ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они дошли до того места, откуда была видна сверкавшая в ночи вывеска «Мотель Келлермана», и разошлись по комнатам, охваченные желанием поскорее оказаться в чистых и теплых постелях. Сэм довела Рут до ее номера, расположенного рядом с их с Герби комнатой.

– Отдыхайте, Рут, желаю вам красивых снов.

– Вы издеваетесь, моя дорогая? – ответила Рут, оживившись, как прежде. – Вы всерьез думаете, что у кого-то из нас будут красивые сны? Красивые кошмары, в лучшем случае!

– Рут! Что такое вы говорите!

– Скажите, девушка, у вас все в порядке? Я знаю, что это было бы, как говорил мой муж, благословением для близких, но, увы, нет, я еще не потеряла дара речи!

– Но, Рут… вы ведь были такой отстраненной… у вас был шок…

– Если вы думаете, что Кетеру понравится, как вы со мной обращаетесь…

– А где Кетер? Разве он здесь?

– Кетер повсюду! Всегда и в каждый момент!

– Ну вот, опять ее понесло! – выругалась Сэм сквозь зубы.

В коридоре, со стаканом в руке, появился Бадди.

– Я иду за выпивкой. Кто-нибудь чего-нибудь желает?

– Хорошую порцию пшеничной водки… – зевая на пороге своей комнаты, откликнулся Герби.

– Коку с соломинками! – закричал Джем, снимая обувь.

Лори остановился возле Рут и Саманты.

– Что она говорит?

– Что Кетер существует всегда и везде.

– Нормально, раз это Бог.

– Спасибо за уточнение, Лори.

– Вы ревнивы? – поинтересовалась Рут, и в ее глазах загорелся хитрый огонек.

– Совершенно верно, я ревнива! Для меня тоже водку, двойную. И без льда. А вам что-нибудь нужно, Рут?

– Джин с вермутом.

– Нельзя ли потише! – заорали из-за одной из закрытых дверей. – Некоторые спать хотят!

– Соберемся у меня, – предложил Марвин шепотом.

Бадди на цыпочках направился к конторке управляющего, а все остальные вошли в номер Марвина, который безуспешно пытался дозвониться до жены.

Никого в конторке. Где же Келлерман? Бадди увидел дверь с табличкой «Вход воспрещен» и постучал.

– Угу?

Пьяный голос.

– Я хотел бы купить выпивку.

– Подождит-те…

Дверь отворилась, и появилась растрепанная молодая женщина Келлерман в расстегнутой рубашке тяжело поднялся с дивана Вероятно, мужик не очень скучал… Бадди сделал заказ и пошел обратно с тяжело нагруженным подносом в руках. Когда он завернул в коридор, куда выходили комнаты, открылась входная дверь, и вошла женщина в коротком пальто с капюшоном. Волосы всклокочены, лицо покрыто красными пятнами. Она бросилась к двери с табличкой «Вход воспрещен» и забарабанила в нее кулаками. «Этот мотель – настоящий бордель», – улыбаясь, подумал Бадди.

В этой женщине было что-то странное. Но что? Ой-ой-ой, осторожнее, он едва не опрокинул поднос. Да еще эта старая идиотка, которая считает себя подружкой Бога… Нет, это просто шайка сумасшедших! Рядом с ними даже Сэнди покажется нормальной. Голые ноги. Келлерман немного поскупился на водку-то, придется прогуляться еще разок. Голыми ногами по снегу? Бадди замер перед номером Марвина и толкнул приоткрытую дверь плечом. Честное слово, можно подумать, что женщина под пальто была голой. Может быть, она выскочила из машины и бегом побежала на групповуху? Угу, вполне возможно.

Дверь с табличкой «Вход воспрещен» распахнулась, и незнакомая женщина с удивлением уставилась на Салли.

– Тибе чиво?

– Джо! – закричала Салли и оттолкнула женщину с размазанным макияжем.

– Эй, куда, нельзя! – заорала женщина.

– Что там… – начал было Джо, но тут же замер, разинув рот и выпучив глаза. Потом он пробормотал:

– Салли? Это ты, Салли?!

– Нет, это Снегурочка. А это что еще за потаскуха?

– Хм… Ванья-то? Так, одна клиентка. Но я не понимаю, ведь ты…

– Умерла. Тебе так и сказали, да, что я умерла? Меня накачали наркотиками и заперли в полуподвале. Мне располосовали живот, надо вызвать полицию, Джо!

– Располосовали живот?

– Смотри!

Салли распахнула полы пальто, обнажив живот и длинный, плохо зашитый разрез. Джо побледнел.

– Боже мой, ты это видел, Джо? Да кто эта ненормальная? – пробормотала протрезвевшая Ванья.

– Это моя жена…

– Это его жена, идиотка! – уже не сдерживаясь, завопила Салли.

– Да ты ж сказал, что она… Что теперь мы можем встречаться здесь…

– Заткнись! – прошипел Джо, не отводя глаз от жуткого розового вздувшегося шрама.

И эти пятна на лице Салли, красные, словно кровь… Салли заорала:

– Джо, ты что, обманывал меня с этой потаскухой? Ты меня обманывал! Ты поверил, что я умерла, сукин ты сын, но как ты мог сделать со мной такое!

– Что с тобой сделать? Я ничего не делал! – запротестовал Джо. – Брысь отсюда, Ванья!

Ванья сделала шаг к двери, но Салли залепила ей затрещину, отшвырнув ее к стене с такой силой, что череп треснул, как яичная скорлупа. У Джо перехватило дыхание, и он бессильно упал на диван. Взгляд Ваньи застыл, рот открылся.

– Боже, да ты убила ее! Ты убила ее, Салли!

– Одной идиоткой на земле меньше. Пошевеливайся, Джо, я ведь тебе сказала, что надо вызвать копов, сделать облаву на больницу…

– Но ты, Салли… только что убила человека!

Салли раздраженно вздохнула. Она подошла к телефону. Джо, скорчившись, сидел на диване, неотрывно глядя на труп Ваньи, на ее мозги, вылезшие пеной поверх головы. Он никогда не видел ничего более жуткого.

Бадди отпил глоточек. Хейс успокаивал свою жену по телефону. Индейский бизон задумался, глядя на идущий за окном снег; Саманта и Миралес, сидя на одной кровати, молча пили, а парнишки, лежа на полу, посасывали свою колу. Бадди залпом осушил стакан. Ему нужно еще. И немедленно. Он возьмет сразу бутылку, так будет проще. Да, добрую бутылочку водяры, чтобы освежить мозги.

Дверь жилища Келлерманов была приоткрыта. Бадди протянул уже руку, чтобы постучать, но вдруг замер на месте. В приоткрытую дверь он увидел правую стену комнаты. А возле стены – распростертую пьяную женщину. Ее широко открытые глаза смотрели в пустоту. И вся стена возле ее головы была вымазана какими-то красными и серыми плевками. Как будто это живопись, а возле – телячье легкое. Да, у папаши Келлермана совсем особый стиль шуток. Бадди был уже готов повернуть назад, чтобы предупредить остальных, но в этот момент он услышал голос женщины, находившейся в глубине комнаты.

– Да, это Салли Келлерман, совершенно верно… здравствуйте, шериф… Что? Нет, это не шутка! Я Салли Келлерман!.. Нет, я не умерла! Поэтому-то я вам и звоню!.. Знаю, что мои похороны назначены на завтра, я знаю все, что вам наговорили… Но это была хитрая уловка. Они накачали меня наркотиками, спрятали, они сделали со мною страшные вещи, я вся в шрамах… Вы должны это видеть! Умоляю, помогите мне! Я жду вас, я в нашем мотеле… О'кей, я отсюда не двинусь.

Оцепеневший Бадди услышал, что она повесила трубку. Затем послышалось:

– Шериф Фишер сейчас приедет.

– А Ванья? Что мы ему скажем про Ванью? – простонал беспомощный Джо.

– Она напилась и упала.

– Да это же смешно, Салли!

– Ладно, подвинься, я засуну твою Ванью в мусорный бак, там ей как раз и место, и нам будет спокойней.

– Но…

– Пожалуйста, замой стену, Джо, – тоном, не терпящим возражений, приказала ему Салли.

Бадди отступил в тень коридора. Волоча труп пьяной бабы, из дверей показалась та женщина в коротком пальто. Она подошла к большому контейнеру для отходов, стоявшему возле подъезда, и забросила туда тело; потом отерла снегом руки и вернулась в помещение.

Бадди бегом бросился в номер Марвина. «Не умерла… похоронена…» Это одна из них, эпидемия началась! Но в отличие от Мак-Мюлленов Салли Келлерман продолжает считать себя живой…

Он ворвался в комнату, слова бессвязно слетали с его губ.

Вздохнув, шериф Фишер застегнул ремень. Высокий и тощий, при любых обстоятельствах он сохранял мрачное и чопорное выражение лица, как у владельца похоронного бюро, каковым и являлся его отец. Он вызвал по рации своего помощника, который совершал обычное патрулирование деревни.

33
{"b":"21025","o":1}