ЛитМир - Электронная Библиотека

«Должно быть, я рассказывал Селии об этом случае», – подумал Брендан, не сводя глаз с призрака. На дагерротип-ном портрете царапина не видна. На портретах маслом – тоже. Ни один художник не рискнул бы запечатлеть недостатки на лице представительницы знатного ирландского рода.

Он попытался взглянуть на происходящее трезвым взглядом. Брендана О'Нила не так-то легко одурачить. До сих пор это никому еще не удавалось.

Тем более женщине. И тем более Селии.

Цветочный аромат наполнил комнату, и слуги с тетей Пру замерли, узнав запах, который предшествовал появлению призрака – то же самое происходило в прошлый раз. Один за другим они попятились прочь от того места, где она возникла. Но никто из них не покинул комнату. Люди остались – ими владел не страх, но тревожное любопытство... К тому же их было подавляющее большинство – живым нечего бояться умершую.

Патрик вытащил платок и прижал к носу. Запах становился удушливым, резким. Все остальные последовали его примеру, закрыв лица кто платком, кто передником.

Аманда устремила взгляд на Брендана и, казалось, видела только его. Уголки ее губ приподнялись в слабой улыбке. Слегка колеблющийся силуэт парил в воздухе.

Нет, Брендан не мог скрыть изумления.

Этого не может быть!

– Аманда, – пробормотал он помимо воли.

Она погрустнела, переводя взгляд с брата на Селию.

И в следующий миг все, кто был в комнате, начиная от преподобного Халлема и кончая тетей Пруденс и Селией с Бренданом, увидели, как лицо Аманды исказилось в беззвучном крике ярости и муки.

Вслед за тем она постепенно растаяла, как дым, прижав к губам скрюченные пальцы.

Запах духов остался и после того, как призрак исчез.

В комнате повисла напряженная тишина.

Преподобный Халлем откашлялся и осипшим, дрожащим голосом произнес:

– Как я уже сказал... – Он сглотнул и продолжал: – Объявляю вас мужем и женой.

Селия повернулась к Брендану. Он взглянул на нее с такой ненавистью и презрением, что у девушки все похолодело внутри.

– Как ты посмела?! – прорычал он, как дикий зверь, пойманный в ловушку.

И, не глядя на тетю Пруденс, священника и слуг, быстрыми шагами вышел из комнаты и из дома, с грохотом захлопнув за собой дверь.

Свадебное застолье трудно было назвать праздничным, принимая во внимание внезапный уход жениха и столь же неожиданное появление призрака его покойной сестры в самый торжественный момент церемонии.

Ханна принесла из кухни воздушный торт на фамильном серебряном блюде. Поднос дребезжал в дрожащих руках – кухарка до сих пор не могла прийти в себя. Днем это был обычный пирог, пока не стало известно о намечающемся празднике, что и побудило кухарку украсить его взбитыми сливками.

– Ах, Ханна! – воскликнула невеста без жениха, пытаясь делать вид, что ничего особенного не произошло. – Какой замечательный торт!

Тетя Пруденс откупорила бренди дяди Джеймса. Сделав большой глоток прямо из горлышка, она разлила драгоценный напиток по самым лучшим в доме рюмкам, аккуратно считая капли. Преподобный отец выпил целых две, прежде чем тетя смягчилась и налила ему очередную полную рюмку.

Далее следовали пунш, чай и кофе. Эти напитки не пользовались такой популярностью, как бренди, да и напряженную атмосферу, царившую за столом, нельзя было удалить с помощью ножа для торта.

– Ну что ж! – Селия улыбнулась, но улыбка се быстро померкла. – Даже хорошо, что жених не присутствует – здесь только старые друзья и родственники.

Она подняла бокал с пуншем, и все выпили за здоровье молодых.

Но призрак Аманды продолжал стоять у всех перед глазами. Ее появление вполне реально – в этом нет никаких сомнений. Запах духов все еще витает по комнате.

– Счастья вам, дорогая, – произнес преподобный отец Халлем, до сих пор не оправившийся от потрясения. – Это самая... э-э-э... то есть я хотел сказать... самая необычная... – промямлил он, заикаясь и не находя нужных слов. – Мне пора на вечернюю службу.

– Ну конечно. Благодарю вас, отец Халлем.

– Обращайтесь ко мне, если вам понадобятся другие услуги, – пробормотал он через плечо, быстро направляясь к двери.

Похоже, ему не терпелось покинуть гостеприимный дом.

Селия видела через окно, как он несется по улице. Преподобный отец забыл в прихожей плащ, шляпу, перчатки... и плату за церемонию.

Редкие прохожие, которым пришлось наблюдать эту сцену, недоуменно проводили взглядами священника, вылетевшего из дома и растворившегося во мраке ночи.

Едва преподобный отец ушел, тетя Пруденс закупорила бутылочку с бренди, а Селия поникла.

– Боже мой, что же происходит? – охнула вслух тетушка.

– Думаю, Господь здесь ни при чем, – заявил Патрик. – Мы видели призрак. Вчера я еще сомневался, так ли это. Думал, может, нас кто-то дурачит. Но это настоящий призрак.

– Да я не об этом! – перебила его тетя Пруденс. – Хотя это тоже надо бы обсудить. Я говорю о внезапном уходе мистера О'Нила.

– Ах, тетя Пру, – вздохнула Селия. – Он решил, что его разыграли, что мы – шайка шарлатанов. Жестоких шарлатанов.

– Ну да, мы такими и были, но теперь с этим покончено.

– Мистер О'Нил подумал, что это сделали мы? – изумленно подхватил Патрик. – Он считает нас такими замечательными фокусниками?

– Замечательными – вряд ли. Скорее расчетливыми и хладнокровными. Он уверен, что мы не что иное, как...

– Что она пыталась нам сказать? – внезапно спросила Эйлин, до сих пор не проронившая ни слова.

Всем сразу стало ясно, что она имела в виду.

– Не знаю, – честно призналась Селия.

– Мне кажется, она хотела нас предупредить, – предположила Ханна. – Ее что-то напугало.

– Мы ее напугали, вот что. – Патрик улыбнулся. – Она нас перепугала до обморока, а мы ее – до полусмерти. То есть как бы это сказать... Прошу прощения. Вы же поняли. Но нам она не может причинить вреда. Никому из нас. Она всего лишь картинка, образ.

– Да, она явно испугалась чего-то. – Тетя Пруденс снова откупорила бренди и налила себе полную рюмку. – Но только не нас. По крайней мере не сразу.

– Вы правы, тетя Пру. Поначалу она даже обрадовалась, увидев Брендана, то есть мистера О'Нила. И только потом испугалась – вернее, ужаснулась.

– Она смотрела на вас, мисс, – сказала Эйлин. – Посмотрела на вас и из красавицы превратилась в жуткую ведьму.

Все умолкли на несколько мгновений, и каждый раздумывал про себя, что могло означать видение. В тишине каминные часы мерно отстукивали секунды.

– Послушайте, – промолвила вдруг Селия, но тут же осеклась. – А что, если она пыталась отговорить Брендана жениться на мне?

– Зачем ты так говоришь, дорогая?

– Ах, тетя... – Как объяснить тетушке причину столь поспешного брака? Кто поверит, что старая дева Селия Томасон вела себя, как самая последняя проститутка?

Брендан, наверное, презирает ее. И Аманда тоже – так презирает, что даже явилась с того света.

А вдруг все они знают о ее позоре? Отец, мама, дядя Джеймс?

Но прежде чем Селия успела развить эту мысль или придумать, что сказать в свое оправдание, в дверь постучали. Эйлин бросилась открывать. Спустя несколько минут она вернулась, держа в руке сложенный вдвое кремовый листок бумаги, запечатанный красным сургучом.

– Это вам, мисс. – Она опустила глаза. – То есть миссис О'Нил.

Письмо от Брендана. Селия сломала печать и остановилась.

– Извините меня...

Она вышла из комнаты и взбежала вверх по ступенькам в свою спальню.

Письмо оказалось коротким и содержало в себе всего несколько строк.

«Сударыня!

Наше соглашение остается в силе. Брачная церемония, которую вы с помощью хитрых уловок превратили в фарс, ничего не меняет, если не считать того, что мне надоело быть объектом ваших махинаций. Если вы все еще нуждаетесь в крупной сумме для уплаты долга, извольте выполнить условия нашего договора. Гаррик так и не появился. Я найду его и привезу сюда, а вы получите оставшуюся часть денег. Но только в том случае, если вам удастся успокоить его и вернуть ему былую ясность мысли. После сегодняшнего представления я не сомневаюсь, что вам это вполне по силам. Так что я отправляюсь в Лондон. Один. Поскольку не желаю вас больше видеть, мадам, и согласен встретиться с вами только в интересах дела. По приезде в Лондон я сразу же получу развод и пришлю вам необходимые бумаги.

29
{"b":"21033","o":1}