ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А между прочим, в этой книге в весьма наглядной форме автор представил свою роль в мировой науке. В книге имеется график, характеризующий появление новых фундаментальных уравнений физики во времени. Так вот, по одному разу на этот уникальный график занесены Ньютон, Максвелл, Эйнштейн, Шредингер, Дирак. Еще один раз этой чести удостоен Эйнштейн (совместно с Шиповым) и трижды (!) Шипов — единолично.

Вернемся к письму из РАЕН: «Директор Всемирной лаборатории де-Соббати (директор Всемирной лаборатории в России академик Е.П. Велихов) ежегодно проводит школы-семинары по кручению и торсионным полям». Набиваете себе цену, господа. Во-первых, школы проводятся не ежегодно, а раз в два года, во-вторых, называются они несколько иначе: «Космология и гравитация». Впрочем, школа 1997 года действительно была посвящена анализу возможностей экспериментального наблюдения полей кручения. К этому мы еще вернемся. Ну, а зачем ввернули академика Евгения Велихова? Неужели авторам письма неведомо его негативное отношение к торсионным полям Акимова-Шилова?

«В 1990 году нобелевский лауреат академик A.M. Прохоров совместно с А.Е. Акимовым подписывает пятилетнюю программу „Торсионные поля. Торсионные методы, средства и технологии“ при участии академиков Н.Н. Боголюбова, М.М. Лаврентьева, В.И. Трефилова; академик М.М. Лаврентьев обращается к Президенту АН СССР Г.И. Марчуку с письмом о поддержке работ по торсионным полям, и после доклада ему с М.М. Лаврентьевым и А.Е. Акимовым Г.И. Марчук пишет положительную резолюцию…»

Как и во многих других случаях, правда здесь соседствует с вымыслом. А. Акимов не раз подчеркивал, что на стадии формирования программы торсионных исследований «активное участие приняли несколько известных ученых, и одним из первых — директор Института объединенных ядерных исследований в Дубне академик Н.Н. Боголюбов („Техника молодежи“ № 5, 1993 г.). Незадолго до кончины Николая Николаевича к нему обратился член-корреспондент АН СССР Е.Б. Александров с вопросом о его роли в спинорно-торсионной эпопее. Вот что ответил Н.Н. Боголюбов: „Сообщаю Вам, что к данным работам я не имею отношения, поскольку узнал о них из Вашего письма. Все ссылки на мое имя необоснованны“. Михаил Лаврентьев действительно обращался к Г.И. Марчуку, однако никакого доклада ему с М.М. Лаврентьевым и А.Е. Акимовым» не было. И никакой положительной резолюции Г.И. Марчука тоже не было. Еще одна деталь. Михаил Лаврентьев пытался воспользоваться торсионным генератором Акимова, но тот не работал…

В приложении к газете «Аргументы и факты» г-н Акимов сообщает: «Работы по отдельным направлениям возглавляются такими видными учеными, как академик A.M. Прохоров, академик В.И. Трефилов». Хотел бы спросить г-на Акимова: а есть ли хоть одна публикация Александра Прохорова, демонстрирующая его вклад в эту «науку»? Нет. А вот негативное отношение к подобной деятельности он высказывал (к примеру, на собрании Отделения общей физики и астрономии в 1998 году).

В журнале «Техника молодежи» г-н Акимов поведал о том, что «совместно с учеными Украины получены материалы с уникальными свойствами, в частности сталь — прочней обычной в 2 раза и пластичней в 6 раз». Пришлось связаться с академиком Виктором Трефиловым. Виктор Иванович сообщил, что лет 8 назад они наблюдали, что при воздействии на расплавы происходят какие-то изменения. Но он отнюдь не может утверждать, что это связано с проявлением эффекта торсионных полей, но может объясняться, например, воздействием ультразвука. Что же касается цифр, приведенных Акимовым, то академик Трефилов возразил: ничего подобного никогда не наблюдалось.

Поговорил я и с директором Института физики Академии наук Украины академиком Михаилом Бродиным. В его институте, по словам сторонников Акимова, «получены однозначные и убедительные доказательства… влияния» (торсионных полей. — Э.К.)— Через несколько дней после нашего разговора Михаил Семенович прислал официальный ответ, в котором, в частности, сказано: «В Институте физики НАН Украины никогда не осуществлялась научная экспертиза работ в области торсионных полей». Он подтвердил, что в начале 90-х годов в институте действительно «выполнялась небольшая хозтема по заказу МНТЦ „ВЕНТ“. Однако „в работе не ставилась задача определения природы действующего фактора, поэтому представленные в отчете выводы… ни в коей мере не могут служить подтверждением существования новых видов физических полей. Более того, через некоторое время после окончания упомянутой работы ее результаты анализировала специальная комиссия, созданная по инициативе Отделения физики и астрономии Национальной академии наук Украины. Комиссия сделала однозначный вывод о том, что все наблюдаемые эффекты могут быть объяснены без привлечения каких-либо представлений о новых, в том числе и так называемых торсионных, полях“. Закончил он свое письмо следующей фразой: „Мы сожалеем, что результаты работы, выполненной у нас в институте десять лет назад, до сих пор используются г-ном Акимовым как чуть ли не единственный аргумент в пользу его более чем сомнительной теории“.

Разговор с академиками Бродиным и Трефиловым несколько подорвал веру в силу протоколов Акимова. В то же время хочу заметить, что также располагаю протоколами. Притом очень надежными. В апреле 1996 года один из сотрудников г-на Акимова, Р.Ю. Максарев, явился в Миннауки с уникальными образцами. По его словам, медь, облученная в расплаве торсионными полями, увеличила свою электропроводность в 80 раз! По просьбе главного специалиста министерства В.Г. Жотикова ныне покойный академик А.С. Боровик-Романов организовал экспертизу в Институте физических проблем РАН. Через полтора часа выяснилось, что в пределах процента проводимость облученной и необлученной меди совпала. У меня этот протокол имеется. И подписан очень уважаемыми людьми. Между прочим, по окончании экспертизы Боровик-Романов сказал: «Полагаю, что все остальные эффекты получены на таком же пещерном уровне».

В справке, представленной в Правительство, г-н Акимов сообщает об уникальных экспериментах, проведенных в Институте вирусологии АМН СССР, по воздействию спинорных полей на систему вирус-клетка. По его словам, в ходе этих экспериментов было обнаружено, что «при воздействии правовинтового статического спинорного поля наблюдалось ускорение распада тканей на 3-4 порядка (!), а при действии левовинтового поля наблюдалось замедление распада тканей на 3-4 порядка» (!). Акимову удалось организовать эксперимент, который был быстро прекращен дирекцией института. Утверждение, что «эксперименты воспроизводились в течение двух лет», не соответствует действительности, а результаты, полученные в Институте вирусологии, не могут служить подтверждением работоспособности генераторов «спинорного поля».

74
{"b":"21039","o":1}