ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 18

Медленное, вялое пробуждение... Но боль уже не такая сильная. На улице день. Он жив, это точно, и, самое смешное, это кажется ему совершенно естественным.

Шиб попытался поднять правую руку, но что-то ему мешало. Он скосил глаза и увидел воткнутую в сгиб локтя иглу капельницы. Но левая рука была свободна, и он помахал пальцами у себя перед глазами. Он четко видел их, как и все остальное вокруг. Потом поднес руку к голове и нащупал толстую повязку. Какой сегодня день? Кажется, четверг. Прекрасный день— четверг! От окна донесся легкий шорох. Дождь. Легкий стук дождевых капель в стекло. Прекрасный дождливый четверг! День Юпитера[28]. Спасибо, Юпи!

Рядом с кроватью на тумбочке лежал сотовый телефон, и Шиб, хоть и не без труда, смог до него дотянуться. Четыре послания от Гаэлы подначка — удивление — тревога. Он позвонил ей, не застал дома и оставил сообщение на автоответчике: с ним произошел небольшой несчастный случай, но сейчас все в порядке, и он перезвонит позже. Хотя она наверняка уже знала обо всем случившемся от Айши.

Дверь приоткрылась, и вошел молодой врач. Рыжеватые волосы, немного длиннее обычного, неровные зубы, халат, накинутый поверх футболки «Найк», темные круги под глазами.

— Здравствуйте. Я доктор Фламель. Вам лучше?

— Не то слово, — ответил Шиб.

— Хотите на нее взглянуть? — М врач протянул ему пластиковый стаканчик, в котором лежал искореженный почерневший кусочек металла. — Она прошла рядом со вторым шейным позвонком, вдоль пневмогастрического нерва. Слегка «приласкала» позвоночник... — добродушно пошутил он. — Вообще-то после подобных «ласк» вы могли на всю жизнь остаться таким же «свеженьким», как замороженный овощ.

— Спасибо, — ответил Шиб, ставя стакан на тумбочку. — Когда я смогу выйти отсюда?

— Послезавтра. Как только затянется рана. Знаете, спинка кресла, в котором вы сидели, скорее всего, спасла вам жизнь.

— Каким образом?

— Железо приняло на себя процентов восемьдесят убойной силы. Иначе пуля просто разнесла бы вам голову вдребезги. Восьмимиллиметровый калибр, знаете ли... Серьезная штука. Вы не охотник?

— Да нет...

— Я тоже нет. Но мои отец был, так что в ружьях я разбираюсь. Часто бывают несчастные случаи... Ладно, пойду посплю. Думаю, ваши друзья сообщили обо всем в полицию, — добавил Ф ламель, — Впрочем, меня это не касается. Моя работа состояла в «извлечении инородного тела из-под левой затылочной доли мозга».

Оставшись один, Шиб подумал, что молодой врач скорее всего заподозрил бытовую ссору, принявшую скверный оборот. Трагикомедию на почве ревности... Он откинулся на подушку, Может, Бланш придет навестить его? Мечтай, Шиб, мечтай...

Кто же стрелял в него и почему? Неужели он подобрался к разгадке так близко, что преступник захотел от него избавиться? Во всяком случае, стрелок он явно неважный. Промазал, хотя его отделяло от мишени меньше двадцати метров — ведь были слышны шаги по гравию... А почему он не подошел ближе? Не хотел оказаться в свете фонарей? И почему не был слышен выстрел? Шиб понял, в чем было дело: видеоигра. Кто-то очень кстати открыл окно... Разумеется, оружие, применявшееся в битве с инопланетянами, издавало куда больше шума, чем одиночный выстрел...

Шиб устроился поудобнее, выпил воды, зевнул. Он чувствовал себя совершенно оглушенным. Последствия анестезии. Лучше подумать обо всем позже. А сейчас немного отдохнуть. Забыться, слушая стук дождевых капель по стеклу, раствориться в этом мерном, успокаивающем шорохе, пройти сквозь текучий занавес, унестись в струящемся потоке как можно дальше от туманных берегов, где вопросы без ответов тонут в зыбучих песках...

Когда Шиб очнулся в следующий раз, дождя уже не было. Занимался рассвет, и первые лучи солнца окружали золотым нимбом верхушки сосен в больничном парке. Ему захотелось есть. Он слышал шум катящейся по коридору тележки, голоса медсестер, звонок из чьей-то палаты, хлопанье дверей. Он сел на кровати и потрогал повязку. Боль была терпимой. Покачал головой справа налево, и она усилилась. Пожалуй, хватит экспериментов, подумал Шиб и откинулся на подушку как раз в тот момент, когда дверь распахнулась и ему привезли завтрак.

Днем ему нанесла визит мужская половина семейства Андрие. Шарль и Луи-Мари тут же принялись с любопытством рассматривать медицинскую аппаратуру, а Жан-Юг с видимым трудом поддерживал разговор.

— Вы сообщили в полицию? — спросил Шиб, оборвав его на середине фразы.

— Ну... — замялся Андрие, — по правде говоря, нет. Я подумал, будет лучше, если вы сделаете это сами. Ведь вы один знаете, что произошло, не так ли?

— Но в меня стреляли в двух шагах от вашего дома, — резко сказал Шиб. — Кто-то пытался убить меня на вашей территории.

— Вы уверены в том, что вас хотели убить? Может, это была шальная пуля.

— А что, у вас в парке часто охотятся? — съязвил Шиб.

— То, что вы рассказали, кажется таким неправдоподобным... — нерешительно пробормотал Андрие.

«Да уж, особенно в вашем доме», — подумал Шиб и окликнул мальчишек:

— Вы умеете стрелять?

— Смотря из чего, — небрежно бросил Шарль, а Луи-Мари добавил:

— Мы иногда охотимся с папой.

— На что вы намекаете? — протестующе воскликнул Андрие, выпрямившись в кресле и покраснев.

— Я не знаю, кто, кроме Шарля и Луи-Мари, — раздельно произнес Шиб, — мог возиться с заряженным карабином у вас дома и выпустить «шальную пулю», — кажется, так вы это назвали?!

— Каждый раз, когда что-то происходит, он во всем обвиняет нас! — бросил Шарль, обращаясь к отцу. — По-моему, ты ему платишь ни за что!

— Шарль, будь повежливее! — одернул его отец. — Однако, Морено, ваши подозрения и в самом деле кажутся мне безосновательными.

Шиб нетерпеливо приподнялся на кровати. Он чувствовал все большее раздражение. Надо признать, что общение с семейкой Андрие значительно поубавило его природное ангельское терпение.

— Послушайте, старина, в вашем доме происходят действительно странные вещи. И мне чертовски хочется либо узнать самому, кто их проделывает, либо обратиться в полицию, чтобы там завели дело о покушении на убийство.

— Вы отдаете себе отчет, какой скандал разразится?

— Да плевал я на это! Вы думаете, для меня что-то значит любой скандал, после того как из моей головы — не из вашей! — извлекли вот эту дрянь! — воскликнул он, с отвращением кивая на пулю в пластиковом стаканчике.

— Ух ты! — восхищенно воскликнул Луи-Мари. — Гляди-ка, Шарль, какая здоровенная!

— Хорошо, хорошо, успокойтесь! — приказал Жан-Юг, поднимаясь. — Честно говоря, я бы предпочел, чтобы вы продолжили расследование самостоятельно. Нам уже довелось однажды иметь дело с полицией, после того как мы потеряли Леона, — продолжал он, инстинктивно понижая голос. — Это было ужасно... все эти вопросы... подозрения... Представляете, они допрашивали даже детей... часами! Шарлю тогда было пять лет, а Луи-Мари— четыре! А моя жена! Она несколько месяцев не могла прийти в себя. Я не хочу проходить через это снова. Вы понимаете?

— А я, думаете, хочу умереть поскорее? — с иронией спросил Шиб, и мальчишки фыркнули. — Что ж, прежде всего мне хотелось бы знать, есть ли у вас в доме оружие восьмимиллиметрового калибра?

Андрие покачал головой.

— Вы же видели мою коллекцию. Сами знаете, что нет.

Шиб мысленно представил себе коллекцию оружия, хранящегося в подвале. Он точно помнил, что там был длинноствольный карабин.

— Хорошо, — устало сказал он, — мы продолжим расследование, хотя я считаю, что одних наших усилий уже недостаточно.

Андрие с явным облегчением пожал ему руку и простился. Все трое направились к выходу. Уже на пороге Шарль обернулся и подмигнул ему, за что тут же получил тычок от брата.

Шиб откинулся на мягкую, пружинящую, словно густой мох, подушку. Нужно было давно обратиться в полицию! Его положение становилось слишком опасным. Так почему же он этого не сделал? Из фанфаронства? Решил поиграть в Грега? «Ты боялся, что откроются твои собственные похождения», — прошептал ему тихий ехидный голосок. А что, если это Бланш развлекалась с карабином? И она же убила собственных детей? Ты ведь этого боишься, Шиб?

вернуться

28

По традиции средневековых астрологов, уходящей корнями в античность, каждый день недели был посвящен одной из семи планет (Луна, Марс, Меркурий, Юпитер, Венера, Сатурн, Солнце) и богу-покровителю этой планеты.

60
{"b":"21021","o":1}