он. — Тебе осталось лишь объяснить это, — и Верховный маг указал на труп «мага резерва».

Шайлиха подошла к брату.

— С тобой все в порядке? — с участием прошептала она.

Тристан сразу же понял, что сестра наконец-то полностью освободилась от заклятия волшебниц. Вся она просто излучала силу и уверенность. Слезы выступили у него на глазах, и принц крепко обнял сестру. Оказавшаяся между ними Моргана недовольно заворочалась.

— Они сумели добиться этого, верно, Шай? — со счастливым видом спросил Тристан и слегка отодвинул принцессу от себя, внимательно вглядываясь в ее лицо. — Ты свободна?

— Да. — Она радостно улыбнулась. — Маги исцелили меня.

Тристан поцеловал ее и Моргану и подошел к старикам, внимательно изучающим раны на теле мертвого «мага резерва».

— Ты нашел его уже в таком виде? — спросил Феган.

— Да, — ответил принц. — Он был мертв. Рана на лбу похожа на след от стрелы, но значительно меньшей по размеру, нежели обычные. Что касается глаза…

Тристан вытащил из-под жилета окровавленный свиток, развернул его и положил на стол, давая остальным возможность прочесть послание. Лицо Шайлихи стало белым, как мел, маги, окаменев, погрузились в свои невеселые мысли. Джошуа тоже молчал. В тишине слышалось лишь потрескивание дров в камине да негромкое урчание голубого кота Фегана. Спустя некоторое время Виг прервал молчание.

— Джошуа, ты знаешь этого человека?

— Нет, — ответил тот; в глазах молодого «мага резерва» плескалась боль. — По-видимому, смерть его была ужасна.

Феган не сводил взгляда с пергамента.

— Это не пустое бахвальство, — заметил он. — Совершенно ясно, что кто-то хочет, раздразнив принца, выманить его из убежища.

Тристан снял перевязь с дрегганом и повесил ее на спинку кресла.

— И они добились своего! — с потемневшим от гнева лицом воскликнул он. — Это вызов, и я не собираюсь притворяться, будто не заметил его. Тот, кто совершил это злодеяние, заплатит за него сполна.

Шайлиха удивленно посмотрела на принца. Ей еще никогда не доводилось видеть в нем такой решимости. Время, проведенное с волшебницами, помнилось ей довольно смутно, а брат, которого она знала до этого, производил впечатление беззаботного, чтобы не сказать безответственного человека. Сейчас же Тристан казался зрелым и целеустремленным мужчиной, и эта перемена произвела на нее огромное впечатление.

«Да, он и в самом деле Избранный, — подумала принцесса. — И все же в нем чувствуется былая порывистость. Может, по крайней мере в этом я смогу помочь ему».

Она накрыла его руку своей и мягко сказала:

— Тристан, прежде чем предпринимать что бы то ни было, следует выслушать магов. Есть многое, чего ты не знаешь, и это может изменить твой взгляд на случившееся.

Виг, заметивший, что слова сестры подействовали на принца успокаивающе, улыбнулся.

— Однако прежде я хотел бы задать несколько вопросов, — сказал он. — Первый из них: могилы остались нетронутыми?

— Да. — Тристан печально улыбнулся Шайлихе.

— Как ты считаешь — смерть этого «мага резерва» и появление крылатых созданий, о которых говорил Джошуа, связаны между собой?

Принц на некоторое время задумался.

— Пока не знаю, — сказал он наконец. — Правда, оба факта имеют отношение к «магам резерва», но это не означает, что они непременно должны быть взаимосвязаны.

— Где ты нашел его? — осведомился увечный маг.

— Рядом с подъемным мостом дворца.

Маги переглянулись.

— Что ты обо всем этом думаешь? — спросил Феган.

Принц решил, что это очередная проверка.

— Во-первых, кому-то стало известно, что я вернулся в Евтракию. Мы пытались сохранить это в тайне, но, по-видимому, не сумели. И во-вторых, эти люди знают, что мы прячемся неподалеку от дворца, раз тело мертвого «мага резерва» было положено именно у подъемного моста.

— Правильно. — Виг назидательно поднял палец.

— Что-нибудь еще произошло во время твоей прогулки? — спросил Феган, сверля принца взглядом.

Тристан посмотрел на сестру и задумался, стоит ли рассказывать магам о женщине, которой он помешал броситься вниз с обрыва. По причинам, до конца не ясным даже ему самому, он решил этого не делать.

— Нет. Ничего существенного.

Принцесса, однако, сморщила носик, безмолвно показывая ему, что догадалась — брат о чем-то умалчивает.

«Она всегда понимала меня лучше чем кто-либо, — подумал принц, и эта мысль вызвала в его душе радость. — Шайлиха и в самом деле снова с нами».

— Прекрасно. — Виг характерным движением заломил бровь.

Он тоже не полностью поверил Тристану, но сейчас не хотел углубляться в детали.

— Нам нужно сообщить тебе кое-что крайне важное, — серьезно начал Феган, — и, боюсь…

Но только ему удалось завладеть вниманием принца, как в дверь негромко постучали. Тристан мгновенно выхватил один из своих ножей и, подойдя к двери, резко ее распахнул.

На пороге стоял Гелдон, явно удивленный подобный встречей. Принц, извиняюще улыбнувшись, убрал нож в колчан, а Виг жестом указал карлику на свободное кресло.

— Прошу прощения за вторжение, — произнес Гелдон, — но у меня есть одна чрезвычайно важная новость.

Тристан впился взглядом в лицо карлика и мгновенно понял, что его сообщение вряд ли доставит удовольствие собравшимся.

Гелдон, не произнося более ни слова, достал из-под рубашки пергаментный свиток с обращением и изображением принца и расстелил его на столе. Пока собравшиеся разглядывали то, что принес карлик, тот, в свою очередь, ознакомился с посланием от некоего «С». Затем Гелдон подошел к телу, лежащему на скамье, увидел рану на лбу бывшего «мага резерва» и ужаснулся страшной догадке, промелькнувшей в сознании. «Скрундж! Без сомнения, это его рук дело!»

Прочитав об обещанном за его поимку вознаграждении, Тристан буквально потерял дар речи. Еще в Призрачном лесу Феган предупреждал его, что такой день настанет. И Клюге, умирая в пыли у ног принца, говорил о том же самом.

«Ты думаешь, что победил, Избранный? Совсем скоро ты поймешь, как ошибался. Есть многое, чего ты еще не знаешь. И даже если тебе удастся вернуться в Евтракию, ты пожалеешь, что не пал от моей руки. На родине тебя будут преследовать день и ночь. Из-за совершенного мною и моими людьми; из-за того, что ты не уберег сестру. Твоя собственная тень не даст тебе покоя. Нет, самонадеянный щенок, эта твоя победа немногого стоит. Мы еще продолжим нашу схватку…» — пронеслись в сознании Тристана его последние слова.

Принц взглянул на сестру: отчасти пророчество бывшего командира крылатых воинов не сбылось. Шайлиха снова с ними и теперь исцелена, значит, Тристан ее «уберег», вопреки предсказанию капитана Фаворитов Дня и Ночи. Однако в остальном тот, по-видимому, оказался прав: сейчас на Тристана была объявлена охота в его собственной стране, и преследовать его будут те люди, ради которых он столько раз рисковал жизнью. И кто-то готов заплатить сто тысяч киз за его поимку…

— Как к тебе попало это обращение? — спросил карлика Виг, тоже явно потрясенный последними новостями.

15
{"b":"21010","o":1}