ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кто остановит несчастную вдову? Никто.

Бедняжка желает скрыться от журналюг, настырных следователей, сплетен и праздношатающихся пациентов московских клиник. Это логично.

Но вернется ли она? Да. Если следствие пойдет по предложенному ею пути.

И все будут молчать. Я — об интриге Леонида. Феликс — о дохлой рыбке, Ольга — о Феликсе.

Начнут искать «Фаину»? Скорее всего.

Судя по газетным публикациям, охрана не смогла с точностью сказать, когда и в каком состоянии хозяин покинул дом. Время смерти определили как вечер субботы, мадам утверждала, что мужу кто-то позвонил, распечатка сотовых звонков это подтвердила, но ничего не дала, — Дмитрий Максимович пропал в собственном доме. Камеры, снимающие входы и выходы, зафиксировали его вхождение, а дальше.., он был обнаружен мертвым в сарае за несколько километров от поместья.

Думаю, сейчас профилакторий полон криминалистов и всяческих экспертов. Они ищут следы, роют землю и что-нибудь найдут обязательно.

Дверь моей комнаты вплотную прилегает к спуску в гараж, и моя спальня — единственное обитаемое помещение в левом крыле дома. Не знаю, сдан ли коврик в химчистку или нет, это уже неважно, — убийца найден и наказан, больше всего меня волнует затекшая в щели паркета кровь. Если ее обнаружат, я пойду под суд как соучастница, а мне этого очень не хотелось бы. Я в КПЗ на нарах, а Флора, в бинтах и капельницах, в Швейцарии. И может вовсе не давать показаний, бедняжка. Волнения ей будут долго противопоказаны.

Итак, что мы имеем, кроме неприятностей? Какой-нибудь позитивный момент присутствует? Фигушки. Смерть Леонида только запутала все еще больше. Можно триста лет подозревать вдову в злом умысле, а она упрется на своей версии, и точка.

И кроме того. С тем же успехом Флору могли действительно заманить в укромное место с чемоданом наличности, избить, заставить подписать бумаги и положить остывать рядом с телом мужа, обнаруженным в том же сарае.

Так будет рассуждать следствие. Но господа из прокуратуры не знают о порошках пострадавшей. Если там яд, нашу мадам быстро переквалифицируют из жертвы в подозреваемые. О том, что порошки попали ко мне от нее, опять-таки слышала куча свидетелей. Это уже кирпич в фундамент обвинительного заключения? Кирпич. Мне на голову. Откуда, Мария Павловна, такая уверенность во вредоносности зелья?! А если там милый набор полезных снадобий?!

Под полом террасы продолжало что-то сухо шуршать и скрестись. Вчера вечером Зоя Федоровна жаловалась на огромную крысу, повадившуюся навещать контейнер с пищевыми отходами. Мадам Бурмистрова собиралась вызвать службу по борьбе с грызунами, но отвлеклась на гостей и перенесла мероприятие на завтра.

Я сходила на кухню, достала из холодильника кусок сыра и начинила его порошком мадам Флоры. Только частью, остальное же опять убрала на дно чемодана.

Обогнув по террасе дом, я спустилась к мусорным бачкам, и положила сыр на землю. Приятного аппетита, Шушара.

Вернувшись в дом, я еще раз просмотрела информацию, поступившую на сайты газет, но, кроме фотографий, каким-то образом раздобытых журналистами с места преступления, ничего нового не обнаружила.

А сфотографировать журналистам удалось сарай и листок бумаги, заляпанный кровью.

Именно эту бумагу Леонид заставлял подписать Флору Анатольевну.

Интересно, не тот ли это документ, о котором шла речь в гараже?

Я выключила компьютер и пошла готовить обед. Скоро вернутся дети и голодный дядя Паша, Зоя Федоровна в нерабочем состоянии, и обязанности хозяйки временно переходят ко мне.

Разбираясь с продуктовыми запасами, я никак не могла отделаться от мысли — жертва мадам или преступница? Если второе, то в какой момент она переиграла Леонида?

Как она заставила его приехать в тот сарай?

Ждать, пока отравится крыса, у меня не хватало терпения, я оставила на плите спагетти и принялась названивать в фирму, через которую Флора Анатольевна заказала билеты на Кипр.

Спустя двадцать минут я знала — билеты были заказаны после того, как я, живая и здоровая, появилась в детской.

Для следствия это выглядит логичным поступком матери, отправляющей детей подальше от дома. Ситуация опасная, трагичная, и мадам заботится о нежной детской психике.

Да, но это для следствия. А мне стало очевидно, что события стали развиваться в ином направлении только после того, как преступники убедились в невозможности подставить милиционерам липовую подозреваемую, которую они тщательно готовили в течение недели. И если я рассуждаю правильно, то история с похищением развивалась спонтанно для Леонида, но спасала Флору.

Лучшая методика раскрытия преступления, постановка себя на место преступника.

Что бы сделала я?

Во-первых, удалила из дома тело и гувернантку. Это было сделано.

Во-вторых, уничтожила бы единственного сообщника, способного вывести на меня. Это также было сделано. Но как?

Положив на сковороду бифштексы, я села за стол и задумалась.

В гараже Леонид обмолвился о каких-то бумагах. И это было для него важным, так как единственные четкие фразы на пленке — это напоминание о бумагах и обещание передачи с морем цветов. Все остальное звучало неразборчиво, вскользь, между прочим. На чем в беседе делается акцент? На самом важном. Значит, документы Леню беспокоили.

Так, с этим разобрались. Я перевернула бифштексы и стала думать дальше.

Что мог требовать Леонид от Флоры? Что он заставлял ее подписать? Доверенность на управление делами? Вероятней всего. И как бы я поступила на месте Флоры?

Очень просто. Прежде чем отправиться на смертельно опасное свидание, любой ответственный товарищ заботится о наведении порядка в деловых бумагах. Как-то: доверенности на случай смерти и болезни, завещание и прочая, прочая, прочая. Флора заранее подписывает все бумаги на имя Леонида, дает ему ознакомиться с текстом (на листах должны сохраниться его отпечатки пальцев), сообщник рассчитывает обнаружить документы в доме «на видном месте» после помещения вдовы в больницу, но у мадам другие виды. Она берет бумаги с собой.

Итак, что происходит в том сарае. Судя по «подготовленной передаче», сообщники решили обезопасить мадам от подозрений и оставить в сарае рядом с телом мужа, избитой и чудом спасшейся.

Чушь несусветная. Если Леня попался на эту удочку, то он глупее, чем выглядел. Зачем он вообще туда поехал?!

А.., впрочем.., что ему оставалось?

Судя по публикациям, мадам выполняла требования похитителей — не обращаться в компетентные органы и привезти деньги лично. Но собственная служба безопасности? Анатолий Викторович, его тоже отнесли к «компетентным органам»? Он не мог не знать о выкупе.

Если только сбором денег не занимался сам Леонид. В полной тайне.

Тогда, следуя логике, как единственный посвященный, он должен был сопровождать мадам до места. Все-таки чемодан денег не фунт изюма, доллары присмотра требуют.

Итак, сопроводил даму с долларами. И стоит неподалеку, ждет, когда освобожденные родственники до него добредут. А их все нет и нет. Через какое-то время преданный Леня идет в сарай и видит жуткую картину — полтора трупа, один абсолютный, другой потенциальный. Вызов органов и «Скорой», и так далее и тому подобное.

* * *

Могла мадам так его обработать? Могла.

Никуда Леня не делся бы. Потому что кто-то должен был унести деньги, оставить на лице мадам следы побоев и для собственной безопасности истоптать место преступления своими следами.

Но сама госпожа Бурмистрова прекрасно понимала всю нелепость инсценировки.

Она взяла заранее подписанные бумаги с собой, изляпала их кровью и убила сообщника. И, судя по палате интенсивной терапии, не зря. Думаю, Леня душу отвел, отметелил родственницу с полной ответственностью.

Я вспомнила стоп-кадр из гаражной записи и передернулась, как от озноба. Уже тогда Леня предвкушал избиение Флоры.

Но какова женщина?! За несколько часов придумать новый план, заморочить голову сообщнику.., или план был подготовлен заранее.., как запасной вариант?

34
{"b":"21044","o":1}