ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тебе дело предлагают, деньги большие и славу. Если ты еще не въехал. А ты пугаешься. Ну, ничего. Это с непривычки.

И, не прекращая раскачиваться, он начал теребить тоненькую золотую цепочку на шее.

— У нас сейчас много таких работает, — продолжал он, вытаскивая за цепочку небольшой кулончик, похожий на древнюю монету с выдавленными рисунками, — молодых, никому ранее не известных. А сейчас живут как люди. Хорошие деньги поднимают. Ты чего молчишь? Я все хочу, чтобы ты сумму назвал. Давай не стесняйся, только не зарывайся.

Но Гена не мог назвать сумму. Он вообще не мог произнести ни слова, даже если бы очень хотел. Он просто молча разглядывал знакомый рисунок на кулоне.

Гейтс поймал его взгляд и улыбнулся:

— Нравится? Это мой талисман. Я верю, что он удачу приносит.

— Откуда? — выдавил Гена, не сознавая многослойности своего нечаянно двусмысленного вопроса. Гейтс ответил верхний пласт:

— О, это целая история! Когда-то давно, когда я еще был никому не нужным студентом, я обменял ее на серебряный доллар у одного старьевщика… Но мы об этом как-нибудь потом поговорим. Я, знаешь ли, довольно занятой человек, — хмыкнул Гейтс, — и раз ты не хочешь сам называть сумму, я ее назову: должность называется руководитель проекта. Триста пятьдесят тысяч в год. Плюс — пятьсот тысяч подписной бонус. На обустройство. Плюс — годовой бонус по итогам работы компании. У нас его, должен сказать, далеко не все программисты имеют. Жить можешь где угодно, хотя я не вижу смысла оставаться с такими деньгами в России. У меня есть небольшой домик в Майами, в Майами многие русские живут, которых я к себе взял. Можешь его использовать — это подарок. И самое главное… — Гейтс поднял вверх нож, — мы открыли тебе номерной счет в «Кредит Суисс». На шесть миллионов долларов. Никаких налогов. Чистыми. Неплохо, а? Это за программу.

Гена молчал.

— Один ваш какой-то русский купец… — сказал Гейтс после паузы. — Как его фамилия? — спросил он у костюмированного Сониного помощника, который на мгновение задумался.

— Третьяков, — улыбнулась за него Соня.

— Так вот, этот чувак, когда торговал покупки, сначала называл максимальную сумму, а потом, когда с ним не соглашались, все время ее опускал. Каждое новое предложение было меньше предыдущего. И чем дольше шли торги, тем ниже становилась сумма. Какие у тебя предложения?

— А если не деньгами? — неожиданно зло сказал Гена.

— Как это? — удивился Гейтс.

— Мир во всем мире. Победа над СПИДом. Гейтс быстро и недоуменно переглянулся с Соней и ее помощником, который внезапно перестал писать, и даже с лакеем, который замер в неестественной позе, нагнувшись поменять приборы.

— Шутишь, — облегченно вздохнул Гейтс, и все рассмеялись. Даже лакей позволил себе скромную улыбку.

— Кстати, на борьбу со СПИДом, — сообщил Гейтс, поигрывая вилкой, — я в прошлом году перевел им денег. Много. А что касается мира — то это, ты, конечно, хватил… Тут уже никто не в силах повлиять. — Он пожал плечами. — Что поделать?!

— Ну, раз ничего не поделать… — твердо сказал Гена. — Тогда… — Он сглотнул слюну. — Спасибо за предложение. Я не могу его принять.

Гейтс перестал раскачиваться на стуле. Встал. Взял двумя руками свою тарелку. И изо всей силы грохнул ее об стол. В разные стороны разлетелись осколки и какая-то изящная питательная пища.

— Было очень приятно иметь с вами дело, — еле сдерживая ярость, вежливо сказал Гейтс. — К сожалению, мне надо идти. Вы мне можете позвонить. Один раз. Чтобы сказать «да». И я подумаю, что я смогу для вас сделать. Наслаждайтесь едой.

Он развернулся и быстро зашагал по дорожке к дому, коротко бросив Соне:

— Зайди ко мне.

— Я сейчас вернусь и отвезу вас в гостиницу, — сказала Соня Гене, — на своей машине.

Через двадцать минут она вернулась с его паспортом и обратными билетами — Гена как раз допивал кофе, стараясь не обращать внимания на взгляды лакеев и охранников.

Ее машиной оказалась открытая темно-красная «БМВ» третьей серии.

— Хорошая машина, — сказал Гена. Ехали они молча.

— Слушай, — прервал наконец молчание Гена, — ну теперь-то можешь рассказать, ради чего вы затеяли всю эту клоунаду с моим приездом. Могущество демонстрировали? Или хотели, чтобы я красивой жизни вкусил?

— Да нет, — ответила Соня, — конкурентов боялись. Босс в таких ситуациях не стесняется. Правда, наш русский офис немного перестарался. Он когда увидел счет, чуть с ума не сошел. Мы, конечно, всегда знали, что у вас все очень дорого, — смущенно улыбнулась Соня, — но не настолько.

— Все дорого, — согласился Гена. — Все, кроме людей. Помолчали.

— Да, и еще, — сказала Соня, — это, конечно, неприятный момент. Вы от нашего представителя получили деньги — их надо вернуть.

— О'кей, — спокойно сказал Гена. — Все, или можно на еду и дорогу оставить?

— В дороге они вам не понадобятся, — неловко сказала Соня. — Все оплачено, самолет завтра утром, и вас отвезут. В гостинице вы можете всю еду записывать на номер комнаты. Вы же читали предварительный контракт?

— Нет, не читал.

— Как же вы его подписали, не читая?

— Ручкой, — усмехнулся Гена, — С чернилами.

— По контракту, все, что вы получили, удерживается из общей оплаты, — сказала Соня тихо и грустно. — Раз вы не подписали большой контракт — придется все вернуть.

— Хорошо, только доедем до гостиницы — мне нужно переодеться.

— Я куплю вам сигареты… — сказала Соня.

Гена промолчал.

Они въехали на парковку небольшого серо-бежевого кубика «Holiday Inn». Соня помогла Гене донести чемодан до номера и купила в автомате в конце коридора две пачки «Vantage» с угольным фильтром и пачку «Carlton».

— Вот, — сказала она, протягивая сигареты, — «Карлтон» — очень легкие сигареты. В них самое маленькое содержание никотина и смол. Очень помогает бросить курить.

Гена ухмыльнулся.

— Деньги, компьютер и телефон я должна забрать сейчас, — продолжала Соня. — А остальное завтра отдадите тому, кто вас повезет.

— До скорого, — улыбнулся Гена.

— Если вдруг понадобится помощь — вот мои телефоны, — сказала Соня, — Я буду рада вам помочь. Простите.

— Не грузись, — сказал Гена по-русски. — Take care.

— .Если хотите, — сказала Соня, — мы могли бы поужинать после работы. Я бы познакомила вас со своими друзьями. Мне бы не хотелось, чтобы у вас осталось плохое впечатление о нашей стране. Можно, я позвоню?

Гена кивнул.

И Соня ушла.

Гена распечатал «Карлтон» и закурил. Содержание смол и никотина было настолько маленьким, что ему показалось, что он курит воздух. Он отломил фильтр, но это не помогло.

— Кругом одна подстава, — громко сказал Гена вслух.

«Вантаж» оказался нормальным.

Гена неторопливо принял душ и переоделся. Денег и шмоток было не жалко. Жалко было, что он оказался без Интернета и не знал, как ему связаться с Дайвой: номеров ее телефонов у Гены не было.

«У меня же были дома деньги! — вдруг вспомнил он. — Надо было взять. Да этот Костя так меня огорошил».

«Пойду, что ли, прогуляюсь, — тоскливо подумал он, — хоть посмотрю живьем, что там на улице за Америка…»

В этот момент в дверь постучали.

— Да, — сказал Гена по-русски.

Вошла девушка и оказалась Дайвой.

Слова, конечно, не бессильны описать гамму чувств, охватившую встречу двух дистанционно влюбленных и их самих. Однако воспоминание о любой любимой мелодраматической киновстрече такого рода даст эффект гораздо быстрее и надежнее, тем надежнее, что возникнет наверняка в мелодическом сопровождении какой-нибудь нежной нужной щемящей музыки, никак не воспроизводимой в книжном тексте и любимой, потому что интимно собственной. Ни тени сомнения, ни облачка разочарования — это была любовь с первого взгляда, совпавшая с длительной виртуальной прелюдией. Как только руки их коснулись друг друга, тлен земной любви коснулся их душ, и эта совершенная любовь… Ну, и так далее…

Они бросили чемодан с вещами рядом с кроватью, и Дайва сказала, что сама позвонит потом в «Майкрософт» сообщить, что отвезет Гену в аэропорт.

45
{"b":"21028","o":1}