ЛитМир - Электронная Библиотека

– Маркено прав, – утвердительно кивнул Карлоно. – От нее можно ждать чего угодно. Эта река знает, как напомнить о себе.

– Прямо как некоторые женщины, правда, Джондалар?

Джондалар внезапно подумал о Мароне. Улыбка, появившаяся на лице Тонолана, свидетельствовала о том, что он имел в виду именно ее. Давненько он не вспоминал об этой женщине, которая полагала, что Джондалар женится на ней во время Летнего Схода. Увидится ли он с ней вновь? Она была красавицей… Впрочем, Серенио тоже красива. В некоторых отношениях она даже лучше Мароны. Да, Серенио была старше Джондалара, но его всегда влекли такие женщины. Почему бы ему не взять пример с Тонолана – завести семью и остаться в племени Шарамудои?

«Сколько времени мы в пути? Больше года. Мы покинули Пещеру Даланара прошлой весной. Тонолан уже не вернется домой… Тонолан и Джетамио… Джондалар, может, тебе стоит задержаться? Нет, сейчас лучше не обращать на себя внимания. Серенио может подумать, что это отговорка… Лучше потом…»

– Что вы так долго? – спросили их с берега. – Мы ждали вас, хотя шли издалека.

– Нам пришлось разыскивать этих двоих. По-моему, они пытались от нас спрятаться, – ответил Маркено со смехом.

– Прятаться поздно, Тонолан! Она тебя уже подцепила! – ответил человек с берега, входя в воду вслед за Джетамио, для того чтобы подтащить лодку к берегу. При этом он сделал рукой характерный жест, изображавший удар острогой.

Джетамио покраснела и смущенно улыбнулась:

– Добыча отменная, Бароно, ты так не считаешь?

– Ты хороший охотница, – тут же нашелся Джондалар. – Изловить его не удавалось еще никакой женщина.

Раздался дружный смех. Хотя его владение их языком оставляло желать лучшего, всем было приятно уже и то, что он решил поучаствовать в этом шутливом разговоре.

– А как можно изловить такую крупную рыбину, как ты, Джондалар? – спросил Бароно.

– Для этого нужна подходящая наживка! – усмехнулся Тонолан.

После того как нос лодки вытянули на узкую полоску грубого песка и все сошли на берег, лодку перенесли на большую прогалину, находившуюся посреди густого леса, состоявшего преимущественно из скального дуба. Эта поляна использовалась людьми уже не первый год. То тут, то там виднелись бревна, колоды и щепки. Перед широким навесом теплился на удивление скромный костерок, хотя дров вокруг было в избытке, – иные из бревен лежали здесь так давно, что уже начали гнить. На прогалине сразу в нескольких местах кипела работа, и можно было наблюдать строительство лодок на различных стадиях.

Прибывшие опустили лодку, на которой они приплыли, на землю, и поспешили к манящему теплу костра. Несколько человек тут же оставили работу и присоединились к ним. Из вместительной выемки, сделанной в толстом бревне, поднимался ароматный пар свежезаваренного травяного чая. Вскоре это необычное корыто уже опустело. Неподалеку высилась горка округлых голышей, собранных на берегу реки; в грязном ручейке, струившемся за бревном, лежал ком мокрых листьев различных растений и трав.

Корыто пора было наполнять вновь. Двое мужчин качнули толстое бревно, чтобы выплеснуть из корыта остатки заварки, третий занялся тем, что стал вкладывать голыши в раскаленные уголья. Вода, использовавшаяся для заварки чая, и сам чай разогревались с помощью этих камней. После веселых подкалываний и насмешек, единственным объектом которых являлась будущая пара, собравшиеся поставили наземь чашки, сделанные из древесины и фибры, и вернулись к своим делам. Тонолана повели к краю прогалины. Он должен был пройти обряд инициации, суть которого сводилась к участию в постройке лодки. Ему предстояло выполнить простую, но тяжелую работу – свалить дерево.

Джондалар завязал беседу с Карлоно, вождем племени Рамудои. Разумеется, они говорили на излюбленную тему – о лодках. Он задавал ему вопрос за вопросом.

– Из какого дерева делаются самые лучшие лодки?

Карлоно, которому явно импонировал интерес не по годам рассудительного и сообразительного чужака, пустился в пространные рассуждения.

– Лучше всего брать зеленый дуб. Он и стойкий, и одновременно податливый, прочный, но не тяжелый. Когда его древесина высыхает, она теряет гибкость. Дерево можно срубить и зимой. Такие бревна могут лежать в озере или в болоте в течение целого года или даже двух, при этом древесина насквозь пропитывается водой и обрабатывать ее становится трудно. Придать лодке равновесие тоже непросто… И все-таки главное в этом деле – выбрать правильное дерево.

Карлоно направился к лесу.

– Оно должно быть большим? – спросил Джондалар.

– Дело не только в размере. Для основания и обшивки нужны высокие деревья с совершенно прямым стволом. – Карлоно повел высокого Зеландонии к той части леса, где деревья росли погуще. – В густом лесу деревья тянутся к солнцу. Ты понимаешь, о чем я…

– Джондалар!

Старший брат повернулся к окликнувшему его Тонолану. Тот и еще несколько мужчин стояли возле могучего дуба, окруженного высокими стройными деревцами, прямые стволы которых начинали ветвиться высоко вверху.

– Как я рад тебя видеть! Маленький Братик не сможет обойтись без твоей помощи. Ты ведь понимаешь, я не смогу жениться до той поры, пока не будет построена новая лодка. Для этого я должен срубить дерево… – Он выразительно указал кивком на росшее рядом высокое дерево. – Из него будут делаться какие-то там пояса. Ты только посмотри на этого исполина! Я даже и не думал, что деревья могут быть такими большими. Рубить его можно целую вечность. Большой Брат, похоже, мне придется жениться в весьма и весьма преклонном возрасте!

Джондалар улыбнулся и покачал головой:

– Пояса – это доски, из которых делаются борта больших лодок. Если ты действительно хочешь примкнуть к племени Шарамудои, тебе придется научиться не только этому.

– Я буду Шамудои. На лодках пусть плавают Рамудои. Уж лучше охотиться на серн – я в этом кое-что смыслю. Доводилось же мне охотиться на каменных козлов и муфлонов. Может, ты мне все-таки поможешь? Тут в одиночку явно не справиться…

– Я не хочу, чтобы бедняжка Джетамио ожидала тебя до самой старости… Придется прийти на помощь. К тому же мне хочется посмотреть, как они строят эти свои лодки… – ответил Джондалар и, повернувшись к Карлоно, сказал на языке Шарамудои: – Джондалар поможет рубить дерево? Поговорить мы сможем потом, правда?

Карлоно улыбнулся в знак согласия и, сделав несколько шагов в сторону, стал наблюдать за Тоноланом. Из-под топора полетели первые щепки. Впрочем, Карлоно стоял здесь недолго. На то, чтобы повалить лесного великана, мог уйти и весь день. К окончанию работы здесь должны были собраться все присутствующие.

Продольные удары, направленные едва ли не по касательной к стволу, чередовались с ударами поперечными, перерубавшими отслаивавшиеся от ствола тонкие щепы. Вонзить каменный топор на достаточно большую глубину невозможно, ибо его лопасть должна быть толстой (иначе она будет слишком непрочной). Дерево не столько рубилось, сколько подтачивалось с разных сторон. Работа шла крайне медленно, однако каждый новый удар приближал их к сердцевине древнего гиганта.

День уже клонился к концу, когда Тонолану было предоставлено право самостоятельно завершить эту многотрудную работу. К дереву собрались все присутствовавшие. Тонолан совершил еще несколько рубящих ударов и, услышав громкий треск, отскочил в сторону. Высоченный дуб стал валиться набок – сначала медленно, затем все увереннее и быстрее. Исполинское дерево кренилось все ниже и ниже, ломая ветви и стволы своих молодых собратьев, и наконец с оглушительным треском рухнуло наземь. Оно подскочило, отчаянно встряхнув всеми своими ветвями, и замерло уже навсегда.

В лесу установилась полнейшая тишина, казавшаяся благоговейной. Замолкли даже птицы. Величественный древний дуб был повержен, отсечен от своих живительных корней. Светлый пень казался свежей раной, появившейся на смуглом теле леса, безмолвно сносящего боль. Исполненный достоинства, Доландо встал перед пнем и, медленно опустившись на колени, выкопал в земле небольшую ямку и бросил в нее желудь.

57
{"b":"2102","o":1}