ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я вижу, вижу! – воскликнул Тонолан. – Смотри, Джондалар, чуть правей, вон на том уступе.

Джондалар перевел взгляд и увидел небольшую изящную серну, стоявшую на краю пропасти. Ее густая черная зимняя шерсть проступала на фоне летней, серо-коричневой, сливавшейся со скалами. Голову этой антилопы, похожей на козу, украшали небольшие рога с изогнутыми кончиками.

– Да, теперь я его вижу, – сказал Джондалар.

– Может быть, это и не «он». У самок тоже есть рога, – поправил его Доландо.

– Они похожи на козерогов, правда, Тонолан? Хотя несколько побольше и рога у них подлинней. Но с такого расстояния…

– А как Зеландонии охотятся на козерогов, Джондалар? – спросила молодая женщина. Ее живой, любознательный взгляд светился любовью.

Она была всего на несколько лет старше Дарво, и высокий мужчина со светлыми волосами поразил ее юное воображение. Она родилась среди людей племени Шамудои, но выросла у реки, поскольку ее мать перешла затем жить к мужчине из племени Рамудои, а когда в отношениях между ними наметился бесповоротный разрыв, вернулась обратно. В отличие от детей, выращенных в племени Шамудои, девушка не привыкла бродить по горам и стала проявлять интерес к охоте на серну лишь с тех пор, как узнала, что Джондалару нравятся женщины, которые ходят на охоту. К собственному удивлению, она обнаружила, что это крайне увлекательное занятие.

– Я не очень хорошо в этом разбираюсь, Ракарио, – с мягкой улыбкой ответил Джондалар. Молодые девушки и раньше проявляли к нему внимание, и он не мог не заметить, как относится к нему Ракарио, но ему не хотелось поощрять ее. – Среди горных отрогов, расположенных к югу и к востоку от тех мест, где мы жили, и вправду водились козероги, но путь туда неблизкий, и мы предпочитали охотиться на равнинах. Порой во время Летнего Схода охотники собирались вместе и отправлялись на вылазку в горы. Я ходил с ними только ради интереса и во всем следовал их указаниям, ведь они намного опытней меня. Я только учусь, Ракарио. А вот Доландо знает все о том, как нужно охотиться на животных, обитающих в горах.

Серна одним прыжком переместилась с уступа на верхушку скалы и преспокойно застыла, обозревая окрестности.

– И как же вы охотитесь на животных, которые могут вот так прыгать? – спросила Ракарио, которую поразили изящество, легкость и уверенность движений серны. – И как ей только удается удержаться на таком крохотном пятачке?

– Когда мы будем возвращаться с добычей, Ракарио, присмотрись к копытам серны, – ответил Доландо. – Они твердые лишь по краям, а внутренняя часть у них такая же гибкая, как ладонь твоей руки. Поэтому они способны передвигаться не поскальзываясь и не оступаясь. Гибкая часть копыта вплотную приникает к земле, а твердая дает устойчивость. Когда охотишься на серн, необходимо учитывать, что они все время смотрят вниз. Они тщательно выбирают дорогу и постоянно следят за тем, что находится у них под ногами. Глаза у них расположены по бокам головы, и это позволяет им видеть все, что находится по обе стороны от них, но того, что находится сзади, они не видят. Вот этим и пользуются охотники. К ним можно подобраться сзади так, чтобы они тебя не заметили. Если ты проявишь выдержку и осторожность, тебе удастся подойти к серне совсем близко – так, что можно будет притронуться к ней.

– А если, пока ты к ним подбираешься, они вздумают ускакать прочь? – спросила Ракарио.

– Посмотри вон туда. Видишь зеленые пятна среди лугов? После долгой зимы свежая травка кажется на редкость вкусной. Эта серна следит за тем, не приближается ли откуда-нибудь враг. А остальные – самцы, самки и детеныши – прячутся среди скал и кустарников. Если там хорошее пастбище, они никуда не денутся до тех пор, пока не учуют опасность.

– Почему же мы все стоим и разговариваем? Пойдемте дальше, – сказал Дарво.

Его раздражало то, что Ракарио все время старается оказаться поближе к Джондалару, и, кроме того, он с нетерпением ждал момента, когда они смогут начать охоту. Для него эта вылазка была отнюдь не первой: с тех пор как Джондалар стал ходить на охоту вместе с людьми из племени Шамудои, Дарво всякий раз сопровождал его, но пока что он только учился наблюдать за животными и выслеживать их. А теперь ему разрешили попытаться убить серну. Если он добьется успеха, для него эта добыча окажется первой в жизни и окружающие обратят на него особое внимание. Впрочем, никто ничего от него не требовал. Если на этот раз он допустит промах, он сможет попробовать свои силы еще и еще. Охота на быстроногих животных в условиях, к которым они идеально приспособлены, – дело крайне трудное. Для того чтобы подобраться к серне на расстояние, с которого можно совершить нападение, требовались немалое терпение и ловкость. А если животные испугаются и обратятся в бегство, перелетая со скалы на скалу и проносясь над глубокими расселинами, никто уже не сможет их догнать.

Доландо начал взбираться по скалистому склону. Между пластами скальных пород, расположенными параллельно друг другу, слегка наклонно, залегали слои более мягких осадочных пород, которые выветрились в местах выхода на поверхность; в результате образовался ряд удобных выступов, похожий на лестницу. чтобы подобраться к сернам сзади, охотникам предстояло одолеть тяжелый, но не опасный подъем, для этого особых навыков не требовалось.

Охотники потянулись цепочкой следом за вожаком. Джондалар, собиравшийся идти последним, стоял в ожидании, но, когда уже почти все взошли на склон, он услышал оклик Серенио. Джондалар удивился. Серенио никогда не увлекалась охотой и проводила все время где-нибудь поблизости от жилища. «Что заставило ее отправиться в такую даль?» – подумал он. Когда она подошла поближе, он заметил, какое у нее выражение лица, и не на шутку встревожился. Серенио запыхалась от быстрой ходьбы. Наконец ей удалось слегка отдышаться, и она проговорила:

– Хорошо… я нашла тебя. Позови Тонолана… Джетамио… схватки… – Больше ей ничего не удалось сказать.

Приложив руки ко рту, Джондалар закричал:

– Тонолан! Тонолан!

Один из охотников, поднимавшихся по склону, обернулся, и Джондалар замахал руками, показывая, что ему нужно вернуться.

Они с Серенио стояли в молчании, поджидая Тонолана. Джондалару было не по себе. Ему хотелось спросить, все ли в порядке с Джетамио, но он почему-то никак не решался это сделать.

– Когда начались схватки? – спросил он наконец.

– Она почувствовала боль еще ночью, но ничего не сказала Тонолану. Он так радовался предстоящей охоте, и она побоялась, что он откажется от этого удовольствия, если она обо всем ему скажет. Она не была до конца уверена, что это схватки, и, по-моему, ей хотелось преподнести сюрприз и показать ему новорожденного младенца, когда он вернется, – сказала Серенио. – Она не хотела, чтобы он волновался или сидел и ждал, пока роды не закончатся.

Джондалар подумал, что это вполне в характере Джетамио. Она решила избавить Тонолана, который так нежно о ней заботился, от лишних тревог. И тут у него возникла мысль, от которой ему стало нехорошо: «Почему же Серенио так поспешно отправилась в горы за Тоноланом, если Джетамио намеревалась преподнести ему сюрприз?»

– Что-то случилось, верно?

Серенио опустила голову, прикрыла глаза и глубоко вздохнула, а затем ответила:

– Ребенок развернулся перед родами головкой вверх, а у нее узкий таз, и ей никак не справиться. Шамуд говорит, что это связано с параличом, который она перенесла. Он велел мне позвать Тонолана… И тебя, чтобы ты поддержал брата.

– Ох, нет, Превеликая Дони, только не это!

– Нет! Нет! Нет! Не может быть! Почему? Почему Великая Мать сначала послала ей ребенка, а теперь решила забрать их обоих?

Тонолан метался из угла в угол по жилищу, которое служило прибежищем им с Джетамио, то и дело ударяя кулаком по ладони левой руки. Джондалар стоял в растерянности, понимая, что он не в силах облегчить страдания брата и может сделать лишь одно: побыть рядом с ним. Другие оказались лишены и этой возможности: от горя Тонолан впал в неистовство и выгнал всех прочь.

89
{"b":"2102","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тень ночи
Лагом. Ничего лишнего. Как избавиться от всего, что мешает, и стать счастливым. Детокс жизни по-шведски
Мой любимый демон
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
Смерть в белом халате
Разбивая волны
Институт неблагородных девиц. Чаша долга
Одиссея голоса. Связь между ДНК, способностью мыслить и общаться: путь длиной в 5 миллионов лет