ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Опасность! Нужно лечь! Лечь!

– Ладно, не болтай, я не ложусь так просто! – огрызнулась Салли, вдруг задумавшись, где это она и что за люди ее окружают.

А затем она вспомнила, что они ее освободили и увозят, чтобы спасти, что их преследуют психи из больницы, которые хотят вернуть ее обратно, чтобы производить над ней свои мерзкие опыты. Она благодарно взглянула на индейца-шерифа и соскользнула вниз со своего сиденья ровно за секунду до того, как сильный удар пошатнул мини-автобус.

– О-о-о-й! – взвыл Бадди, пытаясь превратиться в карлика.

– О-о-о-й! – взвыли Лори и Джем, причем Джем старался в это время засунуть свои длинные ноги под сиденье, а Лори – дышать, несмотря на локоть Джема, который давил ему на горло.

– А-а-а-а-л-л-и-л-у-й-я! – завела Рут, не двинувшись ни на йоту.

– Н-а-а-а-а пол! – надрывался Герби, который перепрыгнул через сиденье, чтобы прикрыть Сэм своим сильным телом.

– О-о-о-х! С меня хватит! – прорычал Марвин, скрючившись под приборной доской. j

– В-в-в-н-и-и-м-а-н-и-е! Затраханная космическая сволочь! – прошептал Аньелло, лежа на спине и нацеливая винтовку в небо.

Тонна мертвечины с легкостью танка взгромоздилась на крышу микроавтобуса. Крыша прогнулась на добрых двадцать сантиметров. Нетерпеливые ритмичные удары копыт. Теперь крыша согнулась вдвое, стекла окон вдребезги разлетелись. Рут соизволила лечь на пол за секунду до того момента, когда сотни острых осколков изрешетили спинку ее сиденья.

– А-а-а-х-х-х! – в унисон произнесли все пассажиры, как вдохновенный хор под управлением Леонарда Бернстайна.

Счастливый Август повернул голову к Люсии. Они забрались на ящик на колесах! И ничего не делая, все же движутся вперед! Он радостно засмеялся, и Люсия засмеялась тоже, представив себе рожу хозяина, если бы он мог их видеть. Он ведь каждое воскресенье мыл свой ящик на колесах, и ему бы не понравилось, что два огромных першерона[42] танцуют на нем полечку.

– Пап, почему они не останавливаются? – спросила Бренда, которой уже малость надоело, что встречный ветер теребит ее волосы.

– Не волнуйся, они остановятся! – ответил Аллан. Действительно, не может быть и речи о том, чтобы нестись и дальше на полной скорости в задницу планеты. Он нагнулся и прошептал пару слов на ухо Августу, который довольно заржал.

Безумный стук копыт. Дьявольские твари и их апокалиптические всадники не знали удержу.

– Старик, да это просто «Парк юрского периода»! – пробормотал Лори.

«Нам крышка», – подумал Джем. Последние громовые удары. Микроавтобус раскачивался, словно его охватило непреодолимое желание станцевать джигу. И вдруг крыша лопнула. Две огромные волосатые ноги, оканчивающиеся громадными грязными черными копытами, проломили железо и провалились в заднюю часть салона. Они застыли в десяти сантиметрах от плеча Аньелло. Он был блокирован под гигантским пришельцем, он видел его волосатый живот и… он сглотнул… огромную висящую базуку, нацеленную прямо на него! О-о! Защити, Иисус, детей своих! И он с воплем нажал на курок.

Август ощутил внизу живота легкое щекотание. Словно что-то слабо царапало его внутренности. Он начал извиваться, потом, рассердившись, расслабился.

В два часа тридцать три минуты ночи лейтенант Аньелло из уголовной полиции города Альбукерка, зажатый между передними ногами першерона, издохшего за несколько часов до этого, был обильно полит мочой вышеназванного першерона.

Потоп красновато-коричневой мочи, обжигающей как кислота. Едкая вонь. Вопли Аньелло, затопленного неиссякаемой струей.

– Вы слышали? – воскликнул Джем. – Словно бы выстрелы.

– И крики, – добавил, выпрямляясь, Лори.

– В багажнике?

Бадди приподнял голову и взглянул, приоткрыв только один глаз.

– Боже мой! Бедняжка лейтенантик!

– Что? – проревел Герби, бросаясь назад.

В багажнике лежал на спине Аньелло, направив винтовку на брюхо летающей лошади, которая мочилась на него. Казалось, что пули, разрывая бесчувственную плоть, не оказывают на животное никакого воздействия. Крови почти не было, только брызги гноя и сукровицы.

– Не нужно было этого делать, – содрогнувшись, заметил Герби.

– Что делать?

– Стрелять ей в потроха…

И в тот же момент огромная черноватая масса выпала из разодранного живота Августа и обрушилась на Аньелло. Под пятью килограммами разложившихся кишок тот стал задыхаться.

– Нельзя же оставлять его вот так подохнуть! – вцепившись в Уилкокса, закричал Бадди.

– Да, нельзя. – Герби рванулся и выбил решетку, отделявшую багажник от салона. Над ними продолжалась дьявольская сарабанда, и копыта Люсии, также пробив крышу, но никого, к счастью, не задев, старались пробить пол.

Уилкокс вслепую протянул руку, ощутил что-то мягкое и липкое и потянул. Появился дрожащий Аньелло, с которого стекали протухшие ошметки. Он задыхался, а от тех мест, на которые попали испражнения Августа, поднимался пар.

– Дайте же мне что-нибудь, черт вас подери! – проревел Герби. Он оторвал рукав комбинезона Бадди, отчего тот пришел в негодование.

Герби вытер лицо Аньелло, обнаружив большие участки содранной кожи и настоящие кратеры дымящейся плоти.

– Дьявол! Его словно облили кислотой! Быстро, оберните ему лицо тряпкой!

Копыта Люсии продырявили пол между передними и задними колесами, и ее огромное брюхо целиком заполнило салон. Мини-автобус, пригвожденный к дороге, трясся на одном месте.

– Все вперед! – закричал Марвин, перекрывая общую суматоху.

Остальные ползком присоединились к нему. Люсия начала брыкаться, чтобы окончательно разломать миниавтобус, а Август воспользовался ситуацией, чтобы хорошенько обнюхать ее круп.

– Но мотор продолжает работать, – прошептал Марвин.

Общее непонимание.

– Если Мак-Мюллены хотели нас остановить, то это может означать, что автобус не должен был доставить нас к Версусу? – продолжал он. – Возможно, этот самодвижущийся автобус способен оградить нас от этих… от этих…

– Чу-дищ! – воскликнула Салли среди общего молчания. – От э-тих про-кля-тых мон-стров!

Ее снова терзал голод и волновали странные видения. Разодранное горло молодой женщины перед ее глазами. Вкусное удивленное лицо помощника шерифа. Но что же они ей впрыснули? И вдруг она тоже превратится в монстра?

– Я считаю, что стоит попытаться ехать дальше и посмотреть, что из этого получится, – продолжал Марвин.

– А как ехать-то? – спросил Герби. – Приставить ролики к этим проклятым першеронам?

– Достаточно, чтобы микроавтобус развалился. Тогда передняя часть продолжит путь, а они останутся блокированными в этой куче искореженного железа.

– Прогулка на двух колесах в никуда… – почесывая нос, прокомментировал Бадди Коул.

Пока он оказывал помощь Аньелло, его тоже обрызгало мочой, и это вызывало страшный зуд.

– У кого-нибудь есть другое предложение? – поинтересовалась Саманта.

Ответа не последовало. Предложений не было. Только страх, смятение, тревога, терзание за состояние Аньелло, который тяжело дышал под рубашкой, обвязанной вокруг его головы. Рут Миралес поднесла руку к своему безукоризненному шиньону и вытащила из него длинную шпильку. Затем, ничего не говоря, она воткнула ее в скакательный сустав Люсии.

Укусили внизу, подумала Люсия. Укусил вроде бы слепень, проклятая тварь, извечный страх, извечное раздражение. Она резко взбрыкнула, едва не сбросив детишек. Рут устремилась к другому скакательному суставу и уколола еще сильнее. Необъятный зад Люсии взлетел вверх, сильно ударив в ноздри Августа, который тоже заржал.

– Стоять! – завопил Аллан, который понял, что ситуация ускользает из-под контроля. – Ну-ка, ребятишки, отправляйтесь за ними.

Язон и Бренда, на лицах которых было написано вожделение, соскользнули на разломанную крышу.

– Через окна! Залезем через окна! – закричала Бренда.

Марвин следил за расширяющейся трещиной между вторым и третьим рядами сидений. Микроавтобус, как разваливающийся айсберг, трещал со всех сторон. Лори посмотрел вверх и увидел одутловатое и бледное лицо, которое, облизываясь, смотрело на него. Он захотел крикнуть, но горло пересохло. Лори отодвинулся и вжался в Джема. Бренда как можно глубже запустила руку: не дотянуться. Черт! Она извивалась, чтобы пролезть через окно, которое сильно сплющилось. Бренда отодвинулась, чтобы пропустить Язона, потому что он был поменьше. Салли проследила за взглядом Лори и издала глухое рычание, от которого все застыли.

вернуться

42

Порода лошадей-тяжеловозов.

40
{"b":"21025","o":1}