ЛитМир - Электронная Библиотека

Если бы мать не умерла, Шарлотта была бы другой? А если бы она знала, что Даг ее отец? Если бы он забрал ее после возвращения из армии? Стоп, стоп, хватит идиотских вопросов, что сделано, то сделано, «нельзя дважды войти в одну и ту же реку». Тот человек, каким был он сейчас, не имел ничего общего с тем, каким он был в двадцать лет. И он не несет никакой ответственности за его поступки. Он их попросту забыл. Внезапно его пронзила ужасная мысль: «забыл». Он забыл лицо Франсуазы – Лоран. Интересно, а другие вещи сохранились в его памяти? В конце концов, в эпоху убийств он исходил эти острова вдоль и поперек. Возможно ли, что в этом деле он всего лишь следовал за собственной тенью? Сколько людей совершили зло, даже не ведая об этом? Сколько психопатов убеждены, что находятся в здравом уме? Но нет, это полный вздор: не мог же он, в самом деле, заказать профессиональной киллерше собственное убийство!

Лучше позвонить инспектору Даррасу, чем терять время на бессмысленные измышления. Чтобы получить его номер, он обратился в международную справочную службу, и служащая рассмеялась ему прямо в ухо, перед тем как повесить трубку: он что, считает, будто в Перигоре живет один-единственный Даррас?

Он раздраженно повернулся, чтобы уменьшить звук радио, и вдруг его рука буквально застыла в воздухе… «… Этим утром были выловлены тела двух утонувших детей. Дезире Жанин напрямую из Гран-Бурга. А вот и инспектор Камиль Дюбуа, которому поручено расследование. Инспектор! Инспектор, как так получилось, что до сих пор никто не заявил об их исчезновении? Неужели какой-нибудь турист мог уехать, забыв своих детей?» Сухой голос: «Без комментариев. Идет следствие». – «Есть ли уже результаты вскрытия?» – «Еще нет. Простите, в настоящий момент мне больше нечего добавить, но поверьте, мы сделаем все возможное, чтобы пролить свет на эту трагедию». – «Ну что ж, уважаемые слушатели, как вы видите, расследование продвигается. С вами была Дезире Жанин из Гран-Бурга… » Даг убрал звук. Дети, возможно, те самые, которых Анита Хуарес таскала с собой для прикрытия? Скорее всего именно так. И еще этот чертов Го не подает признаков жизни. Ладно, что толку вилять, именно с Го и надо начинать.

Через грязное стекло микроавтобуса, который мчался, сигналя во всю мощь, Даг смотрел на прохожих, не замечая их. Если Анита Хуарес направилась по его следу еще до того, как он ознакомился с делом Джонсон и выводами инспектора Дарраса, это означало одно: кое-кому очень не понравилось, что он стал интересоваться прошлым Шарлотты. А почему Васко взбесился, узнав, что Шарлотта наняла детектива для расследования той давней истории? Если дорогая его сердцу Анита Хуарес оказалась замешана в этих убийствах в компании с милейшим инспектором Го, это объясняло бы неожиданные смерти Мартинес и Родригеса и – на худой конец – смерть самого Дага.

Перед тем как явиться в отделение полиции, Даг завернул на центральный почтамт, чтобы поработать с электронной адресной книгой. Он углубился в юго-западные департаменты Франции и после какого-то получаса поиска – весьма, впрочем, дорогостоящего: 6,5 франка минута – оказался перед списком из десятка фамилий «Даррас Р.». Следовало попытать счастья прямо сейчас. На континенте сейчас лето, десять вечера: велика вероятность, что бывший инспектор дома и еще не лег спать. Он вошел в одну из кабинок и принялся названивать. Он почти уже отчаялся, когда, набрав номер восьмого по счету Дарраса, услышал любезный женский голос:

– Мой муж? Да, он был инспектором полиции в Гран-Бурге. Мы там прожили тридцать лет, а потом переехали, поближе к внукам…

Даг медленно выдохнул сквозь стиснутые зубы. Нашел наконец-то!

– Я могу с ним поговорить?

– Минуточку, он в саду, как раз сейчас поливает… Рене!

«В саду… » Он представил маленький кирпичный домик, густой газон с розами и пластмассовыми садовыми гномиками, величественный дуб… Смесь из виденных когда-то фильмов. Сам он никогда не был во Франции. Впрочем, как и вообще в Европе. Фотографии закутанных в пальто людей, огонь в камине и играющие в снежки дети не вызывали в его душе никакого отклика.

– Алло? – раздался в трубке недовольный старческий голос.

– Инспектор Даррас? Я звоню вам от Фрэнсиса Го, вашего бывшего подчиненного.

– Го? Да, помню. Чем могу служить?

Голос Дарраса звучал холодно. И настороженно.

– Меня интересуют расследования, которые вы вели в семидесятые – восьмидесятые годьь Убийства молодых женщин, замаскированные под самоубийства.

– Это было очень давно.

– Я уверен, что ваши выводы оказались верны и что в самом деле в те годы по Антильским островам перемещался убийца.

– Откуда вы звоните?

– Из Гран-Бурга.

– Вы мне звоните из Гран-Бурга, чтобы поговорить о делах двадцатилетней давности? Вы что, пишете диссертацию по криминологии?

– Нет, я частный детектив и разыскиваю убийцу Лоран Дюма, одной из тех молодых женщин; ее нашли повешенной в Сент-Мари в тысяча девятьсот семьдесят пятом году. Ассистент судмедэксперта связался с вами, чтобы сообщить о своих сомнениях по поводу самоубийства. Я читал ваше конфиденциальное письмо, адресованное начальству. Почему этому делу не дали ход?

– Послушайте, господин…

– Леруа.

– Леруа, все это было очень давно, я старый человек на пенсии и занимаюсь своими розами, я больше не помню никаких подробностей…

– Но тогда эти дела вас заинтересовали и обеспокоили!

– Возможно, но все это уже в прошлом. Сейчас меня интересует только одно: чтобы меня оставили в покое. Я не намерен говорить об этом. И прошу вас больше мне не звонить.

Он повесил трубку, оставив Дага в полнейшем недоумении. Почему он не захотел говорить? Действительно ли в его голосе слышался страх? Ему и в самом деле что-то известно? Возможно, он покинул Гран-Бург не только ради того, чтобы быть поближе к внукам, имелась и другая причина? Хватит нести вздор, приказал себе Даг, выходя из крошечной кабинки, старик просто-напросто на пенсии, ему все осточертело…

Но…

Взволнованный, он вошел в полицейское управление и спросил Го. Дежурный окликнул молодого инспектора в белой рубашке, который стоял к нему спиной:

– Эй, Камиль, Го на месте?

– Он вышел. Я могу вам помочь? – ответил молодой коп, обернувшись.

Даг тотчас же узнал инспектора, который рассказал ему про Дженифер Джонсон.

– Опять вы! – воскликнул тот с озабоченным видом. Камиль… Где Даг слышал это имя? Ну да, по радио.

Инспектор Камиль Дюбуа, которому поручено вести следствие по поводу двух утонувших детей… Как бы то ни было, он пришел сюда не зря.

– Извините за беспокойство, я могу с вами поговорить?

Дюбуа посмотрел на часы и обреченно вздохнул:

– Ладно, идемте.

Они отправились в его кабинет – крошечное помещение без окон, со стенами, цветом напоминающими мочу, с неприятным неоновым светом; там стояли потемневший от времени письменный стол и два деревянных стула. На столе царил неизменный компьютер. Даг рассматривал своего собеседника, который уселся за стол, нацепив на нос очки. У Дюбуа было круглое лицо с квадратными челюстями и искренний взгляд. Его безукоризненно белая рубашка и очень коротко остриженные волосы над оттопыренными ушами придавали ему вид офицера американского флота. Даг решил ему довериться и принялся рассказывать – впрочем, в сокращенном виде – о своих недавних приключениях. Дюбуа внимательно слушал, старательно делая записи. Писал он левой рукой, низко наклонясь над листом бумаги и внимательно вглядываясь в текст. Даг дошел до звонка инспектору Даррасу и замолчал. Жужжал вентилятор. Дюруа медленно перечел записи и поднял голову.

– Итак: молодая женщина, чья мать покончила с собой, обращается к вам с просьбой найти отца. Вы приходите к выводу, что ее мать не покончила с собой, а была убита. Совершенно случайно я обращаю ваше внимание на аналогичные случаи; следствие по ним вел инспектор Го, в ту пору работавший под руководством старшего инспектора Дарраса, ныне пребывающего на пенсии. В городе Вье-Фор вы знакомитесь с Луизой Родригес, отец которой был помощником доктора Джонса, судебного медика, производившего вскрытие тела Лоран Дюма и сделавшего заключение о самоубийстве, с каковым был не согласен вышеупомянутый Родригес. Луиза Родригес отдает вам письма отца, где тот приводит доказательства, что речь идет именно об убийстве. Спустя какое-то время Луиза Родригес подвергается нападению, но, к счастью, отделывается лишь сломанной лопаткой. Напавшего на нее человека она не разглядела. Затем вы обнаруживаете, что именно вы являетесь отцом вашей клиентки, и решаете продолжить свое расследование. Все верно?

49
{"b":"21018","o":1}