ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Где же Иветт и Жюстина? Давайте идите скорее сюда, посмейтесь с остальными.

— Она ошиблась адресом, и письмо пришло к нам, в «ПсиГот'ик».

— Куда? — переспрашивает дядя.

— «ПсиГот'ик». Журнал тотального искусства. Форма признания полиэкспрессивного искусства. Психо-Искусства, уничтожающего старые концепции и вышедшие из моды предрассудки и берущего начало в подсознательных синаптических передачах каждого из нас.

Я с горечью думаю, что главным редактором такого журнала должна быть Жюстина… Кстати, я вспоминаю, что Летиция нашла у нее в комнате один экземпляр. Права я была, что не доверяла ей.

— Б*А* провела конференцию в ходе организованного нами коллоквиума, мы прониклись симпатией друг к другу, и я дала ей свои координаты, — поясняет Франсина. — Отсюда и ошибка при отправке. Взмах крыла бабочки породил ураган.

— Какой ураган? — спрашивает Кристиан. — Урагана не предвиделось.

— Это метафора! — бросает Ян. — Не перебивай Франсину, все и так достаточно сложно.

Кристиан бормочет сквозь зубы : «Сложно — ложно — все можно».

— И вот что Б*А* писала редактору своей серии, — продолжает Франсина. — «Дорогой Р*П*, мне неприятно беспокоить вас, и я понимаю, что очень запаздываю со сдачей „Элиз-2, Снежная смерть“, но у меня возникла куча проблем, и мне приходится выплачивать большие суммы за дом, который я купила в Каннах. Я была бы бесконечно признательна, если бы вы согласились выплатить мне существенный аванс, чтобы поддержать меня на плаву. В любом случае, не волнуйтесь, все идет хорошо, думаю, что закончу месяца через два. Прилагаю канву нового романа».

— Ничего удивительного, что она забуксовала, — хихикает Франсина. — Страх чистого листа. Это нормально: первая книжка была написана на основании реальных событий. И Элиз — это не персонаж, это реальный, никому не принадлежащий человек, вы следите за ходом моих мыслей?

— Разумеется, — повторяет мой дядя в полной растерянности. — Так что это за канва?

— Синопсис, если вам так больше нравится.

Не думаю, что ему это нравится больше, но он говорит «ага, ага», и Франсина возобновляет свой рассказ, словно только этого она и желала в течение долгих месяцев (видимо, так оно и было):

— Я вам читаю.

— Что вы мне читаете? — спрашивает уже совершенно сбитый с толку дядя.

— Текст Б*А*.

— Но вы мне его уже прочли.

— Нет, тот текст, который определил последовательность событий, приведших к тому, что мы здесь сейчас имеем.

Дядя уже ничего больше не спрашивает.

— Итак, я вам читаю! — твердо повторяет Франсина. — «Зима. Элиз должна уехать на зимний курорт Кастен в Приморских Альпах. К своему дяде».

Судя по всему, это ей сказала Иветт.

— «В Кастене она поселится в заведении для взрослых инвалидов», это, — объясняет она нам, — я рассказала ей, что возглавляю ГЦОРВИ и что, по забавному совпадению, он находится в деревне, откуда родом дядюшка Элиз! Представьте, как это должно было повлиять на писательницу! Ну что же, в конце концов, все черпают вдохновение из реальной жизни, — мечтательно шепчет она, а затем продолжает: — «Элиз находит друзей среди пансионеров. Вскоре после этого происходят ужасные убийства, приписываемые Д. Вору».

Мне всегда казалось, что это слабая отправная точка! — с презрением говорит Мерканти.

— Может быть, но все-таки это была хоть какая-то основа! — возражает Франсина. — Далее сюжет развивался довольно запутанно, и мы решили воплотить его в жизнь в буквальном смысле этого слова. А потом дописать продолжение и сорвать большой куш! — продолжает она.

— Но для этого нам нужен был достойный сюжет! — говорит Ян.

— Нечто захватывающее! — поддакивает . Петиция.

— Реальная история, которую Элиз действительно пережила бы, в ходе которой писала бы свои коротенькие записочки. А для того, чтобы она действительно пережила ее, нужно было, чтобы ни Элиз, ни Б*А* не знали о происходящем! — Франсина произносит это громко и внятно, как будто мой дядя глухой или выжил из ума.

— Ну ладно, тут я с вами вполне согласен! — отвечает он.

— По-моему, вы не совсем поняли, — говорит Мерканти. — В фильме играют актеры. А мы решили сделать инсценировку романа с участием непрофессионалов, чтобы действие получилось более реалистичным, до вас доходит?

— Непрофессионалов? — переспрашивает дядя.

— Речь идет о триумфе воображаемого над инертной материей реальности! — восклицает Летиция. — Мы, в буквальном смысле этого слова, перевоплотились в героев романа. Мы переписали жизнь в прямом эфире!

— Чью жизнь? — спрашивает дядя.

— Да всех! Вы знаете, что такое «снафф-муви»[6]? — возбужденно восклицает Ян. — Это фильм, в котором людей убивают по-настоящему. Это стоит миллиарды. А мы сделали «снафф-бук».

— Это омерзительно, — говорит дядя. — Да кто вы такие? — резко добавляет он.

— Мы вам только что сказали: персонажи романа! — парирует Мартина.

— Я имею в виду: вы действительно актеры? — настаивает дядя внезапно изменившимся голосом.

— Да, синьор! — отвечает Франсина. — Мы — актеры театра «Комедия делла Вита»! Друзья Искусства, с большой буквы И, Исполнительства, Истории, Истомы.

— Изничтожения, — с гордостью добавляет Кристиан.

— Я пытаюсь объяснить вам, месье Андриоли, — вновь заговаривает Франсина, чеканя слова, — что мы поставили реалити-шоу. В котором участвуют Элиз, вы сами, Иветт, Жюстина и наши дорогие постояльцы, исполняющие роли самих себя.

— С этим все ясно. Но как понять это, все эти… эти…

— «Снафф-муви», — повторяет Кристиан. — Снафф-снафф-снафф-чхи!

— Как я начала объяснять вам, — пронзительным голосом продолжает Франсина, — мы решили подставить плечо автору, испытывавшему недостаток вдохновения… Кристиан, помолчи пару секунд, прошу тебя…

— Ра-ра-ра — радости любви, они не длятся вечно, — запевает Кристиан фальцетом.

— Ах-ах, как смешно! Итак, я говорила, что мы искали ключевую линию, чтобы бросить Элиз на борьбу с пресловутым Д. Вором.

— Да кто это такой — Д. Вор? — спрашивает дядя.

— Убийца, придуманный Б*А*. Но одного убийцы мало, еще нужен сюжет. Тихо, не перебивайте меня, слушайте! По счастливому стечению обстоятельств, в тот день, когда Леонар приехал в клинику в Ницце, где должен был проходить лечение, он услышал, как какая-то наркоманка назвала себя Марион Эннекен. Фамилия достаточно редкая, и он подумал, что она может быть родственницей его одноклассника по лицею. Он разговорился с ней и выяснил, что она действительно вдова Эннекена. Они понравились друг другу, и Леонар представил ей Яна, секретаря юго-восточного отделения нашей ассоциации. Конечно, Марион не устояла перед чарами Яна. И тут новое совпадение — оказалось, что буквально в это же время ее посетила наша прелестная Соня и рассказала, что они сестры: старый Моро выболтал ей секрет! Вот тут-то у нас и завязалась интрига! От рук кровавого убийцы погибает Марион, потом ее сводная сестра, но автор обоих преступлений не сумасшедший, а их сводный брат, рассчитывающий на наследство! Сводный брат, живущий в ГЦОРВИ и убивающий под именем Д. Вора! Улавливаете, дорогой мой? — развязно добавляет она, обращаясь к моему дяде.

Значит, я правильно угадала… сценарий. Горькое удовлетворение!

Недоверчивый голос Фернана прерывает самодовольное молчание:

— Но ведь вы не… Соня… Марион… Они не … Или они…

Он не заканчивает фразу, этот рассказ совершенно выбил его из колеи.

— Вы что, не читали газеты? — спрашивает его Мартина.

— Я был в Польше! А оттуда поехал прямо в Италию, где и получил сообщение на мобильный.

— А наша милая Жюстина? Она вам ни о чем не рассказывала?

— Именно что рассказывала! И я с ума сходил от беспокойства, — резко возражает Фернан, — но тут записка Элиз убедила меня в том, что я приехал в самый разгар съемок и что Жюстина сама не была в курсе дела!

вернуться

6

Snuff movie — подпольный жанр кино. Термин произошел от английских слов snuff — нюхательный табак (синонимами можно считать понятия «забористый», «острый», «черный») и — movie — кино. В основе таких фильмов — реальная смерть человека по написанному сценарию при соучастии самих создателей фильма или нанятых ими людей. К «снафф-муви» не относятся фильмы, в которых убийство перед камерой только инсценируется, а не совершается на самом деле.

50
{"b":"21024","o":1}