ЛитМир - Электронная Библиотека

– Джондалар, за что? Почему Великая Мать лишила ее жизни? Она столько выстрадала, видела так мало радости. Ей хотелось родить ребенка, чтобы на свете появилось родное ей существо. Неужели такое желание могло показаться кому-то чрезмерным?

– Я не знаю, Тонолан. Даже Зеландонии не смогла бы ответить на твой вопрос.

– И почему такая жестокость? Такая ужасная боль? – Тонолан остановился перед братом и продолжал говорить, взывая к нему: – Джондалар, когда я пришел, Джетамио так мучилась, что, кажется, не узнала меня. Я понял это по ее взгляду. Почему, ну почему она умерла?

– Никому не известно, почему Великая Мать посылает в дар жизнь и лишает ее.

– Великая Мать! Великая Мать! Ей нет до нас дела. И Джетамио, и я почитали Ее. И что это изменило? Она отняла у меня Джетамио. Я ненавижу Великую Мать! – Он снова заметался из угла в угол.

– Джондалар… – Рошарио остановилась у входа, не решаясь войти внутрь.

Джондалар вышел к ней.

– Что такое?

– Шамуд вскрыл ей чрево, чтобы извлечь ребенка, после того как Джетамио… – Рошарио заморгала, пытаясь унять слезы… – Он надеялся спасти младенца – иногда это удается сделать. Но оказалось, что уже слишком поздно. Это был мальчик. Я не знаю, стоит говорить ему об этом или нет, решай сам.

– Спасибо тебе, Рошарио.

Он заметил, как сильно она опечалена. Джетамио приходилась ей дочерью. Рошарио вырастила ее, ухаживала за ней все то долгое время, пока Джетамио болела, и потом, когда она поправлялась. Она не отходила от нее ни на шаг вплоть до окончания злополучных родов. Внезапно Тонолан протиснулся между ними, схватил свой старый заплечный мешок, который брал во все путешествия, и направился к тропе, проходившей у скалистой стены.

– Думаю, сейчас не стоит. Я скажу ему попозже, – проговорил Джондалар и кинулся бегом за братом. – Куда ты собрался? – спросил он, поравнявшись с ним.

– Я ухожу. Мне не следовало тут задерживаться. Мое Путешествие еще не закончено.

– Ты не можешь взять и уйти сейчас, – сказал Джондалар и положил руку ему на плечо. Резким движением Тонолан высвободился.

– Почему же? Разве меня что-нибудь здесь держит? – прерывающимся голосом проговорил он.

Джондалар схватил его за руку, силой заставил развернуться и посмотрел ему в глаза. Лицо Тонолана так сильно исказилось от горя, что показалось Джондалару незнакомым. Он ощутил, какая невыносимая боль снедает душу брата, и содрогнулся. Порой ему случалось позавидовать Тонолану, нашедшему счастье в любви к Джетамио, и он не раз задавался вопросом: какой изъян в характере мешает влюбиться ему самому? А впрочем, может, это и к лучшему. Стоит ли мечтать о любви, если из-за нее приходится так мучиться в тоске и отчаянии?

– Неужели ты допустишь, чтобы Джетамио и ее сына похоронили без тебя?

– Сына? Откуда ты знаешь, что это был мальчик?

– Шамуд извлек ребенка в надежде спасти хоть его. Но было уже слишком поздно.

– Мне не нужен сын, из-за которого она умерла.

– Тонолан, Тонолан! Она мечтала о ребенке. Она хотела забеременеть и обрадовалась, когда это случилось. Неужели ты предпочел бы, чтобы она не изведала такого счастья и прожила бы долгую тоскливую жизнь, не имея детей, утратив всякую надежду на то, что они когда-нибудь появятся? Она познала любовь и счастье. Сначала она повстречалась с тобой, затем Великая Мать послала ей ребенка. Жизнь ее была недолгой, но она говорила мне, что не смела и мечтать о том, что ей выпадет такое счастье. Она сказала, для нее нет большей радости, чем жить с тобой и знать, что она носит твоего ребенка. Она говорила, что это твой ребенок, Тонолан. Дитя твоего духа. Возможно, Великая Мать знала, как может сложиться судьба Джетамио, и предпочла послать ей счастье хоть ненадолго.

– Джондалар, она даже не узнала меня… – Голос Тонолана прервался.

– Под конец Шамуд дал ей какое-то снадобье, Тонолан. Надежды , на то, что она все-таки родит, уже не оставалось, но ему удалось облегчить ее страдания. Она знала, что ты рядом с ней.

– Великая Мать лишила меня всего на свете, отняв у меня Джетамио. Мою душу переполняла любовь, а теперь она пуста, Джондалар. У меня ничего не осталось. Ну почему, почему ее нет со мной? – Тонолан пошатнулся. Джондалар кинулся к нему, поддержал его, прижал к себе, чувствуя, как содрогается от рыданий тело брата.

* * *

– Почему бы нам не вернуться, Тонолан? Если мы отправимся в путь сейчас, к зиме мы уже доберемся до ледника и весной окажемся дома. Почему ты решил двинуться на восток? – В голосе Джондалара звучала тоска по родным местам.

– Возвращайся домой, Джондалар. Тебе давно надо было это сделать. Я всегда говорил, что ты – Зеландонии и тебе надо жить в родных краях. А я пойду дальше на восток.

– Ты намеревался добраться до устья реки Великой Матери. Что ты станешь делать, когда окажешься у Моря Беран?

– Не знаю. Может, отправлюсь дальше по берегу моря. А может, подамся на север и стану охотиться на мамонтов вместе с соплеменниками Толи. Мамутои говорят, что на востоке есть еще один горный хребет. Меня не тянет домой, Джондалар. Уж лучше отправиться на поиски чего-то нового. Пришло время, когда нам с тобой придется расстаться. Твой путь лежит на запад, а мой – на восток.

– Если ты не хочешь возвращаться, почему бы не остаться здесь?

– Да, почему бы тебе не остаться здесь, Тонолан? – сказал Доландо, вмешавшись в их разговор. – И тебе тоже, Джондалар. Ни Шамудои, ни Рамудои не считают вас чужаками. Здесь живут ваши родственники и друзья. Нам будет очень грустно, если вы покинете нас.

– Доландо, ты же знаешь, я был готов остаться здесь до конца жизни. Но теперь я не могу. Все здесь напоминает мне о ней. Мне все время кажется, что я вот-вот увижу ее. Каждый день мне приходится заново свыкаться с мыслью о том, что я утратил ее навсегда. Мне очень жаль, но я должен уйти отсюда, хоть и знаю, что буду скучать по вас.

Доландо кивнул. Он не пытался ни на чем настаивать и только хотел сказать, что здесь их считают членами семьи.

– Когда вы отправитесь в путь?

– Скоро. Пожалуй, через пару дней, – ответил Тонолан. – Я хотел бы кое о чем договориться, Доландо. Я возьму с собой только одежду и все необходимое для Путешествия. Не выделите ли вы мне небольшой челнок?

– Это наверняка можно будет устроить. Значит, вы отправитесь вниз по реке. На восток? Вы не станете возвращаться к Зеландонии?

– Я отправлюсь на восток, – сказал Тонолан.

– А ты, Джондалар?

– Не знаю. Я должен подумать о Серенио и Дарво…

Доландо кивнул. Джондалар не скрепил отношения с ней обрядом, но тем не менее ему будет трудно принять решение. У высокого мужчины из племени Зеландонии были причины для того, чтобы отправиться в путь на запад или на восток, и для того, чтобы остаться, и никто не знал, что он выберет.

– Рошарио целый день готовит еду. По-моему, ей просто хочется чем-нибудь заняться, чтобы мысли не так сильно донимали ее, – сказал Доландо. – Ей было бы приятно, если бы вы пришли поесть с нами. Джондалар, она будет рада видеть и Серенио, и Дарво. И у нее стало бы легче на душе, Тонолан, если бы ты поел хоть немного. Она беспокоится за тебя.

Джондалар почувствовал, как нелегко приходится Доландо. Все его мысли занимал лишь Тонолан, и он не подумал о том, что обитатели Пещеры тоже горюют. Джетамио выросла здесь. И Доландо наверняка заботился о ней как о ребенке своего очага. Многие были к ней привязаны. Толи и Маркено приходились ей родственниками, и он заметил, что Серенио стала часто плакать. А Дарво так расстроился, что не хотел с ним разговаривать.

– Я скажу Серенио, – ответил Джондалар. – Дарво наверняка захочет прийти. Возможно, он придет один. Мне хотелось бы поговорить с Серенио.

– Скажи ему, пусть приходит, – проговорил Доландо, а про себя подумал: «Надо, чтобы мальчик остался ночевать у нас, его матери и Джондалару потребуется время, чтобы принять какое-то решение.

Мужчины ушли под навес и ненадолго задержались у огня, пылавшего в главном очаге. Они почти не разговаривали, но им хотелось побыть еще немного вместе. Все они понимали, что в их жизни произошли перемены и больше им уже не доведется постоять вот так рядом друг с другом.

90
{"b":"2102","o":1}