ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ЧАСТЬ 2

ОТРАВЛЕННЫЙ

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Не важно, как сильно человек ненавидит, — важно, во что он воплощает свою ненависть. Не важно, какие планы мести человек строит, — важно, осуществляет ли он их. И не имеет значения, какую форму принимает месть, — важно, сколь долгие мучения она порождает. Удовольствие получаешь не от самого акта мести, потому что он по природе своей кратковремен. Нет, настоящая месть — нечто гораздо большее; и сильнее всего радует душу сознание, что причиняемая боль будет длиться вечно.

Из дневника Рагнара, охотника за кровью

Феган настоял на том, чтобы портал был открыт не внутри Гетто, а за его пределами. Это позволяло посланникам Тристана попытаться оценить ситуацию, не привлекая к себе внимания.

Время, потребовавшееся увечному магу на изменение места открытия портала, на целых три дня отсрочило появление Гелдона и Джошуа в Пазалоне. Феган объяснил им, что ежедневно в течение часа, начиная с полудня, будет открывать портал, обеспечивая возможность возвращения. Карлик и «маг резерва» шагнули в сверкающий вихрь…

Им понадобилось не менее получаса, чтобы унять сильное головокружение, и теперь Гелдон и Джошуа, стоя на возвышении, рассматривали Гетто Отверженных — город, который служил волшебницам местом ссылки неугодных им людей.

Фавориты восстановили не так давно разрушенные ими же городские стены. Подъемный мост был поднят — гостей здесь не ждали. Окрестности Гетто выглядели пустынно, и это вызывало зловещее ощущение опасности.

— А почему тебя сослали сюда? — спросил Джошуа.

Карлик на мгновение прикрыл глаза.

— Украл буханку хлеба: моя семья голодала. Однако этим я не смог им помочь. В Гетто добыть пропитание было еще труднее, и я тоже, скорее всего, умер бы от голода, но меня нашла Сакку — вторая госпожа Шабаша. Она «осчастливила» меня, сделав своим рабом.

Он коснулся шеи, словно и сейчас ощущал удушье от ненавистного ошейника.

— Извини… Воспоминания об этом вряд ли вызывают у тебя удовольствие.

— Сейчас у нас есть заботы поважнее, — заметил Гелдон. — Мне не слишком нравится этот план, но ничего лучшего в голову не приходит: нам нужно подойти к мосту и потребовать, чтобы стражники пропустили нас в город. — Он перевел на Джошуа решительный взгляд. — Ты никогда не общался с Фаворитами, поэтому говорить буду я. Остается надеяться, что кто-нибудь из них меня узнает. И еще: ни при каких обстоятельствах не показывай своих магических способностей без моего приказа. Понял?

— Да.

— В таком случае, пошли.

Когда до городских стен оставалось не более ста шагов, со стены послышался сильный мужской голос, приказавший им остановиться.

— У нас приказ не впускать никого в город, — продолжал невидимый пока страж ворот. — Еще шаг — и вам конец. Вы предупреждены!

— Я Гелдон, посланец Избранного, вашего нового господина! — подняв голову, прокричал карлик тем, кто скрывался в сторожевой башне. — Человек рядом со мной — друг принца Тристана. Вы опустите мост или я должен вернуться в Евтракию и доложить нашему господину, что вы не пожелали видеть посланников Избранного?

Некоторое время из башни не доносилось ни звука. Затем тот же голос возвестил:

— Если вы те, за кого себя выдаете, можете пройти. Но сначала докажите, что говорите правду.

— Джошуа, можешь что-нибудь сотворить с мостом? — спросил Гелдон. — Разносить его в куски не стоит, но небольшое повреждение — как раз то, что надо. Крылатые воины уважают только силу.

— Смогу, конечно.

— Хорошо, начнешь по моей команде. — Карлик снова поднял голову. — Отойдите от моста, если не хотите погибнуть! Теперь вы предупреждены!

И он кивнул Джошуа.

Молодой маг поднял руки. Между его ладонями возникло, медленно разгораясь, лазурное свечение, через миг в подъемный мост ударила короткая, но яркая молния; во все стороны полетели щепки деревянного настила.

Когда дым рассеялся, в центре моста стали заметны рваные края пробитой бреши.

— Можете пройти! — послышался крик, и мост с грохотом начал опускаться.

Карлик и Джошуа, очутившись по ту сторону городской стены, широко раскрыли глаза.

Сотни крылатых воинов застыли, преклонив колена, — так же как в свое время перед Тристаном, победившим в смертельной схватке их командира. В едином порыве они произнесли знакомые Гелдону слова:

— Мы живем, чтобы служить!

«Сотни Фаворитов склонили головы передо мной — бывшим жалким рабом, много лет вынужденным терпеть их издевательства! » — не веря самому себе, подумал Гелдон. Однако голос карлика звучал спокойно, когда он произнес:

— Можете встать!

Строй Фаворитов выглядел более чем впечатляюще. Все крылатые воины были, казалось, на одно лицо: крупные, мускулистые, ростом выше шести футов, с длинными темными волосами, заплетенными в косички. К Гелдону подошел один из них.

— Ты здесь за старшего? — осведомился карлик.

— Да, господин. Мое имя Руфус — Воин, только что показавший свою готовность повиноваться, тем не менее смотрел на Гелдона с некоторым вызовом.

Карлик понял, что действовать следует весьма осторожно.

— Мы можем побеседовать наедине? — спросил он.

— Да, господин. — И Руфус подал воинам знак возвращаться к своим обязанностям.

— Это — Джошуа, друг принца Тристана. Он владеет искусством магии, — представил Гелдон своего спутника.

— Ты что-то все помалкиваешь. — Офицер с любопытством уставился на «мага резерва». — Языка лишен, что ли?

— С языком у меня все в порядке, — ответил тот. Руфус фыркнул и перевел взгляд на карлика.

— Удачно, что вы столь быстро получили наши послания с просьбой о помощи. Вы ведь именно поэтому появились здесь?

Сердце у Гелдона заколотилось. Сделав глубокий вдох, он переспросил:

— Послания?

— Ну да. — Фаворит нахмурился. — Вначале мы хотели отправить в Евтракию один из кораблей флота, что стоит у мыса Орлиное Гнездо. Но потом решили, что переход морем займет слишком много времени, не говоря уже о проблемах, которые могут возникнуть.

«Флот, стало быть, в боевой готовности, — заметил про себя Гелдон. — Это весьма кстати».

Мы несколько раз посылали сообщения с голубями, — продолжал Руфус. — Хорошо, что одно из них получено вами, потому что птиц осталось не так уж много. Никто из улетевших в Евтракию обратно пока не вернулся.

Сердце карлика возликовало — признаться, он думал, что все его любимые голуби погибли.

Гелдон в свое время не раз рисковал жизнью, отправляя их к Фегану со своими сообщениями. Карлик никак не рассчитывал, что несколько птиц уцелели после учиненного в Гетто погрома. Те, которых Фавориты послали в Евтракию, без сомнения, все еще находились в Призрачном лесу: гномы, скорее всего, просто не знали, как сообщить о них Фегану.

— А те, которые остались здесь… Где они? — спросил он, с трудом сдерживая радость.

— Да где же им быть? Там же, где и раньше, конечно, — отозвался офицер. — Это было одно из первых зданий, которые мы восстановили по приказу нашего нового господина.

— Руфус, ты можешь приказать своим воинам доставить нас в Цитадель? — спросил карлик.

Фаворит улыбнулся.

— Конечно.

Он отдал соответствующее распоряжение, и несколько крылатых воинов поднесли к посланцам Тристана гондолы, которые служили для переноски грузов по воздуху.

Гелдон увидел на лице «мага резерва» выражение ужаса. Не вызывало сомнений, что молодого человека неимоверно пугает предстоящее путешествие.

— А как-нибудь по-другому нельзя? — осторожно поинтересовался он. — На лошадях, к примеру…

— Оглянись вокруг, — раздраженно произнес карлик, — и скажи, видишь ли ты где-нибудь лошадей? Чтобы не тратить слишком много времени, могу подсказать: здесь их нет. Зачем, скажи на милость, Фаворитам лошади, если они могут летать?

20
{"b":"21010","o":1}