ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ох, Джондалар! Тебе не больно?

– Что у тебя там такое? Похоже, сплошные камни, – сказал он, приподнялся и сел, потирая нос. – Что это такое?

– Это… нужно для того, чтобы дух моего тотема смог меня найти. Здесь находится часть моего духа, которая знакома ему. Когда мне встречаются предметы, которые он посылает мне как знаки, я беру их с собой и кладу сюда. У каждого из членов Клана есть такой. Креб сказал, что я умру, если потеряю его.

– Это талисман, или амулет, – сказал Джондалар. – Выходит, члены Клана способны проникать в тайны мира духов. Чем больше я узнаю о них, тем глубже убеждаюсь в том, что они – люди, хотя и сильно отличаются от всех других, кого я когда-либо видел. – Он бросил на нее сокрушенный взгляд. – Эйла, когда я впервые понял, кого ты называешь членами Клана, я повел себя ужасно, но только по незнанию. Мне очень стыдно, пожалуйста, прости меня.

– Да, ты вел себя ужасно, но я больше не сержусь и не держу на тебя обиды. Благодаря тебе я почувствовала… мне тоже хотелось бы поступить согласно правилам вежливости и сказать тебе «спасибо» за то, что произошло сегодня, за Ритуал Первой Радости.

Джондалар улыбнулся.

– Ты первая, кто решил поблагодарить меня за это. – Тень улыбки осталась на его лице, но взгляд его посерьезнел. – Уж если кто-то и должен сказать «спасибо», то я. Благодарю тебя, Эйла. Ты не представляешь, какую радость ты мне подарила. Я не испытывал такого наслаждения ни разу с тех пор… – Он запнулся, лицо его скривилось от боли. – С тех пор как расстался с Золеной.

– Кто такая Золена?

– Золены больше нет на свете. Это женщина, которую я знал, когда был очень молод. – Он откинулся на спину и замер, глядя в потолок. Джондалар молчал так долго, что Эйла решила, что он больше ничего не скажет. Но он заговорил снова: – Она была очень красива. Все мужчины только и думали что о ней, и все мальчишки мечтали о ней, но я начал просто бредить ею еще задолго до того, как ко мне во сне явилась доний. А когда это случилось, она приняла облик Золены, и, проснувшись, я увидел, что моя постель намокла от сокровенных соков. Я никак не мог выбросить Золену из головы.

Я ходил за ней следом, прятался в укромных местах, чтобы потихоньку наблюдать за ней. Я молил Великую Мать о встрече с ней. И когда она сама пришла ко мне, я не поверил своим глазам. На ее месте могла оказаться любая из женщин, но лишь Золена казалась мне желанной – ох, как я изнывал тогда, – и моя мечта сбылась.

Поначалу удовлетворение из нас двоих получал только я. Уже тогда я был высоким и крупным – во всех отношениях. Она научила меня владеть собой, сдерживаться и показала, как можно доставить Радость женщине. Она научила меня, как подготовить женщину к соитию, чтобы мне было хорошо, даже если она не сможет вместить меня полностью. Это вполне возможно, просто нужно знать, как действовать. Но с Золеной мне не приходилось беспокоиться об этом. Впрочем, менее крупные мужчины тоже доставляли ей удовольствие – она была очень искушенной. Все мужчины желали ее, но она выбрала меня. А потом она стала всякий раз выбирать меня, несмотря на мои юные годы.

Но один из мужчин постоянно преследовал Золену, хотя и не вызывал у нее желания. Я начал злиться из-за этого. При встрече с нами он всякий раз спрашивал, не надоели ли ей мальчишки. Он был моложе Золены, но старше меня. Зато я был больше, чем он.

Джондалар прикрыл глаза и продолжил свой рассказ:

– До чего же глупо я поступил! Мне не следовало так вести себя, все только лишний раз обращали на нас внимание. Но он никак не унимался и все преследовал ее. А я злился. Однажды я вышел из себя и ударил его, а потом не сумел вовремя остановиться.

Говорят, молодым мужчинам не следует проводить слишком много времени в обществе одной и той же женщины. Когда женщин много, он не привязывается ни к одной из них. Молодым мужчинам полагается искать себе пару среди женщин помоложе. Более зрелые женщины должны лишь обучить их всему, чему нужно. Если мужчина сильно привязывается к женщине, считается, что виновата в этом она. Но Золену не стоило ни в чем винить. Меня ничуть не привлекали другие женщины, мне нужна была только она одна.

Другие женщины казались мне слишком грубыми, насмешливыми, бесчувственными. Они вечно подшучивали над мужчинами, особенно над самыми молодыми. Пожалуй, я и сам вел себя грубо. Я вечно обзывал их по-всякому и прогонял прочь.

Именно женщины решают, кто из мужчин будет участвовать в проведении Ритуала Первой Радости. Каждому из мужчин хочется, чтобы выбор пал на него, они без конца говорят об этом. Это считается почетным и доставляет удовольствие, но любой из мужчин боится оплошать. Какой из него мужчина, если он не может даже сделать девушку женщиной? И всякий раз, когда мужчина попадается на глаза женщинам, они принимаются дразнить его.

Он вдруг заговорил фальцетом, подражая женским голосам:

– «Надо же, какой красавчик. Я могла бы кое-чему научить тебя», «Ох, вот этого мне ничему не удалось научить, может, у кого-нибудь другого это получится?»

Джондалар помолчал и продолжил уже обычным тоном:

– Многие из мужчин находят, что им ответить, и получают не меньшее удовольствие от подобных перепалок, чем женщины, но самым молодым из мужчин приходится нелегко. Всякий раз, проходя мимо группы веселящихся женщин, они принимаются гадать, над кем они потешаются. Золена никогда ни над кем не смеялась. Женщины ее недолюбливали, скорей всего потому, что она так сильно нравилась всем мужчинам. В любой из праздников Великой Матери все смотрели только на нее…

Я выбил несколько зубов мужчине, с которым подрался. Молодому мужчине приходится нелегко, если он остается без зубов. Ему становится трудно есть, и женщины начинают избегать его. Мне до сих пор стыдно за себя. Я сделал ужасную глупость. Моей матери пришлось возместить ущерб, и тот мужчина переселился в другую Пещеру. Но он бывает на Летних Сходах, и всякий раз, когда я его вижу, мне становится плохо.

Золена мечтала о служении Великой Матери. Я думал, что стану резчиком и тоже смогу служить Ей. Но Мартона решила, что у меня есть данные для того, чтобы научиться изготавливать орудия из кремня, и послала весточку Даланару. Прошло немного времени, и Золена покинула нашу Пещеру, чтобы овладеть особыми навыками, а я отправился с Вилломаром жить среди людей племени Ланзадонии. Мартона рассудила мудро и поступила правильно. Через три года я вернулся, но Золены уже не стало.

– Что с ней случилось? – замирающим голосом спросила Эйла.

– Те, Кто Служит Матери должны отказаться от самих себя, лишь тогда они смогут стать заступниками за других людей. При этом Великая Мать посылает им особые дары, наделяет их способностями, которых нет у остальных Ее детей. Они обладают глубочайшими знаниями и навыками, которые кажутся нам чудесными. Впрочем, это доступно далеко не всем из Тех, Кто Служит Великой Матери. Лишь немногие обладают талантом и вскоре оказываются на особом положении.

Незадолго до того как я покинул родные края, Золена стала Верховной Жрицей Зеландонии, главной среди Тех, Кто Служит Великой Матери.

Джондалар внезапно вскочил на ноги. Он увидел в проеме вечернее небо, окрашенное в золотисто-багряные тона.

– Солнце еще не зашло. Пойду-ка я выкупаюсь, – сказал он и вышел из пещеры. Эйла взяла шкуру, служившую ей одеждой, прихватила длинный ремень и отправилась следом за ним. Когда она спустилась к реке, Джондалар уже плыл вверх по течению. Она сняла с шеи амулет, вошла в воду и окунулась. Джондалар уже успел уплыть довольно-таки далеко. Она дождалась, пока он не вернулся.

– Где ты побывал? – спросила она.

– У водопада, – ответил он. – Эйла, я никому раньше не рассказывал о Золене.

– А ты хоть иногда видишься с Золеной?

Джондалар резко засмеялся. В его смехе сквозила горечь.

– Не с Золеной, а с Зеландонии. Да, я виделся с ней. Мы добрые друзья. Мне даже довелось разделить Дар Радости с Зеландонии, – сказал он. – Но теперь она выбирает для этого не только меня. – И он поплыл вниз по течению, продвигаясь вперед мощными рывками.

155
{"b":"2102","o":1}