ЛитМир - Электронная Библиотека

— Она спит, дорогая, ее нельзя беспокоить, — ответил ей безжизненный голос Бланш.

— А почему тогда там столько на'году?

— Малышка, маме надо идти к гостям. Пойди поиграй с Аннабель.

И тут же визгливый вопль Аннабель:

— Нет, ни за что!

— Аннабель, поиграй с сестренкой! — повелительным тоном сказала Бланш.

— Нет! Я должна победить в Серебряной битве!

— Это игра? — добродушно осведомился Дюбуа.

— Ну да. Я — Грязный Скот, мне надо пятьдесят раз подряд ударить кулаком, чтобы выиграть. Бац! Я уже убила Бьоник-Бьонда и Страшного Человека. Еще немного — и я буду круче всех!

— Мне кажется, все эти игры довольно жестоки, — заметил Дюбуа, обращаясь, видимо, к Бланш.

— Да, но она их так любит... просто до безумия. Идемте обедать.

— Но...

Голоса удалялись.

— Приехал Кордье, — сказал Жан-Юг, входя. Он был очень бледен. — Как вы думаете, аллергия на лекарства — это серьезно?

— Возможно, — кивнул Шиб. — Грег, прекрати ее трясти, это не поможет.

— Конечно, это ведь не твоя девушка от передозировки загибается! Если я найду того ублюдка, который это сделал, яйца ему отрежу циркулярной пилой!

— Звучит многообещающе, — хмыкнул Шиб. — Но сейчас тебе лучше успокоиться.

— Перестань указывать, что лучше, а что хуже! Ты такой же гребаный зануда, как моя мать!

Появление Кордье положило конец перепалке.

— Хорошо, что вы застали меня дома, — сказал он, снимая пиджак. — Я собирался играть в гольф. Ну-ка, посмотрим...

— Она по ошибке выпила мепронизим, а у нее аллергия на мепробамат, — объяснил Шиб.

— Черт, — пробормотал Кордье. — Нужно, как минимум, промыть ей желудок.

Он поднял простыню, которой была накрыта Айша. На девушке не было ничего, кроме белого боди, и Шиб ужаснулся, увидев ее посиневшие отечные икры.

— Ее нужно срочно везти в больницу, — объявил Кордье.

Он отложил стетоскоп и достал из кармана мобильник. Грег раскачивался на пятках взад-вперед, словно цирковой медведь, который мечтает дождаться конца выступления, чтобы сожрать дрессировщика.

— Они выезжают, — сказал Кордье. — Выйдите из комнаты, здесь слишком много народу. И не переживайте, это не смертельно, — добавил он, вглядываясь в зрачки Айши.

— Это точно? — хрипло спросил Грег.

— Да. Уходите, не мешайте мне.

Все вышли. Внизу Шиб заметил Клотильду Осмонд, которая растерянно озиралась, стоя посреди холла. Да, гостям будет о чем поговорить за обедом, подумал он. Но зачем понадобилось усыплять Айшу? Что означает этот ход в безумной и одновременно детской игре, которую ведет убийца? Может, он хотел продемонстрировать свое всемогущество, вездесущность? Или это просто предупреждение, что он не собирается складывать оружие?

Шиб увидел, что Гаэль беседует с Бабулей и — невероятно! — последняя настроена весьма дружелюбно и даже ласково, Бланш наверняка успокаивает гостей... Энис цеплялась за руку отца, который вместе с Дюбуа ждал прибытия «скорой» на улице. Аннабель лихорадочно нажимала на кнопки электронной игрушки, выпучив от напряжения глаза. Грег подошел к ней.

— «Серебряная битва»? — спросил он.

— Да. А ты умеешь в нее играть?

— Спрашиваешь! В ней мне нет равных! А другие игры у тебя есть?

— Полно! — ответила Аннабель, протягивая Грегу пластмассовый корпус. Он начал энергично орудовать мини-приставкой, и пространство вокруг заполнилось писком и жужжанием, совершенно невыносимыми для слуха Шиба.

— Эй! — вдруг воскликнул Грег. — А это еще что за хрень?

Аннабель широко раскрыла глаза, потом резко подскочила к Грегу, чтобы отнять у него игру, но он высоко поднял руку над головой. Аннабель повисла у него на локте, но он с легкостью стряхнул девочку.

— Отдай! — закричала Аннабель. — Это мое!

— Подожди минутку. Шиб, иди, взгляни-ка на это!

— Ты вор! — завопила Аннабель, изо всех сил пиная Грега по щиколотке.

— Эй, ты что, спятила? Еще раз так сделаешь — получишь по заднице! — угрожающе заявил Грег.

Девчонка бегом бросилась к отцу. Грег протянул игрушку Шибу.

— Забавно. Можно сказать, еще одна улика.

— Объясни, в чем дело, — нетерпеливо попросил Шиб.

На экране был список игр, и Грег указал пальцем на «Битву змей».

— Видишь? — спросил он.

— Ну и что? Нужно залезать голыми руками в змеиные логова? Что-то в этом роде?

— Нет, мой невинный друг, нужно залезать совсем в другие места, и отнюдь не руками.

— Что? — недоверчиво переспросил Шиб.

— Это закодированное название. Настоящее — «Сексуальная битва». Она продается в секс-шопах и на некоторых порносайтах. Вообще игрушка так себе, но не в том дело.

— Ты хочешь сказать, Аннабель играет в порноигрушки? — изумился Шиб.

— Выходит, что так.

— Но ведь это мог обнаружить кто угодно!

— Нет, чтобы запустить игру, нужно знать код. Иначе на экране просто появится надпись: «Программа не читается».

— А ты знаешь код?

— Нет, он у каждого свой. Его знает тот, кто запихнул сюда эту игрушку.

— Так, может, Аннабель вообще о ней не знает?

— Может быть. Но, по-моему, она — испорченная девчонка.

— Грег, ей всего пять лет!

— Моя мать начала трахаться с восьми.

— Это ничего не значит. Что вообще она тогда понимала? Ее собственная мать была проституткой, а папаша — алкоголиком, который постоянно ее лупил.

— Все равно, трахаться ее никто не заставлял!

— Обстоятельства заставляли.

— Ох, перестань! Какая разница? Я просто хочу сказать, что пятилетний возраст — еще не гарантия невинности.

В этот момент в холл вошли санитары с носилками и врач — не тот, что приезжал в прошлый раз, более пожилой, с усами. Интересно, подумал Шиб, а санитары те же? В прошлый раз он их не разглядел. Все трое быстро прошли мимо него и поднялись наверх. Послышался голос Кордье, который что-то объяснял врачу. Через несколько минут санитары спустились вниз, неся Айшу на носилках. Аннабель прижалась к отцу, который стоял на улице, глядя, как отъезжает «скорая», и, очевидно, не слышал ничего из того, что говорил ему Кордье. Грег направился к ним с игрушкой в руке. Дюбуа вошел в дом — было заметно, что он продрог.

— Я же вам говорил, что зло будет распространяться, — сказал он Шибу удовлетворенным тоном игрока, который предугадал ход противника. — Кто будет следующим?

— Что вы хотите сказать?

— Я хочу сказать, что злобный дух, вселившийся в кого-то из обитателей дома, никогда не нападает дважды на одного и того же человека. Он ставит свою грязную отметину на каждом поочередно, чтобы все оказались запятнанными. Вы разве не ощущаете флюидов зла, которые разливаются повсюду? А холод, вы чувствуете холод?

Шиб внимательно взглянул на священника, — похоже, тот действительно сильно замерз. Странно — на улице было прохладно, но не более того.

— Меня все утро колотит озноб, — сообщил Дюбуа. — Силы Тьмы всегда приносят с собой холод, потому что ненависть сгущается и становится твердой и колючей, подобной глыбам льда. Айсберги ненависти, которые тают и обрушивают потоки ледяной воды на парализованные жертвы... Ледяные пауки, которые медленно высасывают из вас душу, — вот кто они такие!

— О каких пауках вы говорите? — озадаченно спросил Грег, подходя к ним.

— Это метафора, — пояснил Шиб. — Что сказал врач насчет Айши?

— Все будет в порядке. Я сейчас поеду в больницу. Нет, здесь и правда— сущий гребаный бардак!

— Еще одна метафора, — поспешно сказал Шиб, обращаясь на сей раз к Дюбуа.

— Страх и смятение — вот что им нужно! — провозгласил Дюбуа. — Они хотят сбить нас с пути истинного, ввергнуть в бездну отчаяния!

— Из какого это фильма? — поинтересовался Грег.

— Что? — недоумевающе спросил Дюбуа.

— Ничего, не обращайте внимания... АГаэль, кажется, подружилась с королевой-матерью, — добавил Грег.

— Вы не слишком почтительны по отношению к вашим работодателям, молодой человек, — заметил Дюбуа.

65
{"b":"21021","o":1}