ЛитМир - Электронная Библиотека

Пещера находилась у подножия горной гряды в южной оконечности полуострова, выдающегося во внутреннее море, которое раскинулось посреди материка. Первоначально полуостров соединялся с северной частью большой земли одним широким перешейком, но позже соляная топь образовала еще один подход к высоким горам на востоке. Соляное болото завершалось небольшим внутренним морем в северо-восточной части полуострова.

Горы защищали южное побережье полуострова от зимнего холода и лютых ветров, навеваемых с севера ледником. Дувшие с не-замерзавшего моря ветры, делая мягкой зиму и прохладным лето, обеспечивали теплом и влагой густые широколиственные леса, характерные для районов умеренно холодного климата.

Пещера находилась в наиболее удобном месте, совместившем в себе все преимущества обоих миров. С одной стороны, здесь было теплее, чем в близлежащих краях, с другой – не имелось недостатка в лесе, чтобы согреться зимой. Невдалеке раскинулось море, в котором водилась рыба и прочая живность, а на отвесных скалах вили гнезда и откладывали яйца птицы. Лес был своего рода райским садом, в котором с лихвой можно было запастись фруктами, орехами, ягодами, кореньями, овощами и зеленью. По соседству бежали ручьи со свежей водой. Но самое главное, пещера находилась в доступном для охоты месте: близлежащие степи с их сочной растительностью служили пастбищем стадам крупных животных, которые давали людям не только мясо, но одежду и домашнюю утварь. Клан всегда питался продуктами земли и охоты, а здешняя земля предоставляла это в изобилии.

Бран шел навстречу людям, не чуя почвы под ногами. Лучшего жилища он себе даже не мог представить. «Духи вновь к нам вернулись, – решил он. – А возможно, и вообще не покидали Клан, а просто хотели, чтобы он перебрался в более крупную, более удобную пещеру. Конечно! Так оно и есть! Они устали жить в старой пещере, хотели переселиться в новую, поэтому устроили землетрясение, чтобы выселить Клан. Возможно, погибшие люди испытывали потребность жить в мире духов и, чтобы заполучить свое, привели нас к этой пещере. Они, верно, меня проверяли – проверяли как вождя. Вот почему я никак не мог повернуть назад». Бран был рад, что все так вышло. Если б сомнения не сбивали его с избранного пути поисков пещеры, Бран сейчас не шел бы, а бежал, чтобы сообщить новость.

Представ перед людьми, трое мужчин могли ничего не говорить. Все и так уже всё знали. Иза видела пещеру и, придя от нее в восторг, не сомневалась, каково будет решение Брана. «Теперь он не посмеет бросить Эйлу, – думала она. – Если бы не она, Бран повернул бы назад раньше, чем мы нашли пещеру. Должно быть, у девочки сильный и счастливый покровитель. – Иза взглянула на стоявшую рядом Эйлу, не подозревавшую, что стала причиной всеобщего возбуждения. – Но раз она такая удачливая, почему тогда она лишилась близких? – Иза покачала головой. – Все-таки воля духов непостижима».

Бран тоже посмотрел на ребенка. Увидев Изу, он впервые вспомнил, что это она сообщила ему о пещере, обнаружив ее, когда отправилась вслед за Эйлой. Брана тогда разозлило то, что девчонка гуляла сама по себе, в то время как он велел всем ждать. Но не ослушайся его девочка, они не нашли бы жилья. «Любопытно, почему духи привели ее туда первой? Мог-ур прав, он всегда прав, духов не разгневал поступок Изы и появление в Клане Эйлы. Так или иначе, но они благоволят к девчонке».

Бран скользнул взглядом по калеке, который мог бы занять место вождя вместо него. К счастью для Брана, брат стал в Клане Мог-уром. «Странно, – думал Бран, – что я долгое время не воспринимал его как брата, даже когда мы были детьми». И свыкся он с этой мыслью, лишь став юношей, которому с трудом удавалось владеть собой, – качество, необходимое каждому мужчине, в особенности тому, кому судьбой было уготовано стать вождем. Старшему брату тоже приходилось несладко: его преследовали боль и насмешки оттого, что он не мог быть охотником. Казалось, Креб всегда ощущал, когда Бран был на грани вспышки. Стоило калеке посмотреть на него добрым взглядом или просто сесть рядом, как Брану уже становилось покойнее от его молчаливого понимания.

Дети, рожденные от одной матери, хоть и считались единокровными, но близкие отношения возникали лишь между детьми одного пола, и то только когда они были молоды или в редкие минуты духовной близости. У мальчиков не могли зародиться такие отношения с девочками, а у девочек с мальчиками. Так, у Креба был брат по крови и по духу, у Изы же – только братья по крови.

Порой Бран жалел Креба, но, преклоняясь перед нравственной силой и знанием Мог-ура, забывал о его увечье. Вождь видел в нем даже не человека, а великого шамана, к мудрому совету которого приходилось частенько прибегать. Вряд ли Креб жалел, что не стал вождем, но никто не мог сказать, страдал ли он оттого, что не имел женщины и детей. Иногда его жизнь была согрета женским теплом. Но своей женщины Креб не имел, никогда не учился охотиться, не увлекался занятиями нормального человека, он был магом, Магом с большой буквы.

Бран не имел представления о магии и почти ничего не знал о духах, зато был вождем, имел свою женщину и отличного парня. Ему доставляло удовольствие думать о Бруде и о том, что предстоит вырастить из него достойного вождя. «На следующую охоту – охоту для пещерного пира, – размышлял он, – я непременно возьму его с собой. Эта охота может стать его посвящением в мужчины. Если ему удастся кого-нибудь забить, мы включим обряд его посвящения в вечерний ритуал. Вот уж Эбра им будет гордиться! Он ведь такой сильный и храбрый! Правда, немного своевольный, но со временем непременно научится усмирять свой нрав. Теперь, когда у нас есть жилище, пора подумать о запасах на зиму. Мальчику скоро двенадцать – достаточно взрослый для вечерних церемоний. А они обещают быть особенными. Иза будет готовить напиток.

Иза! Что мне с ней делать? И с этой девчонкой? Какая-то она странная, но Иза к ней привязалась. Верно, потому, что долго не имела своих детей. Скоро у нее будет ребенок, но мужчины, который бы ее содержал, пока что нет. Вместе с Эйлой нужно будет заботиться сразу о двоих. Иза уже немолода, беременна, но имеет положение в Клане и владеет магией растений. Она могла бы оказать честь любому мужчине. Возможно, кто-нибудь и взял бы ее на правах второй женщины, если бы не эта чудная девчонка. Но духи ей благоволят. Хорошо, что я не прогнал ее прочь, не то, чего доброго, они опять разгневались бы и наслали бы землетрясение». От этой мысли Бран содрогнулся.

«Это Иза сообщила мне о пещере и, конечно, заслуживает благодарности, но только не явной. Позволю ей оставить девочку – вот и будет ей благодарность, тем более что ребенок не из Клана. Интересно, как к этому отнесутся духи? У нее нет даже тотема. Как можно позволить ей жить в Клане? О духи! Не понимаю я вас».

– Креб, – обратился Бран к магу.

Тот, удивившись, что Бран обратился к нему по личному имени, заковылял к вождю, чтобы поговорить с глазу на глаз.

– Эта девочка, та, которую подобрала Иза, ведь она не из Клана, Мог-ур, – не зная, с чего начать, приступил к разговору Бран. Креб молча ждал. – Ты мне сказал, пусть Урсус решит, жить ей или нет. Судя по всему, он сделал выбор, а что нам делать с ней теперь? Она не из Клана. У нее нет покровителя. Наши тотемы низа что не позволят никому из другого Клана готовить для них пещеру. Принимать участие в церемонии освящения можно только тем, чьи духи будут в ней жить. Эйла чересчур мала, одна она не выживет, да и Иза хочет ее оставить, но как быть с пещерной церемонией?

Откровенный разговор не застиг Креба врасплох.

– У девочки есть покровитель, Бран, причем очень сильный. Мы пока что его не знаем. Зато знаем, что на нее напал пещерный лев и она отделалась всего несколькими царапинами.

– Пещерный лев! Не всякому охотнику удается так легко от него отделаться.

– Вот именно, к тому же она долго бродила одна, страдала от голода, но не погибла, а оказалась на нашем пути, чтобы в конце концов ее подобрала Иза. И заметь, ты этому не препятствовал, Бран. Она чересчур мала для такого тяжкого испытания, – закончил Креб, – но полагаю, девочку испытывал ее покровитель. У нее очень сильный тотем, и к тому же счастливый. Мы все могли бы разделить ее удачу, если это уже не произошло.

13
{"b":"2103","o":1}