ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Его прервали громкие крики. Хейс поднял брови. Через два столика от них мужеподобная женщина, с блуждающим взором, орала на травести, похожего на Эррола Флинна. Оба, казалось, были совершенно пьяны. Мужик качался, стоя на высоких каблуках, а женщина цеплялась за стол.

– А этот малый негр? Тоже пропал? Дьявол! Бадди, ты теперь еще и педофил или чего?

– Хватит вытягивать из меня жилы, я ж тебе доказываю, что он утек.

– Да мне вообще-то и плевать. Поехали слушать музыку.

– Ты совсем набралась. Да у меня ж теперь и тачки нет, – возразил травести, снимая парик и открывая жидкие, коротко стриженные волосы.

– Они совсем окосели, – заявил Герби, приканчивая свое пиво.

– Нет тачки? Чего ты плетешь? – заорала женщина.

– Да он забрал ее. Пацан забрал мою та-тачку.

Вдруг протрезвев, женщина резко схватила мужика за лямочки платья.

– Ты дал ему СМЫ-ТЬСЯ на ТВО-ЕЙ машине?! Негритосу, которого ты НИ-КО-ГДА до этого не видел?

– Ты, Сэнди, не перено-о-о-сишь негров. Его зо-о-овут Лори, а не просто «не-е-е-гр».

Три головы дружно повернулись в сторону Бадди и уставились на него. Потом Хейс встал, распрямился во весь свой двухметровый рост, мягко отстранил Сэнди и показал свой значок захмелевшему мужику.

– ФБР. Я хотел бы задать вам несколько вопросов, мистер…

– Коул, – произнес Ричи, кося глазами. – Ричи Бадди Коул, бывший тр-у-у-у-у-бач из Нового Орлеана, и вооще, темнота, мне просто не о чем с тобой базарить.

Хейс улыбнулся и, схватив Бадди за руку, поволок его к своему столику. Никто в толпе не обращал на них внимания.

Сэнди завопила:

– Не трогайте его! Отпустите, он ничего не сделал.

– Простите, мэм, – любезно откликнулся Марвин, незаметно показывая свой автоматический пистолет, – но я хотел бы несколько минут побеседовать с вашим другом. Уверен, что вы не сочтете это нескромным.

– Засранец, – отходя, пробормотала Сэнди.

Она споткнулась и рухнула на посыпанный опилками пол, где и осталась лежать, сжимая в руках банку пива.

– Вам известен паренек по имени Лори? – спросила Саманта, наклонившись над сильно косившим Бадди, который безвольно опустился на стул.

– Н-е-е-е-т.

Герби хрустнул пальцами:

– Послушайте, Коул, не вешайте лапшу на уши, не то у нас настроение. Вы же видите, нам не терпится кого-нибудь укокошить, педика там или еще кого-то вроде…

– Ф-ф-ф… – продолжал заикаться Бадди, соскальзывая со стула.

– Что?

– Фашист-фараон! – брызгая слюной, выкрикнул Бадди.

– Рассерженный фараон, – поправил Герби, вытирая лицо бумажной салфеткой. – Ладно, я повторю вопрос: где Лори?

– Ух, какая пог-а-а-а-ная морда-та! – издеваясь, протянул Бадди, но все же потом добавил: – Он у-у-у-ехал…

– Уехал куда?

– Не знаю. Украл мо-мо-мо-ю машину и уе-уе-уе…

– Ну, ладно, вернемся к этому еще раз в спокойной обстановке. Сэм, передай мне ведерко со льдом.

Лори выехал на дорогу, судорожно сжимая руль. Он был так напряжен, что даже голова разболелась. Эта дрянная тачка все время норовила прыгнуть куда-то в сторону. Хуже, чем необъезженная кобыла. Скорости переключались со скрежетом, а мотор грохотал, словно реактивный двигатель. Он взглянул на тахометр, стрелка которого зашкаливала на красное. Черт, надо переходить на четвертую. Ощупью он нашел рычаг и все же сумел переключить скорость. Он был весь в поту. Его слепили фары встречных автомобилей, и всякий раз, когда его обгоняли другие машины, у него замирало сердце. Но если все будет хорошо, то через четыре-пять часов он будет в Лас-Вегасе.

Лежа в багажнике, неподвижные и молчаливые, Язон и Бренда держались за руки. С губ Язона свисали клочья кожи, и он машинально их пережевывал, а Бренда разглаживала свое платьице. Где же папочка? В машине было холодно. Ну почему же о них никто не заботится? И где Гавк, их собачка? Гавк хороший. Гавк их любит. Гавка нельза загрызть. Грязного негритенка – да, можно. А хорошую собачку – нельзя.

5

Уилкокс потер красные от бессонницы глаза.

– Еще больше ста пятидесяти кэмэ, – заметил Марвин, разглядывая разложенную на коленях карту.

«Вояджер» стремительно несся в темноте. Саманта вздохнула, расправляя затекшие плечи. Бадди зевнул, и она отвернулась: от него несло перегаром. Бадди подумал, что он жутко выглядит, если судить по тому взгляду, который бросила на него эта рыженькая.

Когда трое копов, после того как Бадди сумел все объяснить, решили пуститься по следам Лори, он, протрезвев, настоял, что поедет с ними. Парнишки его знают, доверяют ему, он сможет легче войти с ними в контакт. Огромный агент ФБР в конце концов согласился, и все вместе они набились в темно-синий «универсал», даже не дав Бадди времени переодеться. Он потер виски. Ясно, что от него скрыли значительную часть всей этой истории. Но он собирался разобраться, в чем здесь дело.

Джереми закончил ужин в ресторане питания «Шведский стол для всех», – два доллара пятьдесят центов, включая обслуживание, порции не ограничены, – и пошел через бульвар Лас-Вегас в сторону ближайшего казино. Промытая и забинтованная рука болела гораздо меньше. Он поселился в бунгало, в кэмпинге близ автострады Баулда, соврав, что ему уже восемнадцать лет и что багаж у него украли. Хозяин отнесся с полнейшим равнодушием к объяснениям, его гораздо больше интересовала купюра, которую протянул ему Джем в оплату за три ночи вперед.

Джем заметил огромную сверкающую в ночи вывеску «Сиркус Сиркус». Здесь работала Фрэнки, до того как ей продырявили шкуру; потом она загнулась и воскресла уже в Джексонвилле. Фрэнки… классная девчонка. Дак Роджерс влюбился в нее без памяти. Но трудно любить разлагающийся труп, даже если этот труп как две капли воды похож на Мэрилин… Дак решил не расставаться с Фрэнки в ее грустной судьбе и предпочел последовать за ней на костер. Джем вздрогнул, заново переживая ту сцену. Он глубоко вдохнул сухой воздух пустыни и решил попытать счастья в «Сиркус Сиркус». Высокий, с красиво подстриженными светлыми волосами, в темно-синей шерстяной рубашке, которую он купил сегодня днем в армейском магазине, он был похож на обычного развлекающегося студента.

Сияя, Рут обернулась к Кетеру Брауну, указывая на только что высветившуюся на табло комбинацию из трех тыкв, вслед за которой высыпалось около двадцати монеток. Но при виде его улыбка сошла с ее лица. Чем-то озабоченный, он застыл на своем табурете и напряженно смотрел в зал, подрагивая, как охотничья собака, сделавшая стойку.

– Все в порядке? – спросила она, касаясь его плеча. Он вздрогнул и медленно повернул к ней голову: его голубые глаза были холодны, как ледышки, только что вынутые из морозильника.

– Все отлично, дорогой друг. О, три тыквы, просто великолепно!

– Правда? Я чувствую, что сегодня вечером удача на моей стороне! – жеманно ответила Рут.

Но ей было как-то не по себе. Кетер казался таким отчужденным…

Жадно разглядывая все подробности, Джем медленно пересек большой, заполненный игроками зал. Звякали тысячи монеток, автоматы издавали забавные мелодии, кто-то счастливо вскрикивал. Он никогда не бывал, в местах, хоть отдаленно напоминавших этот зал. А вместе с тем все ему казалось удивительно знакомым, он тысячу раз видел эти сценки по телику. Народ толпился возле кассы обмена, перед круговым баром, перед витринами магазинчиков. Внимательно вглядываясь во всех пожилых дам, Джем искал Рут. Чтобы не отличаться от других, он порылся в карманах в поисках мелочи и сделал вид, что играет, каждый раз переходя от одной шеренги автоматов к другой. И вдруг он увидел ее.

Рут Миралес сидела возле старика в смокинге, чья эбеновая кожа резко контрастировала с рыжими волосами. Казалось, что Рут – очень элегантная в платье из полосатого шелка, с седыми волосами, заколотыми в шиньон, шутливо переговаривалась со стариком, который вдруг посмотрел в сторону Джема. И тот с удивлением заметил, что у старика европейские черты лица и голубые, почти прозрачно-голубые глаза. Джему ни с того ни с сего показалось, что, глядя на него, мужчина едва заметно улыбнулся. Джем отступил, перейдя к следующему ряду автоматов. А вдруг этот старик – легавый? Не может быть, ведь ему не меньше восьмидесяти лет!

14
{"b":"21025","o":1}