ЛитМир - Электронная Библиотека

Тонолан, закреплявший на ногах снегоступы, выпрямился и ответил:

– Джондалар, я говорил совершенно серьезно.

– Так мы же в таком случае и до следующего Летнего Схода назад не обернемся!

– Ты что, уже жалеешь о своем решении? Ох, не следовало мне брать тебя с собой, Брат. Я говорю совершенно серьезно. Я нисколько не обижусь, если ты вернешься назад прямо сейчас, – ведь ты принял решение о Путешествии в самую последнюю минуту, верно? Помимо прочего, ты должен помнить и о том, что мы можем вообще не вернуться из этого странствия. Если хочешь уйти – сделай это прямо сейчас, в противном случае тебе придется дожидаться следующей зимы. Ведь плато можно перейти только в эту пору…

– Нет, ты зря считаешь, что я принял решение в последний момент, Тонолан. Я подумывал о Путешествии уже давно, и лучшего времени, чем это, для него не придумаешь, – уверенно возразил Джондалар, хотя в его тоне Тонолан и уловил горестные нотки. Явно желая уйти от этой темы, Джондалар сменил тон и добавил: – Я ведь ни разу еще не путешествовал, верно? Если бы я не отправился в Путешествие сейчас, я не сделал бы этого уже никогда. Выбор сделан, Маленький Брат. Я остаюсь с тобой.

Солнце, стоявшее посреди ясного неба, заливало своим ослепительным светом девственную белизну лежащего перед ними пространства. Уже наступила весна, но на такой высоте ее приход еще не ощущался. Джондалар опустил руку в мешочек, висевший у него на поясе, и достал из него защитные щитки, надевавшиеся на голову. Они были сделаны из дерева и имели в центральной части узкие горизонтальные прорези для глаз. После этого он просунул свободную ногу в петлю снегоступа и – уже в снегоступах – направился к своей внушительной котомке.

Снегоступы эти делал Тонолан. Он был мастером по части изготовления копий и дротиков и всегда носил с собой свой излюбленный древкоправ – инструмент с отверстием на одном конце, выточенный из цельного оленьего рога со срезанными зубцами и отростками. Орудие это было покрыто искусной резьбой, изображавшей животных и весенние цветущие растения, призванной умилостивить Великую Мать Землю, дабы та вселила своих духов в дротики, изготовленные с помощью этого орудия. Тонолан любил заниматься резьбой. Во время охоты дротики то и дело терялись, и поэтому ему постоянно приходилось делать новые. Они при этом вставлялись в отверстие правила, что позволяло ему пользоваться последним как рычагом. Тонолан умел распрямлять дерево, разогретое на пару или на раскаленных каменьях, и изгибать его, если речь шла об изготовлении снегоступов. Что и говорить – он умел работать.

Джондалар повернулся к брату, желая понять, готов ли тот к продолжению похода. Они обменялись кивками и отправились в путь, медленно спускаясь вниз к темневшему вдалеке лесу. Справа за лесистой низиной поднимался гладкий, покрытый снегом склон, еще дальше вставали пики могучего горного кряжа, уходившего на север. На юго-востоке же виднелась одна-единственная вершина, блистающая вечными льдами.

Высокогорное плато, которое они только что пересекли, казалось рядом с этими исполинами жалким холмиком. Оно представляло собой останки куда более древней, чем эти молодые вершины, системы. Но все-таки и оно находилось на такой высоте, что снежный покров сохранялся на нем в течение всего года. Придет время, когда континентальный ледник отступит на север и эта высокогорная равнина покроется лесами. Но произойдет это еще очень не скоро. Пока же все было покрыто ледяной коркой – миниатюрной копией того ледника, который охватывал северные земли планеты.

Едва братья достигли границы лесной зоны, они поспешили снять щитки, прикрывавшие глаза от слишком яркого света. Немного пониже они нашли небольшой родничок талых вод, просочившихся под землю где-то под ледником и вышедших на поверхность кристально чистым звонким ручьем, петлявшим между занесенными снегом берегами.

– Как ты думаешь? – спросил Тонолан, указывая жестом на ручеек. – Даланар говорил, что где-то здесь она и есть, – Если это действительно Донау, мы скоро это узнаем. Мы пойдем вниз по реке Великой Матери. Если мы увидим три сливающихся вместе реки, текущих на восток, значит, мы у цели. Я думаю, любой здешний ручеек рано или поздно приведет нас к ней.

– Давай будем держаться левой стороны. Когда мы спустимся пониже, перейти будет сложнее.

– Так-то оно так, но Лосадунаи живут на правом берегу. Мы могли бы остановиться в их Пещерах. Левый берег считается страной плоскоголовых.

– Джондалар, давай уж не будем останавливаться у этих Лосадунаи, – сказал Тонолан с улыбкой. – Ты же понимаешь, они захотят оставить нас у себя, а мы уже и так слишком задержались у Ланзадонии. Если бы мы задержались чуть-чуть подольше, мы бы уже не смогли перейти через ледник. Нам пришлось бы обходить его стороной, а на севере, говорят, действительно живет множество плоскоголовых. Надо идти дальше – так далеко на юг они вряд ли заберутся. В любом случае нам это ничем не грозит. Неужели ты их боишься? Говорят, убить плоскоголового – все равно что убить медведя…

– Не знаю, что тебе и сказать, – вновь нахмурился высокий мужчина. – Мне и с медведем не хотелось бы связываться. Я слышал, что плоскоголовые умны и коварны. Некоторые даже считают их людьми…

– Может, они и умные, да говорить-то все равно не могут! Значит, они животные.

– Тонолан, меня беспокоят не плоскоголовые… Лосадунаи хорошо знают эти земли. Они могут направить нас в другую сторону. Зачем нам задерживаться у них? Они опишут нам ориентиры и расскажут о том, чего следует ожидать в этих краях, верно? Мы ведь сможем с ними поговорить. Даланар говорил, что некоторые из них понимают язык Зеландонии. Если ты согласишься зайти к ним сейчас, мы не станем делать этого на обратном пути, – я тебе это обещаю.

– Ладно. Как скажешь.

Братья стали отыскивать место для переправы. Ручей был настолько широким, что перепрыгнуть его они уже не могли. Вскоре они нашли дерево, лежавшее поперек ручья так, что по нему возможно было перейти на противоположный берег. Джондалар, который шел первым, взял в руки длинную палку и осторожно ступил на корень поваленного дерева. Тонолан принялся озираться по сторонам.

– Джондалар! Берегись! – неожиданно закричал он.

Рядом с головой высокого мужчины просвистел увесистый булыжник. Припав к земле, Джондалар издал предупредительный крик и потянулся за дротиком. Тонолан, уже сжимавший в руках оружие, обратил взор в ту сторону, откуда был брошен камень, Заметив за спутанными голыми ветвями одного из кустов какое-то движение, он, не раздумывая, метнул туда свой дротик. Он уже потянулся за новым, когда вдруг из-за кустов показалось шесть безмолвных фигур. Братья были окружены.

– Плоскоголовые! – воскликнул Тонолан, сделав шаг назад, чтобы лучше прицелиться.

– Погоди, Тонолан! – остановил его Джондалар. – Их же больше…

– Их вожак – тот, что покрупнее, видишь? Если я свалю его, остальные разбегутся.

Он вновь завел руку для броска.

– Нет! Прежде чем мы успеем метнуть второй дротик, плоскоголовые растерзают нас! Я думаю, они нас побаиваются – иначе почему они не подходят ближе? – Джондалар медленно распрямился, так и не выпуская из руки своего дротика. – Не двигайся, Тонолан. Пусть следующий ход сделают они. Не упускай из виду их вожака. Он мог сообразить, что ты метишь именно в него.

Джондалар стал разглядывать самого рослого плоскоголового и испытал достаточно неприятное чувство, заметив, что и тот разглядывает его своими большими карими глазами. Он никогда не видел плоскоголовых вблизи, и вид их не мог не поразить его. Он ожидал увидеть нечто совершенно иное. Над глазами вожака нависали мощные надбровные дуги, сами брови были на удивление густыми и косматыми. Крупный узкий нос, больше похожий на клюв, сильно выдавался вперед, отчего глаза казались посаженными особенно глубоко. Густая, немного вьющаяся борода скрывала низ лица. Джондалар перевел взгляд на юного плоскоголового, у которого еще не росла борода, и заметил, что эти существа лишены подбородков. Волосы на голове были такими же густыми и темными, как и их бороды; тела плоскоголовых покрывал густой ворс.

8
{"b":"2102","o":1}