ЛитМир - Электронная Библиотека

Это было древнейшее и простейшее орудие труда, которое предки Друка производили в течение веков. Он разгреб гору стружки и выудил оттуда несколько крупных кусков кремня с прямыми острыми краями, которые могли пригодиться для резки шкур и мяса. Однако изготовление топора для Друка было лишь разминкой. Впереди его ждала более сложная и искусная работа, для которой он подобрал кремень с наилучшей зернистой структурой.

Мастер вновь собрал все внимание и приступил к очередному делу. Установил между ног вместо наковальни крупную кость от конечности мамонта и поместил на нее кусок кремня, крепко держа его рукой. Вновь взял каменный топор и, обтесав камень со всех сторон, придал кремню форму гладкого яйца. После этого положил заготовку набок и, перемещая ее по кругу, принялся скалывать с нее верхушку, пока не образовалась ровная овальная поверхность.

На этом Друк остановился и, закрыв глаза, сжал амулет. Для следующего решающего шага требовалась не только сноровка, но и удача. Он потянулся за костяным топором. Эйла затаила дыхание. Он собирался отколоть кусок от кромки овальной плоскости. Крепко прижав заготовку к наковальне, Друк нанес костяным молотком резкий удар. Когда отвалился кусочек камня, Друк спокойно вздохнул. Нацелил вновь молоток на некотором расстоянии от получившейся выемки и снял тонкую аккуратную стружку. Она получилась продолговатой с острыми кромками, плоской внешней поверхностью и скругленно-гладкой изнутри.

Друк вновь оценивающе взглянул на заготовку. После чего развернул ее и сделал выемку с противоположной стороны. Через несколько секунд на толстом конце кремневой заготовки появилось шесть выемок. Прежде чем придать осколкам окончательную форму, он разложил их перед собой и внимательно осмотрел. Таким образом, благодаря применению нового способа он получил из камня величиной не более топора целых шесть режущих предметов.

Небольшой, почти круглый осколок он заострил с одной стороны и сделал тупым с другой. Вышел нож с безопасной рукояткой. Для верности он снял с него еще несколько стружек и, оценив результат, остался вполне доволен своей работой. Второй осколок в несколько секунд тоже был превращен в нож.

Сделав насечки на почти прямой кромке самого большого осколка, мастер получил зубчатый режущий инструмент. Из небольшого, наиболее круглого обломка получился скребок для выделки шкур. Следующий осколок приобрел глубокую зазубрину на режущем ребре, чтобы точить наконечники деревянных копий. И, наконец, на последнем, самом тонком осколке он сгладил острые кромки, оставив острым конец. Такой инструмент мог служить шилом или сверлить дырки в кости и дереве. Каждый из инструментов Друк смастерил так, чтобы его было удобно держать в руке.

Все это время Эйла, затаив дыхание, не сводила с Друка глаз.

– Возьми. – Он отдал ей скребок и два широких острых обломка из отходов от топора. – Тебе это может пригодиться, если пойдешь с нами на охоту на мамонтов.

У Эйлы загорелись глаза. Никогда Эйла не держала в руках такого ценного дара. Неужели ее могут взять с собой? Ведь она еще не женщина, а на охоту берут женщин и грудных детей, потому что их нельзя отлучать от матери. Но Эйла давно была взрослой и уже не раз сопровождала мужчин на охоту. «Меня могут взять с собой, – с восторгом думала она. – Конечно, возьмут, я почти уверена в этом».

«Девушка сохранит их, – размышлял Друк, – и если пойдет с нами на охоту, то обновит инструменты при разделке добычи».

Друк отряхнул стружки и пыль с лежащей у него на коленях шкуры, завернул в нее старые инструменты, в том числе наковальню, каменный молот и костяной молоток, и крепко связал узел шнуром. День был еще впереди, а Друк уже закончил работу. Орудия у него удались на славу, но он не хотел злоупотреблять удачей.

– Иза! Иза! Смотри! Мне это дал Друк. Я даже видела, как он их делал. – Эйла на бегу жестикулировала правой рукой, поскольку в левой несла инструменты. – Он сказал, что охотники осенью идут на мамонта, и он делает оружие специально для этого случая. Он сказал, мне это пригодится, если я пойду с ними. Как ты думаешь, меня могут взять?

– Могут. Но только не пойму, почему это тебя так обрадовало? Это очень тяжелая работа. Нужно перетопить все сало и высушить мясо. Ты даже не представляешь, сколько у мамонта мяса и сала. Идти придется очень далеко, а на обратном пути все это тащить на себе.

– О, тяжелой работы я не боюсь. Мне бы посмотреть на мамонта. Я его видела только мельком, да и то издалека. О, Иза, как я хочу пойти!

– В здешних краях мамонты почти не встречаются. Летом тут им очень жарко, а зимой слишком много снега, который мешает пастись. Давненько мы не ели мяса мамонта. У него вкусное и нежное мясо и уйма жира, который идет на что угодно.

– Думаешь, меня возьмут, мама?

– Бран никогда не делится со мной своими планами, Эйла. Я впервые узнала от тебя об охоте, – ответила Иза. – Но думаю, раз Друк сказал, что это возможно, значит, так оно и есть. Он благодарен тебе за спасение Оуны, поэтому сообщил об охоте и подарил инструменты. Он замечательный человек, Эйла. Счастливчики те, кого он одаривает такими вещами.

– Я постараюсь сохранить их до самой охоты. Я обещала ему это.

– Отлично, Эйла, ты правильно решила.

Глава 14

Мамонты обычно появлялись на юге ранней осенью. Подготовка к охоте на гигантского мохнатого зверя взбудоражила весь Клан. Предполагалось отправиться на северную часть полуострова, туда, где он соединялся с материком. До завершения охоты деятельность оставшихся в пещере мужчин замирала. Если бы охотникам повезло вскоре найти и забить мамонта и при этом обойтись без жертв, в чем никакой уверенности не было, то они на несколько месяцев обеспечили бы себя мясом и ценным салом.

Они уже достаточно запаслись мясом на ближайшую зиму и могли бы не беспокоиться на этот счет до следующего охотничьего сезона. Однако охота на мамонта, даже с риском для жизни, была необходима, чтобы заготовить впрок отменное мясо, и отказ от нее был для них непозволительной роскошью. Через два года ожидалось Сходбище Кланов. Все лето уйдет на то, чтобы добраться до Клана, который устраивает великое празднество, и вернуться обратно. По прошлому опыту Бран знал, что необходимо позаботиться о запасах задолго до того, как состоится Сходбище, дабы следующую за ним зиму не пришлось голодать. Именно по этой причине он решил назначить охоту на мамонта. Сушеное мясо, овощи, фрукты и крупы при правильном хранении могли хорошо пролежать два года.

В преддверии охоты в Клане царила атмосфера возбуждения и суеверия. Исход дела в большей степени зависел от удачи, поэтому люди искали знамения в сущих мелочах. Каждый боялся сделать что-то не так, проявляя особую осмотрительность в том, что касалось духов. Ведь разъяренный дух мог принести несчастье. Женщины старательно готовили еду, поскольку подгоревшая пища считалась дурным знаком.

На вечерних церемониях мужчины горячей мольбой пытались умилостивить бесплотных духов; Мог-ур то и дело прибегал к своей могущественной магии за костяным ограждением маленькой пещеры. То, что протекало гладко, расценивалось как хорошее предзнаменование, а каждая неудача вызывала тревогу. Все были на грани, а Бран давно лишился сна и уже жалел о том дне, когда принял роковое решение.

Вождь собрал мужчин, чтобы обсудить, кто пойдет с ними.

– Я собираюсь оставить одного из охотников для защиты жилища, – начал он. – Нас не будет здесь месяц, а то и два. Пещеру нужно кому-то охранять.

Охотники старались не встретиться с Браном взглядом. Каждый боялся, что выбор падет на него.

– Бран, тебе понадобятся все охотники, – начал Зуг. – Пусть у меня нет былой силы в ногах и я не могу охотиться на мамонта, но мне хватит ее, чтобы вонзить копье, уж не говоря о праще. У Дорва слабый глаз, но сильные мускулы. Он тоже сможет защищать пещеру копьем и дубинкой. Покуда мы будем поддерживать огонь, к нам не забредет ни один зверь. Так что за нас не волнуйся – мы справимся. Тебе сейчас нужно думать об охоте. Конечно, я не могу решать за тебя, но думаю, тебе стоит взять всех охотников.

58
{"b":"2103","o":1}