ЛитМир - Электронная Библиотека

Испытывая невероятное облегчение, Эйла широко улыбнулась. Он не против, он действительно не против.

– Впрочем, советую тебе проверить, много ли бед натворил пожар на востоке, прежде чем ты возьмешься за охоту. Возможно, огонь уже все сделал за тебя.

– Огонь охотиться? – спросила она.

– Случается так, что животные гибнут целыми стадами, задохнувшись от дыма. И порой оказывается, что мясо, за которым ты отправился, уже запеклось. Наши сказители часто рассказывают забавную историю про человека, который обнаружил туши животных, чье мясо испеклось во время пожара в степи, и которому стоило большого труда уговорить других обитателей Пещеры испробовать его, потому что оно подгорело. Эта история бытует с давних пор.

Эйла поняла, о чем он говорит, и заулыбалась. Бушующее пламя может стать причиной гибели целого стада. Возможно, ей не придется копать яму.

Когда Эйла вынесла волокушу с прикрепленными к ней корзинами, Джондалар сильно заинтересовался этим сложным приспособлением, предназначение которого оставалось ему непонятным.

– Уинни тащить мясо в пещеру, – объяснила ему Эйла, указав на волокушу и закрепляя ремни на холке лошади. – Уинни тащить тебя в пещеру, – добавила она.

– Так вот каким образом ты доставила меня туда! Я долго ломал над этим голову. Ты явно не могла сама принести меня в пещеру. Я предположил, что меня нашли другие люди, которые потом оставили меня у тебя.

– Нет… другие люди. Я найти… тебя… другой мужчина.

Лицо Джондалара тут же помрачнело. Упоминание о Тонолане застало его врасплох, и он вновь ощутил невыносимую боль утраты.

– Тебе пришлось оставить его там? Неужели ты не могла взять с собой и его? – резко бросил он.

– Другой мужчина мертвый, Джондалар. Ты ранен, очень ранен, – сказала она, чувствуя, как ею овладевает ощущение беспомощности, переходящее в отчаяние. Ей хотелось сказать, что она похоронила того человека и оплакала его, но это оказалось ей не под силу. Она могла говорить о чем-то конкретном, но, сталкиваясь с отвлеченными понятиями, всякий раз оказывалась в тупике. Ей очень хотелось поделиться с Джондаларом мыслями, но она не знала, можно ли их как-то выразить при помощи слов, и пришла в замешательство. Она помнила, как отчаянно он горевал в тот день, когда впервые пришел в себя. Прошло столько времени, а она до сих пор не в состоянии хоть немного утешить его.

Она сильно завидовала той легкости, с которой он выбирал нужные слова, составляя из них фразы, располагая их в нужном порядке, его свободе выражения мыслей. А перед ней всякий раз возникал невидимый барьер, сквозь который ей никак не удавалось пробиться, и, хотя ей зачастую казалось, что это вот-вот произойдет, какой-то изъян мешал ей преодолеть препятствие. Интуиция подсказывала ей, что она обладает необходимыми данными, что нужно лишь найти верный подход – и ей откроется секрет знаний, хранящихся в глубине ее памяти.

– Прости, Эйла. Я не имел права кричать на тебя, но Тонолан был моим Братом… – Он произнес это слово чуть ли не со стоном.

– Братом. У вас с тем человеком… одна мать?

– Да, мы дети одной и той же матери.

Эйла кивнула и повернулась к лошади, сожалея о том, что не может сказать ему, насколько ей близки и понятны его чувства. Она знала о том, как велика привязанность между братьями и сестрами, о тех особых отношениях, которые могут возникнуть между детьми одной и той же матери. Креб и Бран были братьями.

Эйла уложила вещи в корзины и взяла копья, собираясь вынести их наружу и приторочить потом, когда Уинни выйдет из пещеры, чтобы они не зацепились за край низкого свода на входе. Наблюдая за тем, как Эйла собирается в дорогу, Джондалар понял, что лошадь служит женщине не только спутницей, но и оказывает ей огромную помощь. Раньше он и не представлял себе, какие преимущества может дать человеку использование лошади. Однако противоречия, подмеченные им в поведении Эйлы, приводили его в недоумение: с одной стороны, она использовала лошадь во время охоты и для того, чтобы притащить в пещеру добытую тушу, – гигантский шаг вперед по сравнению со всеми приемами, с которыми ему доводилось сталкиваться, – а с другой стороны, копья, которые у нее имелись, были донельзя примитивными.

Ему доводилось ходить на охоту с людьми самых разных племен, которые пускали в ход копья, различавшиеся между собой, но те, что были у Эйлы, выглядели совершенно иначе. И все же что-то в них показалось ему знакомым. Твердый, опаленный огнем острый наконечник, прямое гладкое древко, но вид у копья какой-то несуразный. О том, чтобы метнуть его, не может быть и речи, – оно куда больше копья, с которым он охотился на носорога. Как же она с ним справляется? Как ей удается так близко подобраться к зверю? Он решил спросить Эйлу об этом, когда она вернется. Сейчас для этого нет времени. Она постепенно овладевает искусством речи, но ей еще довольно-таки трудно объясняться.

Он отвел жеребенка в пещеру еще до того, как Эйла и Уинни отправились в путь, и долго стоял, поглаживая и почесывая гнедого малыша, пока не убедился в том, что Эйла и его мать уже далеко. Он посидел, затем поднялся, опираясь на палку, и, чувствуя, что любопытство так и не даст ему покоя, отыскал светильник и зажег его. Он вполне мог передвигаться с места на место внутри пещеры без палки и поэтому оставил ее валяться возле постели, а сам двинулся вперед вдоль стены в пещере, держа каменный светильник на ладони. Ему захотелось выяснить, насколько велика пещера и что находится в ее глубине. По размеру она оказалась именно такой, как он и предполагал. Он не обнаружил в ней потайных проходов, но нашел небольшую нишу, а в ней нечто неожиданное – признаки того, что в ней не так давно жил пещерный лев, и в том числе след огромной лапы.

Осмотрев целиком всю пещеру, Джондалар понял, что Эйла прожила в ней не один год. Он было подумал, что след пещерного льва ему померещился, но после того, как он вернулся обратно и обследовал нишу более тщательно, у него не осталось ни малейших сомнений в том, что в углу пещеры в прошлом году ютился лев.

Еще одна загадка! Удастся ли ему когда-нибудь найти ответ на все эти будоражащие ум вопросы?

Он взял одну из корзин Эйлы, как ему показалось, совсем новую, и решил сходить на берег реки – поискать там камней для разведения огня, чтобы сделать хоть что-нибудь полезное. Жеребенок поскакал вперед, а Джондалар потихоньку спустился по крутой тропе, опираясь на палку, которую затем оставил у скалы в том месте, где находилась кучка костей. Когда же наконец он сможет обходиться при ходьбе без палки?

Жеребенок подбежал к Джондалару и принялся тыкаться носом ему в руку. Джондалар почесал его, приласкал, а затем громко рассмеялся, увидев, как жеребенок радостно кинулся валяться по земле в ложбинке, которую использовали они с Уинни. Он перевернулся на спину и, задрав вверх ноги, стал кататься по мягкой рыхлой земле, фыркая от восторга. Затем он поднялся, отряхнулся – во все стороны полетели комья земли, – а потом отправился в тенек и улегся отдыхать под ивой.

Джондалар медленно пошел по берегу реки, внимательно осматривая лежавшие там камни.

– Вот, нашел! – громко воскликнул он. Жеребенок вздрогнул. Джондалару стало немного неловко за себя. – А вот еще! – крикнул он опять, не удержавшись, и смущенно улыбнулся. Он поднял серый камешек с золотистыми прожилками, но тут внимание его привлек другой камень, побольше. – Здесь есть кремень!

«Вот откуда она берет кремень для изготовления орудий! Если найти камень, который можно использовать как отбойник, и соорудить тесло, ты смог бы изготовить кое-какие орудия, Джондалар! Хорошие острые пластины и резцы… – Он выпрямился и осмотрел кучу камешков и костей, которые вынесло течением к скалистой стене. – Похоже, тут есть подходящие кости и рога. Ты смог бы сделать для Эйлы нормальное копье.

Возможно, ей не нужно «нормальное копье», Джондалар. Возможно, она пользуется таким не случайно. Но ты мог бы изготовить копье для себя самого. Это лучше, чем сидеть сложа руки целый день. А еще ты мог бы заняться резьбой. У тебя это неплохо получалось, пока ты не забросил это дело».

119
{"b":"2102","o":1}