ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я не посылал бревна. Это был случай! Удача!

– Я почувствовал твой зов совсем не случайно. Ему вняли и другие. Тебе невозможно отказать. Этого не сделала бы даже Мать! Именно в этом состоит твой дар. Бойся Даров Матери! Она делает тебя Своим должником. Раз уж Она наделила тебя столь серьезным даром, значит, Она рассчитывает на тебя, понимаешь? Ничто не дается просто так. В этом смысле не является исключением и великий Дар Радости. Он несет в себе глубокий смысл, пусть обычно мы и не понимаем его… Запомни раз и навсегда: ты исполняешь волю Матери. Тебе не нужен зов, ибо ты рожден для иной судьбы. Но прежде всего ты должен будешь пройти испытания. Ты причинишь боль и пострадаешь за это…

Глаза молодого человека округлились от изумления.

– Ты будешь уязвлен. Вместо исполнения желаний тебя будут ждать разочарования, вместо уверенности – сомнения. С другой стороны, Мать наделила тебя совершенным телом и разумом. Ты владеешь особыми искусствами и редкостными талантами. Мало того, тебя отличает необычайная чувствительность. Твои терзания – следствие твоих способностей. Тебе дано очень многое. Испытания, которые выпадут на твою долю, позволят тебе осознать эти дары… Помни о том, что служение Матери не только жертва. Ты найдешь то, что ищешь. Так угодно судьбе.

– Но как же Тонолан?

– Я чувствую разрыв – судьба ведет тебя иной дорогой. Позволь ему идти своим путем… Он полюбился Мудо.

Джондалар нахмурился. Подобное присловье имелось и у Зеландонии, но оно могло сулить и несчастье. Великая Мать Земля ревностно относилась к своим любимцам и рано призывала их к себе. Он подождал, но Шамуд не прибавил к сказанному ни слова. Он не совсем понял и его рассуждения о «нужде», «силе» и «воле Матери» – Те, Кто Служит Матери, часто говорят темным языком, – однако они явно не понравились ему.

Едва огонь погас, Джондалар поднялся с земли и направился к хижине, находившейся в задней части вымоины. Шамуд продолжал сидеть на месте.

– Нет! Я не могу бросить мать и малышку, – ответил он, словно прочитав мысли Джондалара.

По спине Зеландонии побежали мурашки. Неужели у Толи и ее дочки такие серьезные ожоги? И вообще, почему он так дрожит? Ведь ему совсем не холодно…

Глава 12

– Джондалар! – воскликнул Маркено. Высокий чужеземец остановился, поджидая не менее рослого Шарамудои. – Не спеши подниматься наверх вечером… Придумай отговорку, – сказал Маркено приглушенным голосом. – Тонолану после Обета и так несладко приходится – все эти ограничения и ритуалы… Надо хоть немножко расслабиться…

Он вынул из меха затычку и смущенно улыбнулся. Джондалар почувствовал знакомый запах черничного вина.

Зеландонии улыбнулся и ответил Маркено утвердительным кивком. Его народ и Шарамудои заметно отличались друг от друга, однако кое-какие их обычаи были удивительно схожи. Судя по всему, молодые мужчины хотели устроить свое собственное «ритуальное» действо. Они продолжали спускаться по крутой тропке.

– Как дела у Толи и Шамио?

– Толи боится, что у Шамио на лице останется шрам. В остальном с ними все в порядке. Серенио считает, что от ожога не останется и следа, но в этом не уверен даже Шамуд.

Джондалар нахмурился и понимающе закивал головой. Тропинка сделала крутой поворот, и они увидели Карлоно, задумчиво разглядывавшего дерево. Увидев их, он широко улыбнулся. От этого его сходство с Маркено стало еще более заметным. Он уступал в росте сыну своего очага, однако был таким же сухощавым и жилистым. Еще разок взглянув на дерево, он отрицательно покачал головой:

– Нет. Не подходит.

– Не подходит? – спросил Джондалар.

– Для распорок, – пояснил Карлоно. – Я не вижу в этом дереве лодки. И изгиб внутренний у нее иной, чем у этих ветвей. Они не пойдут даже на отделку.

– Откуда ты это знаешь? Лодка ведь еще не закончена, – удивился Джондалар.

– Уж он-то знает, – вмешался в разговор Маркено. – Карлоно всегда находит то, что нужно. Если хочешь, можешь остаться с ним и поговорить о деревьях. Ну а я пойду вниз, на поляну.

Джондалар проводил его взглядом и спросил у Карлоно:

– Но ответь мне, как ты находишь нужное дерево?

– Нужно развить в себе особое чувство – а это достигается только практикой. На сей раз следует искать не стройные высокие деревья. Здесь понадобятся кривые, изогнутые ветви. Ты должен прикинуть, как они лягут на днище лодки и впишутся в ее борта. Искать такие деревья надо на открытых местах, там, где они могут разрастись вширь. Деревья похожи на людей. Одни больше любят компанию, в которой каждый пытается превзойти других. Другие предпочитают жить по-своему, прекрасно сознавая то, что им может грозить одиночество. Каждое из них имеет свою цену…

Карлоно сошел с главной тропы и пошел по еле приметной тропке. Джондалар следовал за ним.

– Иногда деревья растут парами, – продолжал вождь племени Рамудои, – подлаживаясь друг к другу. Посмотри сюда. – Он указал на сплетенные стволы росшей неподалеку пары. – Мы называем их любовной парой. Если срубить одно из этих деревьев, второе дерево тоже может умереть…

Джондалар печально вздохнул.

Они вышли на прогалину. Карлоно повел высокого мужчину вверх по залитому солнцем склону, туда, где рос огромный раскидистый дуб. На одной из его ветвей Джондалар заметил что-то вроде плода и изумленно замер. В следующее мгновение он увидел на нем и другие предметы: изящные корзинки с пестрыми узорами из птичьих перьев, маленькие кожаные мешочки, разукрашенные раковинками-бусинками и нехитрым узорным плетением. Длинное ожерелье было надето на дерево так давно, что буквально вросло в ствол. При ближайшем рассмотрении оно оказалось сделанным из аккуратно обточенных ракушек с просверленными посередине отверстиями, которые чередовались с рыбьими позвонками. Здесь же висели маленькие резные лодочки, волчьи клыки, цветастые птичьи перья и беличьи хвостики. Такого Джондалар еще не видел.

Карлоно довольно кашлянул.

– Это – Щедрое Древо, или Древо Желаний. Полагаю, Джетамио уже принесла ему свой дар… Так поступают те женщины, которые хотят, чтобы Мудо одарила их ребенком. Они считают это дерево своим, однако это не мешает и мужчинам приносить ему свои подношения. Они просят о ниспослании удачи во время первой охоты, о крепости лодок и о счастливом браке. Нельзя просить часто – речь должна идти о чем-то особом…

– Какой он огромный!

– Да. Это – дерево Матери, но привел я тебя сюда совсем не по этой причине. Ты видишь, как изгибаются его ветви? Распорок из такого дерева не сделаешь, и не потому, что оно является Щедрым Древом, просто оно слишком велико… Так вот, для распорок нужно искать деревья именно такого типа. Главное, чтобы ветви загибались так же, как борта твоей лодки.

Они перешли на другую тропку и стали спускаться к прогалине, на которой Шарамудои строили свои лодки. Они остановились возле Маркено и Тонолана, работавших над длинным бревном огромного обхвата, удаляя его сердцевину каменными теслами. На этой стадии бревно походило скорее не на изящную легкую лодку, но на грубое долбленое корыто, пригодное разве что для приготовления травяного настоя. Нос и корма лодки вырезались в последнюю очередь.

– Джондалар заинтересовался строительством лодок! – сказал Карлоно.

– Надо подыскать ему речную женщину – тогда бы он смог стать Рамудои. Это справедливо. Брат-то его будет Шамудои, верно? – пошутил Маркено. – Я знаю двух девиц, которым он явно приглянулся… Одной из них особенно…

– Серенио с ними живо разберется, – усмехнулся Карлоно, подмигнув Джондалару. – Кстати, лучшие строители лодок происходят именно из племени Шамудои. Лодка речного человека должна находиться в воде, а не на суше.

– Если тебе так хочется научиться строить лодки, возьми в руки тесло, – буркнул Тонолан. – Мой братец – большой любитель поговорить. – Его руки и лицо были чем-то перепачканы. – Могу уступить свой инструмент, – добавил он, швырнув тесло Джондалару. Тот машинально поймал увесистое орудие. Режущая кромка камня составляла прямой угол с топорищем, оставившим на его руке черный след.

62
{"b":"2102","o":1}