ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мама пойдет сегодня на охоту? Мама возьмет Дарка? – первым делом спросил мальчик, соскочив с подстилки. Пещера только начинала просыпаться, но неугомонному малышу не терпелось начать новый день.

– Если мы и пойдем, то после еды, Дарк. Иди-ка сюда. – Эйла поманила к себе сына. – А может, сегодня обойдемся без охоты. Хотя сейчас и весна, но еще слишком холодно.

Покончив с едой, Дарк увидел, что его приятель Грев уже встал, и, мигом забыв про охоту, побежал к очагу Бруда. Эйла смотрела ему вслед, и нежная улыбка невольно тронула ее губы. Но улыбка эта сразу погасла, стоило Эйле заметить, как покосился на ребенка Бруд. Мальчики вместе выскочили из пещеры. А Эйла опять ощутила, что стены наваливаются на нее всей тяжестью. Ей казалось, она задохнется, если не выберется немедленно на воздух. С бешено колотящимся сердцем она поспешила к выходу и несколько раз глубоко вздохнула.

– Эйла!

Она вздрогнула, услышав голос Бруда, быстро обернулась и склонила голову перед новым вождем.

– Эта женщина приветствует вождя, – сказала она, используя ритуальные жесты.

Обычно Бруд избегал стоять с ней лицом к лицу. Она была намного выше самых высоких мужчин в Клане, а Бруд не отличался ростом. Он едва доставал Эйле до плеча, так что ему приходилось смотреть на нее снизу вверх. Она знала, это его раздражает.

– Сегодня никуда не уходи. Вскоре я соберу весь Клан.

Эйла послушно кивнула.

Люди неторопливо стягивались на поляну перед пещерой. Взошло солнце, и все были рады случаю погреться в его лучах. Клану пришлось подождать, пока Бруд важно прошествовал на место, на протяжении многих лет занимаемое Браном.

– Отныне я ваш вождь, – начал он.

Заявлять об этом не было никакой нужды. Все поняли: впервые выступая перед Кланом в новом положении, Бруд испытывает неуверенность.

– Теперь, когда у Клана есть новый вождь и новый Мог-ур, настало время и для других перемен, – продолжал Бруд. – Да будет вам известно, что отныне вторым охотником в Клане является Ворн.

Люди согласно закивали. Никто не сомневался, что Бруд выберет Ворна, который благоговел перед ним с детства. Лишь Бран слегка нахмурился. «Все-таки Ворн еще слишком молод, – подумал он. – Бруду следовало немного подождать, прежде чем возвышать его над зрелыми и опытными охотниками. Впрочем, вождю виднее».

– Грядут и другие перемены, – возвестил Бруд. – В нашем Клане есть женщина, не принадлежащая мужчине. – Эйла ощутила, как щеки ее вспыхнули. – Кто-то должен добывать для нее пищу. Я не желаю, чтобы мои охотники брали это бремя на себя. Теперь я вождь и я отвечаю за нее. Эйла будет второй женщиной моего очага.

Эйла ожидала этого, но все же, когда ожидания подтвердились, сердце ее упало. Бран неотрывно смотрел на нее. «Наверное, Эйле не слишком по душе перебираться к очагу Бруда, – решил он. – Но сын моей женщины поступил правильно. Я не ошибся, он хороший вождь». И Бран с гордостью посмотрел на своего преемника.

– У нее есть увечный сын, – снова заговорил Бруд. – Знайте, что с этого дня ни один увечный ребенок, рожденный в Клане, не будет оставлен в живых. Принять это решение меня заставляет не злоба, а забота о благе Клана. Если Эйла родит нормального ребенка, ему будет позволено жить.

Креб, стоявший у самого входа в пещеру, видел, как Эйла побледнела и ниже склонила голову, чтобы скрыть обуревавшие ее чувства. «Можешь не сомневаться, Бруд, у меня больше не будет детей, – повторяла она про себя. – Средство Изы не подведет. Не знаю, появляются ли дети благодаря тому, что в женщину входит дух-покровитель мужчины или мужская плоть. Так или иначе, тебе не удастся зародить во мне новую жизнь. К чему производить на свет детей, обреченных на смерть только потому, что тебе они кажутся увечными».

– Я сообщаю об этом заблаговременно, – изрек Бруд, – чтобы потом не докучали напрасными просьбами и мольбами. Увечным детям не место у очага вождя.

Эйла вскинула голову. «К чему он клонит? – недоумевала она. – Если мне придется поселиться у его очага, мой сын будет жить со мной».

– Ворн изъявил согласие принять Дарка к своему очагу. Его женщина привязана к мальчику, несмотря на его увечье. И второй охотник Клана позаботится о Дарке.

В толпе пронесся недовольный ропот, множество рук вскинулось в протестующих жестах. Дети не должны разлучаться с матерью, пока не вырастут. Как может Бруд принять Эйлу и отказаться от ее сына? Эйла сорвалась с места и бросилась к ногам нового вождя. Он коснулся ее плеча:

– Я еще не закончил, женщина. Прерывать вождя непозволительно, но на этот раз я прощаю тебя. Ты можешь говорить.

– Бруд, не отнимай у меня Дарка. Он мой сын. Дети не могут без матери, – взмолилась она. Отчаяние заставило ее позабыть обо всех правилах обращения к вождю.

Бран, наблюдавший за этой сценой, побагровел от гнева. Вся его гордость за Бруда улетучилась без следа.

– Ты собираешься учить вождя, как ему поступать, женщина? – с глумливой ухмылкой осадил Эйлу Бруд. Он давно предвкушал этот миг, и все вышло именно так, как виделось ему в мечтах. – К тому же тебя нельзя считать матерью Дарка. Скорее уж Ога его мать, а не ты. Разве ты выкормила его? Он и сам не знает толком, кто его мать. Всех женщин в Клане он зовет матерями. Ему все равно, где жить, он ест у каждого очага.

– Я не смогла выкормить Дарка, но все же он мой сын, и ты это знаешь. Каждую ночь он засыпает рядом со мной.

– Ну, у моего очага он спать не будет. Пусть живет у очага Ворна – тем более женщина Ворна для него тоже «мать». Я уже сказал Гуву… Мог-уру, что сразу после сбора мы справим ритуал, на котором ты будешь названа моей женщиной. Откладывать ни к чему. Сегодня же ты переберешься к моему очагу, а Дарк – к очагу Ворна. Теперь ступай на свое место.

Смолкнув, Бруд обвел глазами Клан и увидел Креба, опиравшегося на посох. Взор бывшего шамана был полон презрения.

Но еще большим презрением полыхал взгляд Брана. Вне себя от ярости он смотрел, как Эйла понуро вернулась на свое место. Бывший вождь с трудом сдерживался, чтобы не оборвать своего преемника. Бруд не просто рассердил Брана, он до глубины души уязвил бывшего вождя. «Сын моей женщины, я вырастил тебя, – с содроганием думал Бран. – Я научил тебя охотиться, сызмальства я готовил тебя к тому, чтобы ты стал достойным вождем. Но, едва получив власть, ты воспользовался ею, чтобы свести счеты. Отомстить женщине за обиды, которые ты сам измыслил. Где раньше были мои глаза? Как мог я так жестоко обмануться в тебе? Теперь я понимаю, почему ты поспешил возвысить Ворна. Вы с ним в сговоре. Ты отплатил ему за согласие принять сына Эйлы. Навязав охотникам молодого и неопытного предводителя, ты подверг их напрасному риску. Но тебя заботит лишь месть. Бруд, Бруд, разве такие чувства пристали вождю? Неужели тебя радуют страдания матери, разлученной с сыном? Эйле и так пришлось перенести немало невзгод. А ты хочешь отнять у нее единственную отраду – возможность по ночам прижимать к себе ребенка. Есть ли у тебя сердце, сын моей женщины?»

– Я еще не закончил, – вновь вскинул руки Бруд, пытаясь завладеть вниманием недоумевающих, сбитых с толку соплеменников. Наконец все взгляды устремились на него. – Не только я занимаю теперь более высокое положение. У нас появился новый Мог-ур. Отныне ему принадлежат особые права. Я решил, что Гув… что Гув переберется к очагу, у которого прежде жил бывший шаман Клана. Креб же с этого дня поселится у самого дальнего очага.

Бран грозно сверкнул глазами в сторону Гува. Значит, и этот заодно с Брудом? Но Гув, растерянный и смущенный, яростно затряс головой.

– Я не хочу жить у очага Мог-ура, – заявил он. – Пусть он останется там, где жил с тех пор, как мы обосновались в этой пещере.

Люди смотрели на нового вождя с возрастающим недоверием.

– Я так решил, значит, ты переберешься! – властно прервал Гува Бруд, явно раздосадованный отказом.

Ощутив на себе испепеляющий взор Креба, Бруд внезапно осознал, что Великий Мог-ур лишился своей магической власти. Стоило ли бояться хромоногого старика? В то же мгновение в голову Бруду пришла мысль отомстить Кребу за свои прошлые страхи. Он рассчитывал, что Гув ухватится за его предложение с радостью. Ворн ведь был счастлив, что вождь сделал его вторым охотником. Наверняка Гув станет сильнее уважать вождя, оказавшего ему такую услугу, рассуждал Бруд. Меж тем Бран, не в силах больше сдерживать себя, уже намеревался вмешаться. Но его опередила Эйла.

130
{"b":"2103","o":1}