ЛитМир - Электронная Библиотека

Коста, не отвечая, снова начал орудовать лопатой. Шиб наблюдал, как напрягаются его мускулы, как лопата все глубже вгрызается в землю. Шарль тоже неотрывно смотрел на садовника.

Вернувшись в усадьбу Андрие, все трое остановились у часовни.

— Подождите меня здесь, — сказал братьям Шиб.

Он вошел в часовню и быстро осмотрел ее— заглянул под скамейки, в исповедальню, под алтарь.

Ему хотелось как можно скорее уйти из этого наводящего ужас места. Разумеется, Аннабель здесь не было. Он вышел на улицу как раз в тот момент, когда первые тяжелые крупные капли дождя упали на землю: звук был такой, словно мухи колотились в стекло. На небе клубились черные тучи, вспыхивали молнии. Мальчишки исчезли. Шиб побежал к зимнему саду. Когда он вошел, небо словно раскололось пополам от удара громадной молнии. Бланш нетерпеливо поднялась ему навстречу.

— Где же она?

— Не беспокойтесь, найдется.

— Только не надо меня утешать. Так еще хуже.

— Тогда не задавайте вопросов, на которые я не могу ответить!

— Вы...

Она не договорила, потому что в этот момент вошел Луи-Мари, промокший до костей.

— Мам, мы не искали в колодце! — выпалил он.

— В каком колодце? — встревоженно спросил Шиб.

Господи, у этих психов еще и колодец есть? Может, и подземелье для пыток найдется?

— В саду есть старый колодец, — объяснил Луи-Мари. — Он был накрыт доской, но она так прогнила, что Коста ее выбросил. Собирался заменить на новую.

— Когда он ее выбросил? — задыхаясь, спросила Бланш.

— Вчера вечером. Он должен был сегодня принести новую.

— О, господи! — вскричала Бланш.

— Скорее туда! — приказал Шиб, хватая за руку Луи-Мари, и, обернувшись к Бланш, добавил на бегу: — Не волнуйтесь, с ней все будет в порядке.

Выбежав на улицу, Шиб тут же ощутил, как холодные струи дождя стекают по его бритой голове за воротник, и вздрогнул. Луи-Мари бежал впереди, указывая дорогу. Из-за грозы день стал похож на ночь. Издалека донесся раскат грома. «Просто фильм ужасов какой-то», — подумал Шиб и тут заметил колодец. Он был примерно в метр шириной, его окружал бордюр из неотесанных камней. Чувствуя холод в животе, Шиб нагнулся и заглянул внутрь. Ничего не видно. Дождь струился по его голове и шее, заливал глаза. Дно колодца было неразличимо в темноте.

— Сходи поищи фонарик, — велел он Луи-Мари, и мальчик убежал.

Послышался какой-то слабый шум. Шиб поднял голову и прислушался. Шорох дождя мешал ему разобрать, откуда доносится этот звук. Он снова опустил голову в колодец. Да, это оттуда. Какой-то скулеж, вроде «и-и-и-и-и» на одной ноте. Кажется, человеческий голос. Шиб вцепился в край колодца так, что побелели костяшки пальцев. О нет!

Подбежал Луи-Мари с фонариком в руке. Шиб выхватил фонарик и осветил дно колодца.

Аннабель была там. В двух метрах под ними. Она висела над водой, прижимаясь спиной к шероховатой стене и опустив голову. Очевидно, ее платье за что-то зацепилась, когда она падала — может, за вбитый в стену штырь или гвоздь? Она не шевелилась, лишь изредка монотонно стонала: «И-и-и-и-и-и...» О, господи, помоги мне, помоги мне и ей, помоги нам хоть немножко в этом сумасшедшем доме! Шиб оседлал каменный бордюр.

— Мне нужна веревка, — сказал он Луи-Мари. — И побыстрее!

Луи-Мари смотрел на сестру, раскрыв рот.

— Ткань может порваться, — прошептал он.

— Беги за веревкой, мать твою! — прорычал Шиб.

Колодец был сложен из неотесанных камней, не пригнанных вплотную друг к другу, и Шиб подумал, что можно спуститься и без веревки, если осторожно ставить ноги в выемки между ними. Спуститься и вытащить Аннабель, пока это проклятое платье и в самом деле не разорвалось. Он поставил ногу в выемку, не отрывая глаз от светлого пятна. Не так уж и далеко... Еще один шажок, еще один,..

Наверху послышалось прерывистое дыхание Луи-Мари.

— Держите! — Мокрый конец веревки хлестнул его по лицу.

— Привяжи ее как следует! — крикнул Шиб. Снова вспыхнула молния, отчего вокруг головы Луи-Мари на мгновение образовался ореол.

— Я привязал ее к апельсиновому дереву, — ответил он. — Давайте, вытаскивайте Аннабель!

Шиб обвязал веревку вокруг пояса и продолжил спуск. Луи-Мари светил сверху фонариком. Дождь хлестал в лицо Аннабель, но она даже не моргала — глаза оставались закрытыми. Пальцы рук были сжаты в кулаки. Шиб спускался по скользким камням, вцепившись в туго натянутую веревку. Луи-Мари хорошо постарался, привязав ее к дереву. Шиб почти достиг цели. Тихое протяжное «и-и-и-и-и» глухо отражалось от сырых стен. Шибу послышалось тихое потрескивание ткани. Он в ужасе замер, ожидая, что Аннабель сейчас рухнет вниз, прямо у него на глазах. Потом он увидел, что ткань и в самом деле расползается, увидел металлический штырь... Еще секунда— и платье разорвалось. Шиб резко оттолкнулся от стены, на ощупь выбросил вперед руку и ухватил ледяную плоть. Это оказалась икра Аннабель. Она была мокрой, и рука Шиба соскользнула к лодыжке, попав на кожаную сандалию. Шиб попытался подтянуть Аннабель к себе, но она оказалась слишком тяжелой — он не мог поднять ее одной рукой. Шиб вытянул вперед другую руку, на ощупь отыскал вторую лодыжку Аннабель.

— Не бойся, слышишь? Я тебя сейчас вытащу! — крикнул он, но Аннабель продолжала заунывно скулить. Конечно, девочка в шоке. Сколько же времени она здесь провисела?

— Вытаскивай нас! — закричал он Луи-Мари, который наблюдал за ними сверху. — Тяни!

Тот кивнул головой и исчез.

Веревка натянулась до предела. Шиб уперся Ногой в камень и оттолкнулся. При этом он внимательно следил, чтобы Аннабель, которую он держал ьверх ногами, не ударилась головой о стену. Будет совсем уж глупо, если в придачу она заработает сотрясение мозга. Действительно глупо, старина Шиб.

Дождь заливал ему глаза, когда он поднимал голову, так что Шиб не мог разглядеть Луи-Мари. Ценой неимоверного усилия ему удалось оттянуть Аннабель на уровень пояса, потом он обхватил ее руками за талию и приподнял. Теперь она свешивалась у него с плеча, но глаз так и не открыла.

— Вам одному не справиться! — закричал сверху Луи-Мари. — Я сбегаю за помощью.

— Хорошо. Я ее держу.

Шиб висел, упираясь одной ногой в выемку между камнями. На плече у него неподвижно лежала Аннабель. «И-и-и-и-и...» Он смотрел, как у них над головами проплывают тяжелые черно-серые облака, словно артиллерийские орудия, заряженные молниями.

Внезапно веревка натянулась с такой силой, что его вплотную прижало к стене. Шиб поднял голову и различил силуэты столпившихся у колодца людей. Потом послышался голос Коста:

— Сейчас мы вас вытащим! Держитесь!

— Хорошо!

Его встряхнуло, потом он почувствовал, что его поднимают. Пауза, новый рывок— и через несколько минут они с Аннабель оказались наверху. Шиб протянул девочку промокшему до нитки Луи-Мари, стучавшему зубами от холода, сел на каменное ограждение и начал распутывать веревку, сдавившую ему грудь. К нему приблизились запыхавшиеся Коста и Шарль.

— Как она могла туда свалиться? — пробормотал Коста. — Я только на один день унес эту чертову доску!

— Аннабель? — осторожно спросил Луи-Мари, встряхивая сестру за плечи. — С тобой все в порядке?

Аннабель стучала зубами, ничего не отвечая.

— Нужно вызвать Кордье, — сказал Шиб, поднимаясь.

— Уже позвонил, — ответил Шарль, взмахивая своим навороченным мобильником. — И маме уже сказал, что все хорошо.

— Ваш отец еще не приехал?

— Он так рано не возвращается,

При упоминании имени Андрие Коста еще больше помрачнел. Без сомнения, боится потерять работу. Ведь Аннабель могла упасть в воду и утонуть. «Должна была упасть в воду и утонуть», — мысленно поправил себя Шиб.

Они молча вернулись в дом. Луи-Мари нес сестру на руках. Бланш ждала их, стоя на пороге с судорожно сцепленными руками. Она бросилась к дочери и вырвала ее из рук Луи-Мари.

— Бедная моя малышка! Все хорошо, мама здесь, с тобой!

48
{"b":"21021","o":1}