ЛитМир - Электронная Библиотека

– Джондалар, что значит «любовь»? – спросила она очень серьезным и слегка раздраженным тоном.

Он опустился перед ней на колени.

– Мне следовало давным-давно объяснить тебе это. Любовь – это чувство, которое ты испытываешь к дорогому тебе человеку. Мать любит своих детей, любовь связывает братьев и сестер. А если мужчина и женщина любят друг друга, это значит, что им в радость быть вместе и они хотели бы прожить друг с другом всю жизнь, никогда не расставаясь.

Услышав эти слова, Эйла закрыла глаза и почувствовала, что у нее дрожат губы. Уж не ослышалась ли она? Правильно ли она его поняла?

– Джондалар, – сказала Эйла, – я не знала этого слова, но мне понятно его значение. Это чувство проснулось во мне, когда ты только-только появился здесь, и с течением времени оно становилось все сильней и сильней. Я не раз жалела о том, что не знаю, как выразить его словами. – Она еще плотнее зажмурила глаза, но ей не удалось сдержать слез радости и облегчения. – Джондалар… я тоже… люблю.

Он встал, помог ей подняться на ноги и осторожно прильнул к ее губам, бережно обнимая ее, словно сокровище, которое боялся разбить или потерять. Эйла обвила его шею руками и прижалась к нему, как будто боялась, что все это лишь видение, которое развеется, как только она разожмет руки. Джондалар поцеловал ее в губы, покрыл поцелуями ее мокрые от соленых слез щеки, а когда она прижалась головой к его плечу, он зарылся лицом в ее пышные волосы, пытаясь осушить слезы, стоявшие у него в глазах.

Он не мог вымолвить ни слова. Он просто молча обнимал ее, думая о том, как невероятно ему повезло, когда Эйла повстречалась ему. Лишь проделав долгое Путешествие и оказавшись в далеких краях, он нашел женщину, достойную его любви. Он понял, что никогда и ни за что не разлучится с ней.

– Почему бы нам не остаться здесь? Эта долина так прекрасна. Теперь нас двое, и жизнь станет гораздо легче. У нас есть копьеметалки, Уинни будет нам подмогой. И Удалец тоже, – сказала Эйла.

Они вышли побродить по полю и заодно поговорить. Они уже насобирали столько зерна, сколько Эйла сочла нужным, добыли и насушили мяса, которого им хватит на всю зиму, припасли множество плодов, корней и трав, которые пойдут в пищу и для приготовления лекарств, а также обзавелись различными материалами, которые пригодятся им для работы в долгие зимние вечера. Эйле хотелось научиться украшать одежду, а Джондалар решил вырезать фигурки для игр, которым он сможет обучить Эйлу. Но больше всего Эйлу радовало то, что Джондалар полюбил ее. Теперь ей не придется жить одной.

– Да, долина просто замечательная, – сказал Джондалар.

«И впрямь, почему бы не остаться здесь? Ведь Тонолан решился остаться там, где жила Джетамио, – подумал он. – Впрочем, там жили и другие люди. Долго ли я смогу обходиться без общества людей? Эйла прожила в одиночестве целых три года. Но вряд ли мы так и будем жить вдвоем. Вспомни Даланара. Он стал главой новой Пещеры, хотя поначалу у него не было никого, кроме Джерики и мужа ее матери, Хочамана. Но потом к ним присоединились другие, и на свет появились дети. Очевидно, скоро возникнет Вторая Пещера Ланзадонии. Почему бы тебе не основать новую Пещеру по примеру Даланара? Возможно, тебе это и удастся, Джондалар, но, что бы ты ни делал, Эйла должна быть рядом с тобой».

– Тебе нужно познакомиться с другими людьми, Эйла, и мне хотелось бы отправиться с тобой в родные края. Конечно, путь будет долгим, но думаю, за год мы туда доберемся. Тебе наверняка понравится моя мать, и ты понравишься Мартоне, да и моему брату Джохаррану, и моей сестре Фоларе – теперь она уже совсем взрослая. И Даланару.

Эйла опустила голову, а затем подняла на него взгляд.

– А что скажут твои родные, когда узнают, что я провела детство и юность среди членов Клана? Смогут ли они хорошо ко мне относиться, когда выяснится, что за время жизни среди членов Клана я родила сына, которого они сочтут мерзкой тварью?

– Ты не сможешь прятаться от людей до конца жизни. Вспомни, та женщина… Айза… велела тебе отыскать сородичей. Знаешь, она была права. Не стану тебя обманывать, тебе действительно придется нелегко. Многие из людей не знают о том, что члены Клана принадлежат к человеческому роду. Но я сумел это понять благодаря тебе, и у некоторых из моих соплеменников тоже имеются сомнения на этот счет. Большинство людей отличается добротой, Эйла. Когда они узнают тебя поближе, они проникнутся к тебе симпатией. И я все время буду рядом с тобой.

– Даже не знаю. А можно повременить с принятием решения и подумать об этом?

– Ну конечно, можно, – сказал Джондалар. «Мы не сможем отправиться в столь дальнее Путешествие раньше весны, – подумал он. – До прихода зимы мы, пожалуй, успеем добраться до тех краев, где обитают люди племени Шарамудои, и перезимовать там. За это время Эйла попривыкнет к общению с людьми».

Эйла улыбнулась, испытывая неподдельное облегчение, и прибавила шагу. За последнее время ее физические и душевные силы несколько истощились. Она понимала, что Джондалар скучает по родным, по соплеменникам, и если бы он решил уйти, она последовала бы за ним, куда бы он ни отправился. Но теперь у нее появилась надежда на то, что, перезимовав здесь, Джондалар захочет поселиться с ней в долине навсегда.

Они отошли довольно-таки далеко от реки, и, оказавшись у подножия склона, поднявшись по которому можно было выйти в степь, Эйла наклонилась, заметив предмет, который показался ей знакомым.

– Да ведь это мой рог зубра! – сказала она Джондалару, отряхнув с него пыль и увидев внутри следы сажи. – Я хранила в нем угли. Я нашла его еще во время странствий, после того как покинула членов Клана. – Воспоминания нахлынули на нее волной. – А еще я носила в нем угли, с помощью которых поджигала ветки, когда пыталась загнать лошадей в западню. В нее угодила мать Уинни, а когда гиены начали подбираться к жеребенку, я прогнала их прочь и отвела кобылку в пещеру. С тех пор произошло так много событий.

– Многие люди носят с собой угли в дороге, но нам с тобой этого делать не придется, ведь у нас есть огненный камень. – Джондалар вдруг нахмурил лоб, и Эйла догадалась, что ему в голову пришла какая-то мысль. – Мы ведь уже запаслись всем необходимым, верно? Нам больше ничего не надо сделать?

– Нет, у нас есть все, что нужно.

– Тогда почему бы нам не отправиться в Путешествие? В небольшое, – поспешил добавить он, заметив, что Эйла насторожилась. – Ты ведь толком не знаешь, что находится к западу от долины. Давай возьмем с собой еды, меховые шкуры и юрты и отправимся в ту сторону? Мы можем не забираться очень далеко.

– А как же Уинни с Удальцом?

– Мы можем взять их с собой. Мы могли бы навьючить на Уинни корзины с едой и вещами и проделать часть пути верхом. Тебе это понравится, Эйла, и мы все время будем вместе, ты и я, – сказал он.

Мысль о том, чтобы совершить Путешествие просто так, ради удовольствия, показалась Эйле необычной, ей трудно было с ней свыкнуться, но она не нашла никаких причин для отказа.

– Пожалуй, мы могли бы сделать это, – сказала она. – Попутешествовать вдвоем… почему бы нет?

«И вправду, нам бы не мешало узнать, что находится к западу отсюда», – подумала она.

– Слой почвы здесь не слишком глубок, – проговорила она вслух, – но это самое подходящее место для потайного склада. Мы можем пустить в ход обломки скал.

Джондалар приподнял головню, чтобы осветить все вокруг.

– Давай лучше сделаем несколько небольших складов, ладно?

– Ты прав. Если звери обнаружат один из них, другие останутся нетронутыми.

Джондалар подошел поближе, вглядываясь в трещины в дальнем конце пещеры, где валялось множество обломков скалы.

– Однажды я заглянул сюда и вроде бы заметил следы пещерного льва.

– Это место выбрал для себя Вэбхья. Когда я обнаружила эту пещеру, в ней уже были следы пещерных львов. Но куда более давнишние. Я сочла, что это знак, посланный мне тотемом, который пожелал, чтобы я осталась на зиму в пещере. Я и не думала, что проживу здесь так долго. А теперь мне кажется, что я просто ждала твоего появления, что Пещерный Лев привел тебя сюда и выбрал тебя. Иначе твой тотем оказался бы слабее моего.

159
{"b":"2102","o":1}