ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Конечно, — сказал он. — Ты ведь лучше любого из нас можешь помочь ей, мой старый друг. И заметь: я вас об этом предупреждал.

Шайлиха медленно поднялась, опираясь на руку Вига.

— Тристан… — прошептала она и протянула к нему дрожащую руку с таким видом, словно боялась, что в любой момент он может исчезнуть. Принцесса преодолела несколько разделявших их шагов и с рыданиями упала в объятия брата.

— Они сказали, что ты умер… Я сама подожгла твой погребальный костер… Как?.. — еле слышно прошептала она.

— Пока не знаю, — ответил Тристан и перевел зловещий взгляд сначала на Фегана, а потом на Вига. — Магам еще многое придется нам объяснить.

— Маги… — Шайлиха скривила губы и, вскочив, с силой ударила Вига по плечу. — Ты горько пожалеешь, Верховный маг, если когда-нибудь еще раз посмеешь так со мной обойтись!

Принц попытался сдержать смех, но безуспешно; Феган тоже громко расхохотался.

Шайлиха обратила на него яростный взгляд карих глаз. И Тристан стал свидетелем редкостного зрелища — увечный маг смущенно залился краской. Однако не в силах долго сдерживать свой восторг от того, что им с Вигом удавалось столько времени морочить остальным голову, он снова заулыбался, но тут же опасливо зажал рот руками. Принцесса не сводила с него сверкающих гневом глаз.

— Я вас предупреждал, — усмехнулся принц. — А теперь мне все-таки хотелось бы получить от вас ответы на кое-какие вопросы. И первый… не знаю, как сказать… Каким образом я все еще жив?

— Это долгая история, — отозвался увечный маг.

— Разве вы оба не защищены снова «чарами времени»? — с сарказмом возразила Шайлиха. — Насколько я понимаю, со временем у вас проблем нет.

Виг степенно откашлялся.

— Ну, как бы это начать получше…

— Вот именно, — прервал его Тристан. — Начни-ка, будь любезен, с того, как после сражения моя Птица вдруг понесла меня куда-то. Птица, которая, как вы утверждали, «не умела говорить»! Меня она не слушалась, а Фавориты последовали за мной, решив, что я скомандовал отступление. — Вскинув бровь, он посмотрел на сестру. — Это ведь ты постаралась, Шай?

Гнев принцессы, казалось, несколько утих.

— Я… ну и маги, разумеется. Что касается начальной стадии, я в курсе, но об остальном мне мало что известно.

— То есть?

— Помнишь, как Феган обнаружил в моей крови «отсроченное заклинание», позволяющее вступать в мысленный контакт с «полевыми красавицами»? — спросила Шайлиха.

— Помню, конечно.

— Ты также знаешь, что, собираясь сделать из меня пятую волшебницу, Фейли внедрила это заклинание в мою кровь, чтобы я могла мысленно связываться с Фаворитами. По мнению магов, ее конечная цель состояла в том, чтобы я проникала в сознание Фаворитов и проверяла, не замышляют ли они мятеж. Когда обнаружилась моя способность общаться с бабочками, Виг и Феган предположили, что это заклинание может распространяться и на другие крылатые создания, вызванные к жизни силами магии. Это подтвердилось, и взятая тобой в плен Птица признала меня своей госпожой. Маги попросили меня внушить ей, чтобы в определенный момент сражения она произнесла: «Доверься течению событий, Избранный», а потом выполнила ряд других приказов. Кроме этих слов, Птице было запрещено произносить любые другие. Перед началом сражения я сама сказала тебе эту фразу, специально, чтобы впоследствии ты мог связать ее со словами Птицы и понял, что все происходит так, как мы задумали. Еще я приказала ей лететь к Призрачному лесу, надеясь, что Фавориты последуют за тобой, а Птицы бросятся им вдогонку. — Принцесса улыбнулась. — Так все и произошло.

— Но откуда тебе было знать, получилось задуманное или нет? — спросил Тристан. — Откуда ты узнала о нашем приближении?

— Неподалеку от места сражения находились Причуда и несколько других «полевых красавиц», — Ответила Шайлиха. — Знаешь, мы должны быть им очень благодарны. И я страшно рада, что все они вернулись в целости и сохранности.

Принц пораженно выслушал сестру и перевел взгляд на увечного мага.

— Ваши умозаключения выглядят, конечно, весьма оригинально, только почему было не попросить Шайлиху связаться с Трааксом, а не с Птицей? Или, если уж на то пошло, просто рассказать о своих планах мне? И вдобавок, раз моя Птица умела говорить, можно было бы через нее связываться непосредственно со мной. Знай я, как обстоит дело, не волновался бы так, когда она вдруг ни с того ни с сего покинула поле боя.

— У нас возникала эта мысль, — отозвался Феган. — Однако слишком велика была опасность того, что ты можешь неправильно нас понять, а рисковать без крайней необходимости мы не хотели. Кто знает, что бы на самом деле произошло, если бы Шайлиха обратилась таким образом к Фаворитам? А между тем, мы отчаянно нуждались в их преданности. Нужно было сделать так, чтобы ты ничего не знал. И если бы мы связывались с Фаворитами, минуя тебя, им вряд ли пришлось бы по вкусу, что их господина, грубо говоря, дурачат. Под влиянием своего долга, как они его понимают, они могли рассказать тебе о нашем плане, и тогда рухнуло бы все.

— Ты совершенно прав, маг, — сурово заявил Траакс, сложив на груди мускулистые руки. — Если бы мы узнали это, то сочли бы своим первым долгом сообщить обо всем нашему господину.

Тристан кивнул, начиная понимать.

— Так значит, Шайлиха приказала моей Птице покинуть сражение и лететь в Призрачный лес, в надежде, что Фавориты и остальные Птицы отправятся следом?

— Вот именно, — ответил Виг и назидательно поднял указательный палец. — Но нам также было ясно, что слишком рано покидать поле боя тебе не следует… как, впрочем, и слишком поздно. В первом случае это не выглядело бы окончательным отступлением и могло бы навести противника на мысль о ловушке. А во втором уцелело бы слишком мало твоих воинов, чтобы с успехом завершить дело в ущелье.

— И все-таки я не понимаю, почему нельзя было рассказать обо всем мне, — не сдавался принц. — Я бы просто увел свои силы в нужный момент, и обошлись бы безо всяких уловок.

— Верно, — заметил Феган. — Однако мы не знали, что в отношении тебя замышляет Николас. Вспомни, он ведь до последнего момента надеялся, что ты явишься к нему. И кто знает? Он в конце концов мог попытаться доставить тебя силой. Приказал бы Скрунджу с Птицами похитить тебя, к примеру. Мы не могли пойти на такой риск.

— Значит, Шайлиха велела моей Птице лететь к ущелью. — Тристан задумчиво провел рукой по волосам. — Это ведь тоже был определенный риск, верно? Ущелье видят лишь те, кто обучен магии, но ни к Фаворитам, ни к Птицам это не относится. Почему вы были так уверены, что они последуют за мной и туда?

— Мы как раз не были в этом уверены, — с улыбкой ответил Виг. — Просто полагали, что в данном случае неравенство сил сработает в нашу пользу. Мы надеялись, что крылатые воины поступят так из преданности, увидев, что их господин не разбился о землю, а просто исчез. А что касается Птиц… Ваше таинственное исчезновение было, скорее всего, воспринято ими как некоторый маневр, позволяющий вам укрыться, — что-то напоминающее твою тактику с использованием облаков.

«Да уж, сколько живу, столько маги и поражают меня», — с улыбкой подумал принц.

Внезапно он почувствовал, что этот разговор смертельно утомил его, и откинулся на подушки.

— Тебе нехорошо? — тут же спросила, заметив его побледневшее лицо, сестра.

— Нет, Шай, все прекрасно. Просто нужно время, чтобы переварить все это. — Он посмотрел на Вига. — Все Птицы уничтожены?

— Да, — с гордостью ответил Траакс. — Все до одной. И Птицы, и их предводитель.

Известие о гибели Скрунджа позволило Тристану немного расслабиться.

— Окс своей рукой убил много Птиц, — заявил бородатый Фаворит, горделиво выпятив грудь. — Окс славно позабавился!

Что бы там ни было в прошлом, эти двое стали не только его преданными слугами, но и друзьями.

— Я очень вам благодарен, — от всей души сказал он.

— Но это еще далеко не все. — Шайлиха скрестила на груди руки с таким видом, который не оставлял сомнений в том, что на этот раз она не позволит магам отмахнуться от ее вопросов. При виде ее вызывающей позы уголок рта принца дрогнул в улыбке. — Объясните, почему принцу удалось выжить, а Николасу — нет и почему рухнули Врата Рассвета? Это, наверно, будет не так-то просто?

84
{"b":"21010","o":1}