ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Звездные дороги. Истории из вселенной Эндера
Берсерк забытого клана. Книга 6. Врата войны
Неслучайная жертва
ДНК и её человек
Капитализм в Америке: История
Финальная шестерка
Как устроена экономика
Кант: принципы, идеи, судьба
Стингрей в Зазеркалье
A
A

Я проверила реакцию зала. Девяносто процентов присутствующих мужчин наблюдали за сценой «укрощения персонала».

Я сидела в кафе двадцать минут, а официанта видела впервые. Думаю, некоторые из посетителей тоже.

— Зачем вам это?

— Чтобы не объяснять впоследствии очевидных вещей, — нормальным голосом ответил Феликс.

— Кто вы? Трансвестит?

— Ни боже мой. Я.., можно так сказать, специалист по улаживанию щекотливых ситуаций.

— Криминальных?

— Нет. Щекотливых.

Я задумчиво облокотилась на спинку дивана и молча разглядывала Феликса.

Он дал мне передышку, курил и щурил на посетителей бара потрясающие карие глаза. Платиновый парик, изумрудный брючный костюм и небрежность привыкшей к вниманию вамп. Мужчина за этой личиной угадывался едва ли. Или не угадывался вовсе.

Я совсем запуталась.

— Сегодня зовите меня Фаиной, — вместе с дымом выдохнул Феликс.

Оставив хорошее воспитание для более подобающих случаев, я бросила ему в лоб:

— У вас с головой все в порядке… Фаина?

— У меня все.., со всем.., в порядке, — членораздельно произнес секретарь.

Я фыркнула:

— Если бы вы знали, Мария Павловна, сколько я получаю за этот маскарад…

— Удовольствия?

Феликс рассмеялся:

— Увы, грешен. И удовольствия тоже.

Но без валютных инъекций моя нежная психика вряд ли выдержит двойную личину.

"Он умен, — подумала я. — И талантлив.

Мои мысли читает влет".

— Оставим психику, Фаина. В чем, кроме нее, ваша проблема?

— Сегодня на моих глазах вы набрали код комнаты, в которую я безуспешно пытаюсь попасть больше месяца.

— Позвольте, — перебила его я. — Вы на службе три недели.

— Тише, — улыбнулся Феликс-Фаина. — Но все-таки повторяю, больше месяца. И меня, Мария Павловна, поразила ваша храбрость. Почему вы пошли на такой риск? Только баловались кнопочками? Или плевать хотели на камеры? Что вас заставило? Такая благоразумная девушка… К чему было поднимать тревогу?

Я оторопело смотрела на секретаря и боялась поверить тому, что слышу.

— Подождите, подождите, Феликс.., какая тревога?! Какие камеры?!

Мне удалось отплатить ему за свое удивление. Теперь он разглядывал меня с недоумением и хмурил тонкие брови.

— Гарсон, еще мартини.

Пауза, заполненная официантом и глотком вина, позволила специалисту по улаживанию щекотливых ситуаций осмыслить мой вопрос.

— Пардон, Маша, вы не знаете о сигнализации дома?

— Нет! — почти крикнула я.

— На кой черт тогда лезли в кабинет?! — Огромные и почему-то карие глаза в упор рассматривали существо, далекое от улаживания щекотливых ситуаций.

— Надо было, — буркнула я. — Какие там камеры?

— Точнее сказать, не камеры, а фотокамера. Срабатывает на открывание двери.

Пока вы торчали у бассейна, я прекрасно видел, как охрана носилась по дому. К счастью, вы не сунули нос за дверь, и все списали на сбой электроники. Я думал, вы знали, что делаете, — уныло закончил Феликс.

Оказывается, фигушки. Но Леонид не мог не знать! Он должен был знать, что, как только я войду в кабинет, в домике охраны у ворот поднимется тревога! Периметр оцепят, меня схватят и т.д. и т.п.

Господи! Слава тебе! Я не вошла, а только приоткрыла дверь!

Меня заколотило, одним махом я опрокинула в горло мартини, захлебнулась и начала кашлять. Феликс заботливо огрел меня по спине.

— Ну, ну, голубушка. В комнату Синей Бороды вы лезть отважились, а тут…

Я достала носовой платок и, забыв о помаде, жестко отерла лицо.

— Что вам надо, Феликс?

— Фаина, — напомнил секретарь. — Баш на баш. Я вам, вы мне. Договорились?

Я взяла тайм-аут, самостоятельно сходила к стойке и принесла себе чашечку горячего кофе. То, что меня используют в игре с подвохом, стало понятно, едва Феликс упомянул о камерах. Исполнять роль пешки, бездумно шагающей по прямой, привлекательно лишь в одном случае — в борьбе за корону. Если впоследствии ее можно обменять на жизнь, я согласна. Но стать ферзем мне не светит. Я жертвенная фигура.

И что делать?

Рассказать хозяину об интриге? Но у меня нет никаких доказательств. Тем более что после трепки в доме Леонида прошло четыре дня, и меня спросят, почему я сразу не доложила. Доказательств ноль, а такая скотина, как зять Бурмистровых, отомстит обязательно. Рисковать? Но нужно подготовиться.

— Фаина, прежде чем рассказать вам, в каком месте у меня горит, я хотела бы послушать историю вашего наводнения.

Секретарь сделал глоток мартини и пожал плечами:

— Что ж, слушайте. Моя клиентка, очень богатая дама, сделала странный заказ. Мелкая, на мой взгляд, пакость за огромный гонорар.

— Какая пакость? — поторопила я его.

— Сначала немного о господине Бурмистрове. Сей муж принадлежит к отряду охотников за скальпами. Женщина его интересует, как скаковую лошадь финиш.

Процесс достижения, и не более того. Взаимности он может добиваться годами, но как только добавит очередной приз к другим трофеям, моментально теряет к нему интерес. Вам понятна ситуация?

— Еще бы.

— Так вот. Скальп моей клиентки прибит к стене кабинета Бурмистрова.

— Вы шутите?! Я в нем была и не…

— Конечно, — перебил меня Феликс, — извините за излишнюю метафоричность.

Дама сдалась в том кабинете. Дама гордая, состоятельная и имеющая достаточно влияния, чтобы отплатить за унижение.

По-моему, я слушала с открытым ртом.

Если Феликс и врет, то очень талантливо.

Бразильские домохозяйки обрыдались бы.

Сериал с продолжением.

Феликс заметил, что меня проняло, и продолжил:

— У Дмитрия Максимовича есть любимый кинофильм — «Дежа-вю». Помните, там есть сцена — перед покушением киллер посылает жертве дохлую рыбу. — Я кивнула. — Моя клиентка хочет, чтобы эта рыба оказалась в кабинете Бурмистрова в день его сорокалетия.

— Бред. И сколько вам за это платят?

— Пятьдесят тысяч долларов. Задаток в двадцать пять я уже получил. Расходы на исполнение оплачиваются отдельно.

— Уточните. Пятьдесят тысяч американских долларов за дохлую рыбу?

Феликс улыбнулся и прикурил сигаретку без помощи официанта, не привлекая лишнего внимания.

— Мне платят за испорченный праздник. За испуг, подозрения и прогрессирующую паранойю. Клиентка хочет превратить Бурмистрова из охотника в добычу. По ее просвещенному мнению, Дмитрий Максимович день и ночь будет думать — шутка это или предупреждение?

— Замысловатый бред, — задумчиво произнесла я.

— Согласен. Но когда в кабинете, охраняемом ротой бронежилетов, внезапно появляется рыбка.., поневоле задумаешься.

— И в чем проблема, Феликс? Подкиньте рыбку, и адью.

— В договоре клиентка особо подчеркнула — рыба должна появиться как по мановению волшебной палочки. Исполнитель должен исчезнуть, раствориться без следа.

А это, как вы понимаете, невозможно. Любой, входящий в кабинет, снимается камерой на входе и выходе.

— Но если дверь не закрывать, выход не снимется.

— Это уже значения не имеет. Через минуту после открывания двери охрана будет в доме, периметр оцепят, забор превратится в электрический стул. Из поместья исчезнуть невозможно.

— А я думала… — медленно проговорила я.

— Да, вы плохо думали. Свои тайны Дмитрий Максимович охраняет очень тщательно. Но! В день его рождения при огромном стечении народа появляется шанс.

— Какой?

— Охрана не сможет доехать от своего домика до хозяйского за минуту. Я учитываю посадку в машину, остановку, выход из нее и так далее. Гости заполнят дорожки парка, и парням придется бежать.

— Но кто-то из них все равно будет в доме. Я помню прошлый август. Лестница на второй этаж перекрывается, и гости гуляют только до туалетов первого этажа.

— Да, но у меня есть ключи от гаража.

— Стоп, стоп, — перебила я. — Но двери гаража под наблюдением. Все двери дома под наблюдением, и не фотокамер.

— Постойте, Маша. Можно я буду вас так называть? — Вообще-то, он делал это уже давно, и я только кивнула. — Гараж в левом крыле дома, как и кабинет хозяина, и дорога займет не более пятнадцати секунд быстрого шага, я проверял. Набор кода, еще пять секунд, рыбу я подбрасываю моментально и смываюсь.

13
{"b":"21044","o":1}