ЛитМир - Электронная Библиотека

— Круче к ветру, Гудридж… — начал было Джек, но слова его заглушили два бортовых залпа — «Беллоны» и «Поликреста», едва не соприкасавшихся реями.

— Все на отражение абордажников — с копьями, копьями! — кричал капитан шлюпа.

Он вытащил шпагу и кинулся на полубак, вероятную точку высадки французов, перепрыгнув через сорванную пушку, пару тел и добравшись до него, прежде чем рассеялся дым. Он стоял, окруженный двумя или тремя десятками моряков, ожидая услышать скрежет и удар двух столкнувшихся кораблей. Из клубов дыма послышались оглушительные крики — команды на французском языке, крики «ура» и, далеко позади, страшный треск. Дым рассеялся, возникла яркая вспышка света, и «Беллона» стала поворачивать, удаляясь от шлюпа и направления ветра. Расстояние между ними уже достигло двадцати ярдов. Ее бизань-мачта оказалась сбитой, и она не могла удерживаться против ветра. Упавшая мачта, поддерживаемая вантами, висела на правой раковине, действуя как гигантский руль, заставлявший нос корабля отклоняться в сторону.

— К орудиям! — закричал Джек.

Корма «Беллоны» поворачивала в их сторону. Продольный бортовой залп уничтожит ее.

— Мы попали в нее, попали! — кричал какой-то простак из новобранцев, не нюхавших прежде пороху.

Уже стала сказываться неопытность канониров: орудийная прислуга неумело суетилась, опрокидывая запальные кадки, повсюду роняя ядра, заряды, банники, пробойники. Одни матросы радостно вопили, другие скакали и корчили рожи как полоумные — бедлам, да и только.

— Пуллингс, Бабингтон, Паркер, вправьте мозги орудийной прислуге, да живее, черт бы вас всех побрал. Руль под ветер, Гудридж, — правьте на фрегат. — Он сбил с ног тщедушного ткача, прыгавшего от радости, столкнул лбами двух канониров, швырнув их к пушкам, вкатил одну карронаду, выкатил другую, выстрелил в незащищенную корму «Беллоны» и бросился на шканцы, крича: — Приводитесь к ветру, Гудридж, к ветру приводитесь, говорят вам!

Но теперь строптивый «Поликрест» не желал слушаться руля. Последний залп «Беллоны» почти лишил шлюп передних парусов, и он сразу обрел прежнюю рыскливость. Руль был положен на борт, но шлюп никак не реагировал на него, а драгоценные секунды летели и летели.

Маллок и его ребята занимались парусами, судорожно завязывая узлы. Стреляла то одна карронада, то другая. Одно двадцатичетырехфунтовое ядро ударило прямо в ахтерштевень фрегата. Однако капер успел обрасопить реи на фордевинд и теперь удалялся со скоростью сто ярдов в минуту. Когда передние паруса были стянуты назад, чтобы «Поликрест» смог увалиться под ветер и преследовать «Беллону», оба судна разделяло прост-

ранство чистой воды с четверть мили. Теперь «Беллона» огрызалась кормовым орудием.

— Мистер Паркер, поставьте два орудия на нос, — произнес Джек Обри. «Поликрест» начал набирать скорость: «Беллона», которой мешала волочившаяся сзади мачта, сильно рыскала. Дистанция между ними сокращалась. — Мистер Парслоу, принесите мне трубу. — Его собственная лежала разбитая возле кофель-планки.

— Трубу? Какую трубу, сэр? — Бледное, отрешенное лицо юноши озабоченно смотрело вверх.

— Любую. Но лучше подзорную, — ласково произнес Джек. — Поищи в кают-компании как следует.

Джек оглядел корабль сверху донизу. Штормовые стаксели были как решето, два стакселя беспомощно повисли, фор-марсель разорван в клочья. Полдюжины вант повреждены, но кливеры и бизань работают отлично. На палубе даже некое подобие порядка. Две карронады сорваны, но одну из них с помощью ломов устанавливают на прежнее место. Остальные выкачены и готовы к стрельбе; прислуга у каждого лафета в полном составе, вид у канониров веселый и решительный. На шкафуте валяется груда коек, вырванных из сеток последним залпом «Беллоны». Раненых отнесли в лазарет.

— Труба, сэр.

— Спасибо, мистер Парслоу. Передайте мистеру Рольфу, чтобы открыл огонь из носовых карронад, как только они будут выкачены.

На «Беллоне» топорами рубили ванты правого борта, поддерживавшие бизань-мачту. Едва ее освободили, волочившаяся сзади мачта оторвалась, и фрегат рванулся вперед, уходя от преследователя. Но на глазах у Джека Обри грота-стеньга покачнулась раз, затем еще и с набежавшей крутой волной рухнула за борт.

На «Поликресте» раздались крики «ура». Они догоняли француза — догоняли! Носовая карронада выстрелила, ядро не долетело, отрекошетило от воды и едва не угодило во фрегат. Снова зазвучало «ура». «Как бы не пришлось плакать, когда француз приведется к ветру и причешет нас продольным огнем!» — подумал Джек. Корабли находились на расстоянии около пятисот ярдов друг от друга, оба шли на фордевинд, причем «Поликрест» был на левой раковине «Беллоны». Каперу оставалось лишь положить руль под ветер, чтобы повернуться бортом и обстрелять их продольным огнем от носа до кормы. Он не мог двигаться против ветра, поскольку не имел парусов на корме, но мог повернуться траверзом, чего было вполне достаточно.

Однако «Беллона» этого не сделала. Оставшись без грота-стеньги, она по-прежнему шла на фордевинд. Наведя подзорную трубу на ее корму, Джек Обри понял почему: у француза не было руля, чтобы повернуть на ветер. Он мог двигаться только прямо.

Оба теперь приближались к купцам — широким приземистым судам, по-прежнему двигавшимся левым галсом. Неужели они собираются доставить им хлопоты? Постоять за капера? У них на каждом борту было по пять орудийных портов, и «Беллона» пройдет в кабельтове от них.

— Мистер Паркер, выкатите орудия левого борта.

Нет, купцы не стали вмешиваться. Они медленно изменили курс и направились на норд. Один из них, похоже, был покалечен: фор— и грота-стеньги были заменены временными. Ядро, выпущенное носовым орудием «Поликреста», окатило фонтаном воды корму «Беллоны». Они ее догоняли. Может, сначала захватить купцов, а затем погнаться за капером? Довольствоваться одними лишь купцами? Тогда сейчас самый подходящий момент: ведь спустя пять минут он окажется у них под ветром, и хотя они тихоходы, догнать их будет тяжело. А через полчаса и вовсе невозможно.

На один выстрел «Беллоны» приходилось два выстрела карронады. Но капер стрелял из длинноствольной, гораздо более точной восьмифунтовой пушки. Незадолго перед тем, как шлюп оказался на траверзе торговых судов, ее ядро, пролетевшее низко над палубой, убило матроса у штурвала, швырнув его тело в Парслоу, стоявшего в ожидании приказаний. Джек Обри оттащил мертвеца в сторону, освободив залитого чужой кровью мальчугана, и спросил его:

— С вами все в порядке, Парслоу?

В ответ на слова Паркера: «Купцы не стреляют, сэр» — Джек ответил:

— Да, да. Выясните, нельзя ли привязать дополнительный парус?

Выиграв минуту, он смог бы приблизиться к «Беллоне», рыскнуть и снова обрушить на нее бортовой залп. «Поликрест» прошел мимо купцов, которые, в знак покорности, отдали паруса. Даже в пылу сражения, когда пушки отвечали друг другу с такой скоростью, с какой их успевали заряжать, в клубах дыма, среди валяющихся на палубе тел и ручьев крови, струившейся по шпигатным желобам, иные задумчиво смотрели на свои призы — довольно крупные суда, за которые можно было бы получить десять, двадцать, даже тридцать тысяч гиней. Они прекрасно понимали, что, как только шлюп уйдет с милю в подветренном направлении, эти мешки с золотом прибавят ходу, поставят дополнительные паруса, выберутся на ветер — и поминай их как звали.

Оба военных корабля устремились на зюйд-ост, а купцы стали быстро отставать. Противники продолжали стрелять без перерыва. Сначала, по мере починки такелажа, то один немного уходил вперед, то другой. Но ни один из них не рискнул сделать передышку и поставить новые паруса, ни один не посмел поставить новую стеньгу или брамсели при такой качке.

Оба стоили друг друга. Малейшее повреждение каждого будет решающим, малейшая передышка — роковой. Так они и шли час за часом, песочные часы переворачивались, склянки били, отмеряя время утренней вахты, все находились в состоянии чрезвычайного напряжения. Почти никто на палубе не произнес ни слова, слышны были лишь команды. Все это время оба корабля находились приблизительно в четверти мили друг от друга. Оба попытались поставить лисели, и у обоих их сорвало. Оба принялись выливать за борт пресную воду, пытаясь облегчить вес судна на несколько тонн, — прибегали ко всем известным морякам уловкам, ухищрениям, приспособлениям, чтобы увеличить скорость. Был момент, когда Джек Обри решил, что «Беллона» выбрасывает за борт съестные припасы, но это были убитые. Он насчитал сорок всплесков — потери на этом перегруженном корабле были, должно быть, ужасными. И все равно французы продолжали стрелять.

77
{"b":"21029","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метроленд
Смертельная белизна
Чему я могу научиться у Сергея Королёва
Кукушата Мидвича. Чокки. Рассказы
Плохая девочка для босса
Сердце сумрака
Оттенки зла. Расследует миссис Кристи
Дороже жизни
Психология для детей: сказки кота Киселя