ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бумажная принцесса
Девственница для альфы
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Урок шестой: Как обыграть принца Хаоса
Община Святого Георгия. Второй сезон
Не уйти от соблазна
Мальчик в свете фар
Три товарища
Жизнь без поводка
A
A

– Великий Боже, – вскричал брат, – я теперь вне игры! Я не живу там уже несколько месяцев.

– Какое невезение, – сказал мистер Спроул.

– И это после того, как я за свой счет похоронил его в Риме и воздвиг надгробный камень на его могиле!

Он недоверчиво посмотрел на нас.

– С этим уже ничего не поделаешь, – строго сказал я. – Что там еще, мистер Спроул?

– После того, как все это будет устроено, – продолжил адвокат, – мы должны основать фонд Коллопи. Этот фонд будет выплачивать его дочери Анни по триста фунтов ежегодно в течение всей ее жизни. Фонд построит и будет поддерживать в надлежащем состоянии три здания, которые завещатель назвал местами приюта. Они будут находиться в Айриштауне (Сэндимаунт), в Хэролдс-Кросс и в Филбсборо. На двери каждого из них будет рельефно выведено слово МИР, и каждое будет находится под патронажем своего святого – Святого Патрика, Святого Иеронима и Святого Игнатия соответственно. На каждом из этих зданий будет табличка с соответствующей надписью. Например, ФОНД КОЛЛОПИ – Приют Святого Иеронима. Обратите внимание, как удачно они расположены географически.

– Да, действительно, – сказал я. – Кто будет проектировать эти здания?

– Мой дорогой сэр, мистер Коллопи подумал обо всем. Все уже сделано. Одобренные архитекторами планы хранятся у меня.

– Это все? – спросил брат.

– В основном, да. Есть еще несколько небольших сумм, завещанных разным людям, и деньги на заупокойные мессы, которые следует отдать преподобному Курту Фарту, иезуиту. Конечно, ни одна сумма не может быть выплачена до тех пор, пока завещание не вступит в силу. Но, думаю, это произойдет автоматически.

– Прекрасно, – сказал я. – Мой брат живет в Лондоне, но я сам пока остаюсь здесь. По старому адресу.

– Превосходно. Я вам напишу.

Мы поднялись, чтобы уходить. Неожиданно, уже в дверях, брат обернулся.

– Мистер Спроул, – сказал он, – могу я задать вам один вопрос?

– Вопрос? Конечно.

– Как звали мистера Коллопи?

Мистер Спроул был явно озадачен.

– Фердинанд, разумеется.

– Спасибо.

Когда мы снова очутились на улице, я увидел, что брат подавлен вовсе не так сильно, как можно было бы ожидать.

– Фердинанд? Забавно! Что мне сейчас крайне необходимо, так это выпивка. Я стал на пять сотен фунтов беднее, чем был, когда входил в эту контору.

– Ну, так давай выпьем за то, что мне повезло больше.

– Отлично. Давай только держаться поближе к трамваю на Кингстаун, поскольку я хочу попасть на вечерний пароход. Я оставил свой багаж в Лондоне по пути сюда. Вот это место нам, пожалуй, подойдет.

Он затащил меня в паб на Саффолк-стрит, но, к моему удивлению, согласился выпить полстакана вместо целого. Все из-за предстоящего ему длительного ночного путешествия. Брат пребывал в ностальгическом расположении духа и был склонен к воспоминаниям. Мы переговорили о многом из нашей прошлой жизни.

– Ты уже решил, – спросил он в конце концов, – что будешь делать дальше?

– Нет, за исключением того, что собираюсь бросить школу.

– Правильно.

– Что касается средств для жизни, полагаю, что пятьсот фунтов дадут мне возможность думать над этим вопросом по меньшей мере два года, если я не определюсь раньше.

– Почему бы тебе не приехать ко мне и не поработать в Лондонском университете.

– Да, я думал над этим. Но меня одолевает ужасное предчувствие, что рано или поздно полиция наложит свою лапу на это заведение.

– Чушь!

– Не знаю. Чувствую только, что лед под тобой очень тонок.

– Я не сделал еще ни одного неверного шага. Ты когда-нибудь задумывался о том, чтобы принять участие в новом автомобильном бизнесе? Это очень многообещающая вещь.

– Нет, я никогда об этом серьезно не думал. Тут потребуется настоящий капитал. Кроме того, я ничего не понимаю в машинах. После всего того, чему эти проклятые святые братья учили меня, я ничего не знаю ни о чем.

– То же самое я могу сказать и о себе. Единственный способ что-нибудь узнать – это учиться самостоятельно.

– Наверное, так оно и есть.

– Скажи мне одну вещь, – спросил брат довольно задумчиво, – как тебе Анни и как ты с ней ладишь?

– С Анни все в порядке, – ответил я. – Она постепенно оправляется после этого ужасного случая в Риме. Я думаю, она благодарна тебе за все, что ты сделал, хотя и не говорит об этом. Знаешь что? Было бы неплохо, если бы ты преподнес ей фунтов сто на ведение хозяйства, до тех пор пока дела с наследством не утрясутся.

– Да, это отличная идея. Я вышлю чек из Лондона и напишу ей теплое письмо.

– Спасибо.

– Скажи-ка мне: как она ухаживает за тобой? Все в порядке?

– Просто замечательно.

– Кормежка, стирка, носки и все такое?

– Конечно. Я живу как лорд. Завтрак в постель, если пожелаю.

– Отлично. Как лорд, надо же! Я должен поторапливаться, если хочу успеть на пароход. Я очень рад, что Анни оказалась такой. У этой девушки доброе сердце.

– Что ты имеешь в виду? – спросил я несколько озадаченно. – Разве она не присматривала за хозяйством всю свою жизнь? Бедная миссис Кротти, когда была жива, и пальцем не пошевельнула. Она почти все время болела и в конце концов упокоилась в бозе, а мистер Коллопи был сущим наказанием. Он вечно спрашивал, есть ли крахмал в его пище, независимо от того, что ему подавали. Он с подозрением относился даже к воде в кране.

– О, да. Но в конце концов он заплатил по счетам. Я рад тому, как щедро он позаботился о ней в своем завещании.

– И я тоже.

– Да, в самом деле. Послушай, мы можем пропустить по последнему стаканчику перед дорогой. Пэдди, два виски!

– Да, сэр!

Он принес две порции напитка глубокого янтарного цвета и поставил перед нами.

– Ты знаешь, – сказал брат, – приличный дом и три сотни фунтов в год пожизненно – это не шутка. Видит Бог, не шутка.

Он осторожно долил воды в свой виски.

– Анни – трудолюбивая, хорошо сложенная, скромная девушка. Такие на дороге не валяются. В Лондоне таких порядочных вряд ли встретишь. Там почти все – проститутки.

– Возможно, ты просто встречался не с теми людьми.

– О, не беспокойся, я видел достаточно много всяких. Порядочные люди везде редкость. Я хмыкнул.

– А обеспеченные порядочные люди еще большая редкость.

– Иногда порядочные люди принимали правильные дозы Тяжелой Воды.

Брат проигнорировал мой выпад и поднял свой стакан.

– По моему мнению, – сказал он торжественно, – половина битвы уже выиграна, если ты всерьез решил взяться за дело. Скажи мне честно: ты когда-нибудь испытывал влечение к Анни?

– Что?..

Он поднес стакан с виски к губам и осушил его одним мощным глотком. Потом сильно хлопнул меня по плечу:

– Подумай об этом!

Хлопок двери подсказал мне, что он ушел. Ошеломленный, я поднял свой стакан и, не отдавая себе отчета, в точности повторил то, что только что сделал мой брат, – осушил стакан одним глотком. Затем быстро пошел – хотя и не побежал – в уборную. Рвота поднималась к моему горлу могучей приливной волной.

27
{"b":"21037","o":1}