ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он вздохнул. Сколько же времени они проспали? Аллан поднялся. В помещении царили тишина и покой. Через приоткрытое окошечко до него долетали слабые отголоски последнего шлягера группы «Оазис». Он поднял крышки гробов, где лежали дети, и посмотрел на их плотно закрытые глаза, на их маленькие тельца, которые не оживляло дыхание. Выделения из культяшек Язона запачкали белый атлас. Несколько крупных черных тараканов неспешно переползали с губ Бренды на красный бархат.

Задумавшись, Аллан схватил одного из них своими исхудавшими пальцами и стал сосать, как ледышку. Маленькие лапки приятно щекотали внутреннюю стенку щек. Он дал ласковый шлепок Язону, слегка потянул Бренду за пересохшие локоны.

– Ну-ка, вставайте, лежебоки!

– Мне приснился страшный сон, – сказала Бренда, потягиваясь своими скелетоподобными ручками. – Мне снилось, что надо идти в школу, что в столовой нам подали шпинат и что я упала, и мне было больно!

– А мне приснилось, что вернулась мама и что теперь мне нельзя уже бегать на четвереньках и чтобы лицо вытягивалось в мордочку… – прибавил Язон и встал. – У-у-у-х! Я в лодке, на озере Лох-Несс поднялась буря, ух-ух-ух!

– Ой, замолчи, Язон, ты нам уже все уши прожужжал. Что мы будем сегодня делать, папочка? Мне хочется кушать.

– Сейчас что-нибудь придумаем. А пока наденьте-ка новую одежду, которую мы нашли в магазине того милого старенького ужина.

– Это некрасиво, это меня полнит!

– Бренда, без обсуждений!

Надувшись, Бренда надела поверх своего разодранного платья толстую красную парку, а голые ноги с обломанными ногтями всунула в черные сапоги. Аллан прищурился: да, так она похожа на обычную девочку. Он помог Язону застегнуть пухлую темно-синюю куртку, нахлобучил на голову бейсболку, чтобы прикрыть дыру на виске, и надел на него бархатные джинсы, подогнув под коленом одну брючину, чтобы не было видно кровавокрасной культяшки.

– Ну вот, теперь вы прекрасны, как солнце!

– А ты, папочка?

– Сейчас посмотрим; пожалуй, я надену этот серый комбинезон и черную вязаную шапочку. Да, не забудьте перчатки.

– А я, папочка, надену только одну?

– Конечно, раз у тебя только одна ручка. И чему только вас учат в школе! Ну, двинулись.

– Папочка, как ты думаешь, здесь есть и другие?

Бренда потянула его за рукав.

– Кто – другие?

– Другие, как мы…

Аллан почесал щеку, сорвав несколько лоскутков кожи.

– Возможно. Там увидим…

Они углубились в темные коридоры крематория и дошли до двери с надписью «Холодильная камера».

Все вместе с Уилкоксом, который тащил за собой Коула, дошли до подножия лыжного спуска и затерялись в веселой предвечерней суматохе.

– Ну ладно, а теперь объясните нам, что к чему, чтобы и мы могли посмеяться… – потребовал Герби от Коула, бесцеремонно прислонив его к стволу лиственницы.

Тот пересказал все свои мытарства, начиная с того момента, когда они с Аньелло устремились в погоню. Марвин нахмурился.

– Значит, лейтенант Аньелло тоже здесь?

– Он даже был в «Альдо» и наверняка вас видел. Уверен, что он и сейчас за нами наблюдает.

По другую сторону огромного ствола Аньелло, улыбаясь, пониже надвинул козырек своей бейсболки.

– Почему же он не вмешался? Ведь этот остолоп уверен, что Джереми serial killer.

«Ах нет, маса агент Хейс, он не серийный убийца, он пришелец-убийца и сам приведет меня в их логово. И тогда своими армейскими сапогами „made in America" я раздавлю все это в зародыше и заодно разобью морду и тебе, маса Хейс, который думает, что все знает, а тебе вообще было бы лучше оставаться со своими братьями и собирать хлопок, как в былые времена… » – стоя за деревом, метал молнии Аньелло.

– Мне кажется, что сейчас самое важное – это не анализировать душевное состояние лейтенанта Аньелло, а найти приют на ночь, – сказала Саманта, мечтавшая о теплой ванне.

– Приют? Ты хочешь сказать, что следует построить что-то вроде иглу? – съязвил Герби.

– Я хочу сказать, что следует найти гостиницу. Почему мы должны спорить на улице? Если Аньелло решил не вмешиваться, то нет необходимости вести себя как беглецы.

– Ну а как же Мак-Мюллены… – решился напомнить Лори.

– Теперь мы сами преследуем Мак-Мюлленов.

– Да ну? Уж не знаю почему, но что-то иногда кажется наоборот… – пробормотал Джем.

– Очень смешно, парень. Саманта, как всегда, права, пойдем искать симпатичную гостиницу, – завершил спор Марвин.

«Симпатичную в каком смысле? » – подумал Джем. Симпатичную в стиле тебе-там-во-сне-перережут-глотку или симпатичную тебя-там-сожрут-на-завтрак? Самое смешное, что он не мог даже вспомнить значение слова «симпатичная».

9

Салли Келлерман открыла глаза. Странное ощущение. Кажется, что на желудок что-то давит. Она провела рукой по голому животу и зацепила ногтем какой-то кончик нитки. Слегка потянула, но нитка была вроде бы прикреплена к телу. Она села, недоумевая. Длинная рана, зашитая большими стежками черной ниткой, тянулась от лобка к грудинной кости. Салли зажала рот рукой, чтобы сдержать рвущийся крик. Что такое с ней сделали? Она поступила в больницу ради пустячной операции на костной перегородке носа, а ей располосовали весь живот!

С большой предосторожностью, ожидая появления боли, она спустилась с узкой койки. Но нет, больно не было. Поддерживая низ живота руками, она обошла помещение. Белые кафельные стены, внизу желобки из нержавеющей стали, два стола, похожие на операционные, блестящие хирургические инструменты, разложенные вдоль огромной мойки…

Салли охватила дрожь, но не потому, что в комнате было холодно. Джо всегда насмехался над ней, когда она передавала ему слухи о незаконных экспериментах, которые будто бы проводились тайком в больницах. Он говорил, что ей следовало бы побольше заниматься мотелем, вместо того чтобы целыми днями читать эти идиотские газетенки. «Кто, ну скажи мне, кто еще верит в существование человека с головой теленка или что обезьяньи эмбрионы вживляют в матку добропорядочных гражданок?» – гремел он. Джо был неисправимым скептиком. И вот теперь эти дьявольские врачи похитили ее, Салли Келлерман, и провели над ней какой-то жуткий эксперимент!

Легкий шум заставил ее повернуть голову. Там, в глубине зала стояли в белом свете неоновых ламп три человека. Они разглядывали ее. Один большой и двое совсем маленьких. Она приложила руку к сердцу, заранее уверенная, что оно бешено бьется, но ничего не почувствовала, словно сердца совсем не было. Один из карликов подошел к ней, и Салли увидела его отвратительное синюшное лицо, его мраморную кожу, его безжизненный взгляд, его культяшки, которые плохо скрывала нелепая лыжная одежда. Жертвы экспериментов! Как и она! Салли направилась было к ним, но что-то в пристальном и пустом взгляде карлика ее удержало. А вдруг они работают на этих врачей? Может быть, это их слуги, как в «Острове доктора Моро»?[40] Салли отошла к створчатым дверям.

– Не бойся, Салли, – сказал мужчина. Он сделал шаг ей навстречу и протянул руку.

Боже мой, что же они сделали с его лицом? Оно словно плохой коллаж! И этот тошнотворный запах! Нет, нет! Салли Келлерман толкнула дверь и побежала по длинным пустынным коридорам.

– Погоди, Салли! – закричал мужчина.

– Мы ее поймаем, папочка? – спросил Язон, который никогда прежде не видел голой женщины, да еще с такими большими грудями.

– Нет. Эта идиотка выскочит голой на улицу. А я не хочу, чтобы нас видели.

– Я хочу кушать, папочка, а здесь только мертвечина, – захныкала Бренда, которой было наплевать на Салли Келлерман и ее прелести.

– Угу, я знаю. Ладно, идемте, что-нибудь раздобудем…

Почему все-таки Салли испугалась? Аллан притронулся к ней кончиками пальцев, провел губами по ее губам, впустив в рот Салли жирного таракана, и тогда она вдруг проснулась как от толчка, хватая, как утопленница, ртом воздух. Он отвел детей в сторону, потому что не хотел ее пугать… И вот она… смотрела на них как на чудовищ и вдруг убежала. Возможно, некоторые, переходя из одного состояния в другое, теряют рассудок… Надо бы проверить на других покойниках. Потребуется много испытуемых.

вернуться

40

Роман Г. Уэлса.

31
{"b":"21025","o":1}