ЛитМир - Электронная Библиотека

Затянутый в водолазный комбинезон, Инициатор вышел на палубу и бесшумно стал пробираться к левому борту. Он поднырнул под корпус, верткий, как угорь, выставив прямо перед собой подводное ружье. Его жертва висела спиной к нему, держась за медленно поднимающуюся якорную цепь и задрав голову вверх. Дагобер, надо отдать ему должное, мог бы и впрямь стать очень хорошим детективом. Но сейчас он станет очень хорошим утопленником. На него, разумеется, повесят убийство четы Го и мальчишки, а заодно и Луизы, когда он закончит с ней играть. Как все-таки забавно, что он наконец-то сможет осуществить свою давнюю мечту: содрать с женщины кожу, не опасаясь, что его станут разыскивать, ведь это преступление припишут Леруа. Приступим…

Инициатор прицелился и выстрелил.

Стрела гарпуна легко пробила правое плечо Дага и застряла в одном из звеньев цепи, отчего та резко дернулась, затем подъем якоря возобновился. Еле сдержав крик боли, Даг опустил глаза и смог различить лишь смутный силуэт человека, стремительно бьющего вокруг себя ластами. Он переложил ружье в левую руку и выстрелил наугад, промазав в цель, которая исчезла в облаке песка. Внезапное резкое натяжение цепи заставило его дернуться, он ударился лицом, и зубы лязгнули о металл. Цепь продолжала подниматься, и он неожиданно для себя оказался на поверхности, продолжая цепляться левой рукой за цепь, к которой был безжалостно пригвожден зазубренным концом стрелы, плотно застрявшей в одной из ее ячеек. Нож находился у его правой лодыжки. Он постарался дотянуться до него, но это движение вызвало приступ невыносимой боли, и он, задыхаясь, прекратил попытку.

Инициатор вскарабкался на борт по лестнице наружного трапа и нажал на кнопку спуска якоря. Даг почувствовал, что цепь снова начала разматываться, и над его головой вновь сомкнулись волны. Что за игру затеял этот ублюдок? Прижавшись маской к цепи, избегая лишних движений, он почти ничего не видел. Сколько кислорода оставалось в баллоне? Он сможет продержаться еще полчаса? Толчок, и новая волна чудовищной боли. Ему казалось, что у него отрывают руку. Якорь остановился на полпути. Раздался гул мотора, и в неприятной близости от него начал крутиться винт. Дага волокло за яхтой, как огромную резиновую куклу. Эта скотина утопит его, затем отцепит и бросит тело в воду. Несчастный случай: неловкий пловец случайно поранил себя из своего же ружья.

В конторе автомобильного проката Франсиско взглянул на записи в журнале и подскочил от неожиданности: оказывается, Леруа арендовал машину. Он повернулся к одному из служащих, Мо:

– Ты сдавал старую «двухсотку»?

– Ну да, парень еще очень спешил.

– А разрешение у него было? Ты не запомнил номер?

Чтобы водить машину на острове, нужно было купить местные права (7,5 американских доллара).

Мо пожал мощными плечами.

– Да ладно тебе. У него была наличка, и он спешил, ясно? Ну чего ты злишься, будто он бомбу подложил во дворец?

– Кретин, – отворачиваясь, пробормотал Франсиско. На любую критику Мо реагировал приблизительно так, как тяжелый китайский танк на взбунтовавшегося студента.

Зачем Леруа понадобилась машина? Он что, собирался прочесать весь остров? Может, он что-нибудь знал про Луизу? Франсиско вытер залитое потом лицо. Любое упоминание имени Леруа вызывало у него желудочные колики.

Даг попытался шевельнуть правой рукой: никаких ощущений. Он был абсолютно обездвижен, а в светлой воде виднелась тянувшаяся за ним широкая кровавая полоса. Чтобы держаться покрепче, он обхватил цепь ногами: не хватало еще соскользнуть. Мотор заглушили, и теперь парусник довольно быстро шел, удаляясь от берега и подскакивая на волнах. Даг старался дышать спокойно и медленно. Нужно было экономить силы и кислород.

Как только яхта окажется в открытом море, на него набросятся акулы, неминуемо привлеченные запахом крови, которая окутывала его розоватым шлейфом. То-то будет пиршество для акул и барракуд. Он пропал. С самого начала он вел дело как последний идиот, вот и примет вполне им заслуженную идиотскую смерть. Как глупо, тем более что его цель была близка.

Черенок стрелы рассчитан на груз в несколько сотен килограммов. Нечего и думать переломить ее. Единственным возможным решением было попытаться продвинуть ее еще глубже, чтобы она вышла вся целиком, тогда за ней потянется нейлоновый шнур. Затем нужно будет взять нож и перерезать шнур. Детская забава.

Парусник скользил довольно быстро, вода стала заметно холоднее, глубина увеличилась. Даг различал уже коралловые рифы. Через несколько минут он окажется в открытом море. Он дрожал всем телом, ему было очень холодно: последствие шока и потери крови. Так он в два раза быстрее израсходует оставшийся у него кислород. Быстрая смерть. Все лучше, чем акульи челюсти. Но нет, нет, ни о какой смерти и речи быть не может.

Он крепко уперся ногами в звенья якорной цепи, положил левую руку на черенок стрелы и глубоко вздохнул. Когда Лестер был в Мауи, ему пришлось встретиться с «Джоус», легендарной волной; выжить после нее можно было лишь чудом. Когда Даг спросил его, что он почувствовал, когда оседлал это чудовище, тот ответил: «Ничего. Когда встречаешься с „Джоус", ты не думаешь. Ты действуешь». Главное, не думать. Вытягивать. Он боли он чуть было не потерял сознание, на какое-то мгновение в глазах у него потемнело. Потом он увидел свою правую руку, всю в крови, и нейлоновую нить, выходящую из плеча. Он с трудом поднял правую ногу так, что колено коснулось груди, и, нащупав левой рукой рукоятку ножа, схватил его.

Даг позволил себе несколько секунд отдыха. Сердце колотилось слишком сильно, и перед отяжелевшими веками порхали черные бабочки. Сейчас терять сознание было никак нельзя. Он судорожно вцепился пальцами в резиновый черенок, приложил заостренное лезвие к нейлоновой нити и резко надавил. Ничего. Еще попытка. Нужно как следует натянуть. Пальцы дрожали, и он с трудом опять приладил лезвие. Внезапно нить поддалась, вызвав новое кровотечение. Дага отбросило назад.

Цепь плыла почти горизонтально, медленно удаляясь от него. Он потрогал зияющую рану. Он чувствовал слабость, и еще ему страшно хотелось спать. Его охватило неодолимое желание опуститься на песок, прямо здесь, на дне, свернуться калачиком у скалы и заснуть. Песок казался таким мягким. Медленно и так успокаивающе колыхались водоросли. Мимо проскользнул косяк желтых рыбешек, задев его бок. Рыбы. Акулы. Опасность. Он освободился от тяжелого баллона, резко оттолкнулся ногами и стал выбираться на поверхность.

Воздух был теплым, удушливым. Возможно, ему так показалось в сравнении с подводной прохладой. Даг жадно вздохнул. Оказывается, он был не слишком далеко от берега. Он увидел, как яхта, расправив паруса, исчезала за оконечностью бухты. Восьмиметровый шлюп под нидерландским флагом. Несомненно, взятый напрокат. Даг вытянулся на спине, засунул нож обратно в чехол у лодыжки и стал колотить ногами, помогая себе левой рукой и крепко прижав правую к боку; и он старался понять, много ли потерял крови.

Инициатор покинул кабину, удивленно приподняв брови. Вот уже некоторое время яхта скользила быстрее, словно избавившись от балласта… Он перегнулся через леер кормы и увидел свободно болтающуюся цепь, подскакивающую в пенных волнах. След крови понемногу растворялся в воде. Он с яростью хлопнул ладонью по деревянному краю. Леруа удалось освободиться! Ну конечно, нельзя было терять время и играть с ним. Он торопливо вернулся в кабину и взял трубку радиотелефона.

– Да? – отозвался резкий голос.

– Я взял у вас напрокат четырехмачтовик.

Голос человека на том конце провода стал гораздо мягче:

– Ах да, да. Что-то не в порядке?

– С яхтой все в порядке, чего не скажешь про нашего общего приятеля Леруа. Он упорно путает нам карты. Как я вам уже говорил, я очень щедро вознаграждаю тех, кто оказывается мне полезен. И потом, есть еще кое-что, понимаете… это касается вас лично…

59
{"b":"21018","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Притворись моей невестой
Вторая жизнь Уве
Тостуемый пьет до дна
Играй в меня, или Порочная расплата
Красный дом
Все формулы мира
Токсичная любовь
Должница
Марк и Эзра