ЛитМир - Электронная Библиотека

Пещера оказалась даже меньше, чем ей представлялось. «Вот она, моя старая меховая подстилка», – отметила про себя Эйла. Она сама тайком принесла ее сюда. Как это было давно! Земляные белки устроили в подстилке гнездо, но, когда Эйла вытащила шкуру наружу и хорошенько встряхнула, выяснилось, что она почти не повреждена. Конечно, от старости подстилка утратила мягкость, но в пещере было сухо, и это предохранило мех от гниения. Эйла завернулась в шкуру и, всем своим продрогшим телом, ощущая приятное тепло, вернулась в пещеру.

Там она обнаружила большой кусок кожи – старую облезшую накидку. Она принесла ее сюда, чтобы набить травой и сделать подушку. «Да ведь тут у меня был еще нож, – припомнила Эйла. – Цел ли он? Я спрятала его где-то поблизости от этого выступа». Заметив в пыли кремневый клинок, Эйла схватила его, обтерла и принялась резать на части кожаную накидку. Скинув с ног промокшую насквозь обувь, она вытащила завязки и продернула их сквозь отверстия в выкроенных кусках кожи. Теперь у нее была новая обувь. Для тепла она набила ее сухой травой, сохранившейся в накидке, а старую разложила сушиться. Покончив с этим, Эйла бросила взгляд вокруг.

«Мне необходим огонь, – вертелось у нее в голове. – Сухая трава послужит хорошей растопкой. – Она сгребла траву в кучу и сложила у одной из стен. – Хорошо, что стены сухие. Можно отколупнуть камешек, чтобы добыть огонь. О, вот моя чашка из коры березы. Она вполне подойдет для добывания огня. Нет, она пригодится для воды. А это что? Корзинка, но совсем прохудилась. А вот и моя старая праща! Я и забыла, что оставила ее здесь. Наверное, тогда я как раз сделала другую, а эту бросила. – Эйла внимательно осмотрела пращу. – Слишком мала, к тому же ее погрызли мыши. Нужна новая». Вдруг Эйла, пронзенная неожиданной мыслью, в оцепенении уставилась на кусок кожи, который все еще держала в руках.

«Меня предали смертельному проклятию вот из-за этой штуки. И теперь я мертва. Но если это так, зачем мне заботиться об огне и оружии? Мертвым ничего не надо. Но мне холодно и хочется есть. Разве мертвецам бывает холодно? Разве их мучает голод? Откуда мне знать, как чувствуют себя мертвецы? Неужели мой дух покинул меня и отправился в иной мир? Сказать по правде, я никогда раньше не замечала, что он со мной. Креб говорит, духи недоступны взору, нам дано лишь говорить с ними, но не видеть их. Почему Креб больше не видит меня? Значит, я и в самом деле мертва? И ни к чему беспокоиться об огне, еде и воде! Но ведь я хочу есть!

Что, если я возьму пращу и добуду себе мяса? Почему бы нет? Меня уже предали смертельному проклятию. Хуже этого ничего быть не может. Только моя старая праща никуда не годится. Из чего бы сделать новую? Остатки накидки не подойдут. Эта кожа слишком жесткая, а мне нужна мягкая и упругая».

Эйла обшарила взглядом пещеру. «Пока у меня нет пращи, мне не убить зверя, из шкуры которого можно сделать новую пращу, – пронеслось у нее в голове. – Где взять подходящую кожу?» Так ничего и не придумав, Эйла в отчаянии опустилась на землю.

Вдруг взгляд ее упал на собственные руки, бессильно лежавшие на коленях, на то, чем были покрыты эти колени. Тут ее осенило. Набедренная повязка! Она из мягкой кожи, и от нее вполне можно отрезать кусок. Обрадованная, Эйла вновь принялась осматривать свое пристанище. «Вот старая палка для выкапывания корней. Надо же, и она здесь. И тарелки из раковин. Как удачно, что они уцелели. Ох, как хочется есть. Если бы тут нашлось что-нибудь съедобное… Как же я забыла, – спохватилась Эйла, – в этом году я не собирала здесь орехи, и на земле вокруг пещеры их наверняка полным-полно».

Эйла не осознавала, что жизнь вновь завладела всеми ее помыслами. Она набрала орехов, принесла в пещеру и до отказа набила свой ввалившийся от голода живот. Потом она размотала кожаную набедренную повязку и вырезала из нее кусок для пращи. Ей не удалось сделать карман для камней, но все же эта праща вполне подходила для охоты.

Никогда прежде Эйле не приходилось охотиться, чтобы добыть себе пропитание. Кролик, которого она выследила на лугу, оказался проворным, но не настолько, чтобы уйти от пущенного камня. Эйла припомнила, что проходила мимо бобровой запруды, и отправилась туда. Как только водяной зверь показался из своей хатки, она метким броском уложила его на месте. На обратном пути она заметила у ручья небольшой серый булыжник. «Этот камень подойдет», – сообразила она. Выковырнув камень из земли, она потащила его с собой. Свою добычу Эйла оставила в пещере, а сама отправилась в лес собирать хворост.

«Да, еще необходима палка, чтобы высечь огонь, – вспомнила она, вернувшись. – Совершенно сухая палка. А все, что попадается в лесу, пропиталось влагой». Эйла заметила свою старую копалку. Как раз то, что надо. Добыть огонь в одиночку оказалось нелегко – обычно она делала это на пару с другой женщиной. Но, наконец, деревяшка слегка задымилась, она бросила ее в приготовленную сухую траву и принялась что есть мочи раздувать. Усилия ее были вознаграждены: траву лизнул робкий язычок пламени. Эйла подсовывала в огонь хворостинку за хворостинкой, потом бережно огородила костер камнями. Когда он разгорелся как следует, она сунула в огонь несколько крупных ветвей, и веселые отблески пламени заиграли на стенах пещеры.

«Неплохо бы сделать посудину для варки, – размышляла Эйла, разделывая кролика и добавляя к его нежному мясу кусочки жирного бобрового хвоста. – Еще мне нужна новая палка для выкапывания кореньев и корзинка. Креб сжег мою корзинку! Он сжег все, даже мою сумку из шкуры выдры! Зачем он сжег мою сумку целительницы? – Слезы выступили на глазах Эйлы и заструились по щекам. – Иза сказала, я умерла, – неотрывно преследовало ее страшное воспоминание. – Я умоляла ее хотя бы взглянуть на меня, но она сказала, что я умерла. Почему она не замечала меня? Я стояла прямо перед ней, но она меня не замечала». Девочка разрыдалась, уронив голову на руки. Однако вскоре она выпрямилась и вытерла глаза. «Если я хочу сделать копалку, мне прежде нужен топор», – решительно прервала она поток собственных грустных мыслей.

Пока кролик жарился на углях, Эйла, ударяя камнем о камень, выдолбила себе топор – не зря она так часто наблюдала за работой Друка. Она срубила еловую ветку, заострила ее на конце и сделала копалку. Потом она отправилась в лес, набрала еще хвороста и сложила его в пещере. Невозможно было дождаться, пока мясо будет готово, – от него исходил такой запах, что рот Эйлы наполнялся слюной, а в животе бурчало. Она в жизни не пробовала ничего вкуснее, чем этот недожаренный кролик.

Когда Эйла, наконец, утолила голод, уже совсем стемнело. «Хорошо, что мне удалось добыть огонь», – подумала она. Надежно оградив пламя, чтобы оно не погасло до утра, девочка улеглась поодаль и закуталась в старую меховую подстилку. Но хотя она была чуть жива от усталости, сон не шел к ней. Эйла лежала, уставившись на огонь, и все печальные события минувшего дня оживали перед ее глазами. Она сама не заметила, как слезы вновь потекли по щекам. Ей было так страшно, так бесприютно. И хуже всего, она была совсем одна. С тех пор как Иза подобрала ее, Эйла ни разу не проводила ночь вдали от людей. Наконец усталость взяла свое. Глаза Эйлы сомкнулись, но сны ее были тревожны и грустны. Во сне она звала Изу, выкрикивая то самое слово на давно забытом языке, которым когда-то звала другую женщину. Но никто не пришел, чтобы утешить отвергнутую людьми девочку.

Дни шли за днями; чтобы выжить, Эйле приходилось трудиться не покладая рук. Как и после землетрясения, она осталась одна, и рассчитывать на помощь не приходилось. Но Эйла не была уже тем беспомощным пятилетним ребенком, что едва не погиб в лесу. За годы, проведенные в Клане, она много работала и многому научилась. Она сплела плотные корзинки для варки и для воды, потом еще одну – для трав, клубней и кореньев. Выделав шкуры убитых животных, она соорудила из мягкого кроличьего меха стельки для обуви, теплые чулки, которые держались на ногах при помощи завязок, и рукавицы – меховые мешки, стягивающиеся на запястье, с прорезями для большого пальца. Из найденного у ручья кремня она смастерила необходимые инструменты, набрала травы и устроила себе мягкую, удобную постель.

70
{"b":"2103","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Невеста Черного Ворона
Волшебная мелодия Орфея
Дикий
Актриса на роль подозреваемой
Избранная луной
Холодные звезды
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
Цвет надежды