ЛитМир - Электронная Библиотека

— Шарль! Пожалуйста, принеси маме воды! — окликнул его Андрие.

— Хорошо, папа.

И он исчез, небрежно махнув Шибу рукой. Шиб несколько раз глубоко вдохнул воздух. Держи себя в руках. Попытайся проанализировать ситуацию. Шарль видел, как приехал Кордье. Значит, он был в парке. Шиб начал осматриваться, и на глаза ему неожиданно попался сарайчик, где хранился садовый инвентарь. Он был наполовину скрыт за мощным эвкалиптом. Шиб собрался подойти к нему, но тут на пороге показался человек в бежевых шортах с мощным загорелым торсом. У него было смуглое лицо, светлые глаза и каштановые волосы, завязанные в хвост. Наверняка это Коста, садовник. На плече у него висел свернутый поливочный шланг. Он не замечал Шиба, стоявшего в тени дома.

Интересно, Шарль тоже был в сарайчике? Или в часовне, где незаметно включил проигрыватель? Покусывая губы, Шиб обошел вокруг ухоженного бассейна, собираясь разыскать Гаэль.

Маленькая тропинка вела в сосновую рощу вдоль живой изгороди, за которой слышалось журчание воды. Шиб прошел добрую сотню метров, прежде чем заметил Гаэль, склонившуюся над землей, устланной густым ковром сосновых игл.

— Ты что-нибудь нашла? — крикнул он.

— Ничего. Я, знаешь ли, не сильна в поисках следов в лесу.

— А что на реке?

Гаэль указала на пологий спуск у себя за спиной. Шиб приблизился и увидел узкую извилистую речку под плакучими ивами. Из-под воды выступали камни, по которым можно было с легкостью перейти на другой берег, более крутой, заросший колючим кустарником.

— Оттуда нелегко выбраться на дорогу, — заметил Шиб.

— Уф! Кажется, с меня на сегодня хватит, — сказала Гаэль.

Шиб повернулся к ней.

— Послушай, я не могу представить, как человек похищает труп, а потом кладет его в машину и увозит. Любая проверка на дороге...

—Шиб, если бы все люди так рассуждали, они никогда не совершали бы тех мерзостей, о которых пишут газеты.

Шиб покачал головой.

— Если тип, который это сделал, руководствовался только ненавистью к Андрие, он обязательно вернет тело на место. Изуродованным, обезображенным, каким угодно— но вернет, чтобы причинить своему врагу еще худшую боль.

— Надеюсь, что нет, — вздохнула Гаэль.

— А ты предпочитаешь, чтобы это оказался некрофил, который решил сделать Элилу своей маленькой вечной невестой?

— Ничего я не предпочитаю. Пожалуй, кроме одного — вернуться на неделю назад, когда мы с тобой еще не были знакомы.

— Однако тебя с самого начала крайне заинтересовала эта история. Фактически, это ты подсказала мне идею— поиграть в частных детективов, — сказал Шиб, с трудом удерживая раздражение.

— Хорошо, считай, что я облажалась. Ты доволен?

Гаэль снова вздохнула и провела рукой по густым каштановым волосам.

— Вначале я действительно смотрела на это как на игру, а теперь... Андрие и сам выглядит немногим лучше покойника...

Послышался легкий шорох. Шиб насторожился. Где-то хрустнула сухая ветка.

— Пойдем спустимся к речке, — предложил он. Снова шорох. Сердце у Шиба заколотилось.

Кто-то прятался в густом кустарнике. Он молча сделал знак Гаэль, пытаясь ее предупредить. Но она лишь пожала плечами.

— Во что ты теперь играешь? С меня довольно. Или тебе не хватает острых ощущений?

Захрустели ветки. Теперь Шиб отчетливо услышал этот звук— он доносился слева. Гаэль просто идиотка! Нашла время дуться! Кто знает, может быть, на них сейчас направлено дуло пистолета! А может, там, в кустах, лежит тело Элилу и его гложут крысы?.. Их маленькие острые зубы вонзаются в окоченевшую плоть...

Шиб наклонился, делая вид, что рассматривает воображаемый след.

— Послушай, — поморщилась Гаэль, — это уже не смешно...

Шиб углубился в заросли ежевики, чувствуя, как по спине катится пот. Никогда не узнаешь, до какой степени ты трус, пока не столкнешься с чем-то страшным. Не так ли, старина Шиб?

Кто-то тяжело дышал совсем близко, невидимый за этими чертовыми кустами. Шиб снова повернул голову к Гаэль, которая, нахмурившись, смотрела в сторону реки.

Ладно, была не была! Леонар-леопард, гроза провансальских замков, устремился вперед, не обращая внимания на уколы шипов, и обрушился на темную массу, смутно различимую в гуще веток. Жертва испустила безумный вопль. Шиб опрокинул ее на землю и вцепился в волосы, чтобы не упустить.

— Вы с ума сошли!

На него возмущенно смотрела красная, растрепанная, тяжело дышащая Винни-Пушка.

— Что случилось? — крикнула Гаэль, подбегая к ним.

Шиб поднялся и отряхнул брюки. Винни медленно села и оправила зеленое шелковое платье.

— Я услышал шум и подумал...

— Вы на меня набросились, как сумасшедший! Чуть руку не сломали!

— Чтобы здесь делали? — резко спросила Гаэль.

— Я., просто гуляла. Разве это запрещено?

— Здесь частное владение.

— Я знаю. Это усадьба моих знакомых, Лабаррьеров.

— Неправда, — возразила Гаэль. — Это усадьба Андрие.

— Даже если так, с Андрие я тоже знакома. Уверена, они бы не стали поднимать скандал из-за такого пустяка! — Винни наконец с трудом поднялась.

— Гаэль, познакомься, это Виннифред, — смущенно сказал Шиб и добавил: — Невеста Реми Шассиньоля.

— Вы так и не объяснили, почему шпионили за нами, — сухо сказала Гаэль.

— Я вовсе не шпионила! — возмутилась Винни. — Просто хотела посмотреть, что вы затеяли. Вначале мне показалось, что вы ищете... интимную обстановку, а потом я услышала ваш разговор, и он меня весьма заинтриговал. Вот и все, — закончила она, глядя на свои ярко-оранжевые ногти.

— Вы с Шассиньолем приехали в гости к Лабаррьерам? — вежливо спросил Шиб, чтобы разрядить обстановку.

Но Винни смутилась еще больше.

— Нет, я приехала одна, — пробормотала она. — Просто собиралась немного поболтать с ними.

Она лжет, это ясно, подумал Шиб. Но зачем? С какой целью?

Винни посмотрела на часы — «Twenty-4» с ободком из бриллиантов — и вдруг заторопилась.

— Ну вот! Мне пора ехать. Всего хорошего!

Несмотря на высокие каблуки, она с неожиданной резвостью побежала по тропинке и вскоре скрылась из виду, на прощанье помахав им рукой.

— Интересно, зачем она на самом деле сюда пришла? — задумчиво спросила Гаэль.

— Значит, ты тоже считаешь, что она врет?

— Причем очень неумело. Эту девицу трудно представить себе собирающей цветы и слушающей пение птичек. По-моему, у нее совсем другой круг интересов.

— Меня всегда поражала скорость, с которой одна женщина может распознать куртизанку в другой.

— «Куртизанку»! — фыркнула Гаэль. — Как ты изысканно выражаешься! Сейчас так уже не говорят, дедуля!

— Не забывай, что дедуля сумел захватить врасплох эту Винни-Пушку! Одну, без друга Шассиньоля! Может, она решила сменить его на Лабаррьера? — задумчиво добавил он.

— Думаешь, она может быть замешана в этом деле? — спросила Гаэль.

— Не знаю... Хотя это маловероятно. Винни-Пушка— сообщница убийцы-насильника— похитителя тел? Вряд ли. Я вообще не могу представить, чтобы в этом оказалась замешана женщина.

— О, ты еще не знаешь, на что способны женщины! — возразила Гаэль.

— Может быть, — слегка раздраженно ответил Шиб. — Но ты когда-нибудь слышала о женщине, которая украла труп девочки? Или помогла мужчине сделать что-то подобное? Я в это не верю. Такое преступление мог совершить только мужчина. Самец, если угодно.

— Ну да! — с иронией произнесла Гаэль. — Новая научная сенсация: теория Леонара Морено о преступлениях вагинального характера...

— Вот именно, — подтвердил Шиб. — Например, если мне хочется в качестве аргумента дать тебе затрещину, то ты предпочитаешь уязвить меня с помощью языка.

— Ты не всегда жаловался на мой язык, — заметила Гаэль.

Она подошла к нему и легонько поцеловала в щеку. Потом деловито сказала:

— Предлагаю вернуться к машине и съездить на ту сторону реки, на шоссе Д-9.

— Хорошо, — согласился Шиб.

Они медленно шли по тропинке, погруженные в свои мысли.

31
{"b":"21021","o":1}