ЛитМир - Электронная Библиотека

— Думаю, нам пора возвращаться. У моря становится прохладно.

Арриан, не говоря ни слова, развернула лошадь, и они поехали обратно.

«Скорее бежать, вырваться из Айронуорта! — думала она. — Что может быть мучительнее, чем находиться все время рядом с тем, кого она должна ненавидеть?.. Все так, но что делать с непрошеной любовью, охватившей уже душу, как огонь охватывает поленья в камине?»

Глава 18

Карета подпрыгнула на колдобине, и леди Мэри, хватаясь за ногу, обложенную атласными подушками, пробормотала, кажется, нечто не очень изысканное.

— Агнесса! — Грозно сверкнув глазами, она обернулась к служанке. — Агнесса, передай кучеру, чтобы хорошенько следил за дорогой, а коли ему плохо видно с его места, так пусть скажет, я велю привязать его к передней лошади!

Утомленная громыханием кареты, леди Мэри закрыла глаза. «Когда кончится эта дорога?» — с досадой подумала она. За окном уже мелькали знакомые места — земли ее отца. Если не случится ничего непредвиденного, к вечеру они должны быть в Давиншемском замке.

Взгляд леди Мэри рассеянно скользил по стволам вековых сосен. В воздухе пахло весной, и среди густых папоротников тут и там желтели первоцветы. Здесь она родилась, здесь росла когда-то, но теперь эта земля казалась ей чужой. Ее родиной давно уже стала Англия, где был похоронен ее любимый Джордж.

— Поторопились вы пускаться в дорогу, миледи. Нога еще не зажила.

— Агнесса, ты же знаешь, что я не по своей воле должна спешить в Давиншем. Уж поверь мне, я не любительница передавать дурные вести — тем более своему племяннику. С его мстительностью он, недолго думая, двинет на Гленкарин своих людей — и тогда греха не оберешься.

— Эти шотландцы, миледи, вообще очень мстительны. Но я все же надеюсь, что у них хватит разумения не лезть друг на друга с оружием. Английский король не позволит им развязать войну.

Леди Мэри вздохнула:

— Боюсь, что мой отец в таком случае даже не вспомнит об английском короле… Скорей бы уж приехал Рейли, на него единственная надежда.

— Ох, миледи, у меня сердце не на месте оттого, что леди Арриан вместе с ее светлостью угодили в логово этого злодея!

— За них не переживай: моя племянница с ним как-нибудь справится. Гораздо больше меня волнуют последствия, к которым все это может привести.

Когда солнце скрылось за верхушками деревьев, раскрасив небо на западе полосками багрянца, карета въехала в ворота Давиншемского замка.

Встречать их высыпала вся челядь, так что леди Мэри ступила на родной порог в сопровождении целого кортежа слуг. Ее отнесли наверх, в ту самую спальню, которую она занимала еще в девичестве. Бережно обложив больную ногу подушками, Агнесса отправилась вниз, чтобы принести хозяйке чего-нибудь перекусить.

Почти сразу же после ее ухода в дверь постучали, и вошел Йен Макайворс. Молча понаблюдав некоторое время за слугами, хлопочущими над его тетушкой, он приказал им удалиться, чтобы поговорить с леди Мэри без помех.

— Ваш гонец прибыл только вчера утром и так ничего толком и не объяснил. — В глазах Йена стояла злая решимость. — Как видите, дражайшая тетушка, я долго терпел, но теперь наконец желаю знать, почему Арриан не приехала с вами. Или она уже передумала выходить за меня замуж?

Леди Мэри окинула племянника уничтожающим взором. По ее тону, когда она заговорила, ни за что нельзя было предположить, что она страшилась этого разговора всю дорогу.

— Полагаю, Йен, что ты мог бы сперва справиться о моем здоровье.

Продолжая сверлить ее глазами, он сел.

— Как неучтиво с моей стороны! Но я, знаете ли, подумал, что коль скоро вы решились на такое утомительное путешествие, то, вероятно, главная опасность уже миновала.

Леди Мэри сделала еще одну попытку оттянуть неприятный момент.

— Ну, довольно об этом. Где мой отец и почему он не вышел меня встречать?

— Как, вы не знаете? — Откинувшись на спинку стула, Йен засунул руки в карманы. — Стало быть, вы все-таки разминулись на дороге с моим посыльным.

— Я не видела никакого посыльного.

— Вот как? Выходит, мне выпала неприятная обязанность сообщить вам, что дедушка тяжело болен. Доктор не отходит от его постели. Опять плохо с сердцем, но на этот раз все намного серьезнее.

Леди Мэри поспешно свесила ноги с кровати.

— Помоги-ка мне. Я сейчас же иду к нему.

— Сначала я хочу услышать ответ: где Арриан и почему она не приехала вместе с вами?

Но леди Мэри не собиралась из-за настырности Йена откладывать свидание с отцом. «На худой конец, можно будет сразу рассказать все им обоим», — подумала она.

— Подай мне руку.

Йен неохотно встал и помог ей подняться. Тяжело опершись на его руку, она направилась к двери.

— Вы мне не ответили, — снова заговорил Йен в коридоре. — Арриан передумала за меня выходить? Она что, вернулась в Англию?

— Нет, она сейчас в Шотландии вместе со своей матерью. Но я, кажется, ясно сказала: «Об Арриан мы с тобой поговорим позже. Твои сердечные дела подождут: сперва я должна увидеться с отцом».

Эту свою тетку Йен недолюбливал с детства. Мало того, что она вечно указывала, кому что делать, она еще, как правило, добивалась своего… Но ничего, скоро он станет вождем клана Макайворсов, и тогда все кругом будут плясать под его дудку.

Когда до комнаты старого лорда Джилла оставалось совсем немного, леди Мэри невольно сильнее сжала руку племянника, и он не без злорадства подумал, что, видимо, каждый шаг достается ей нелегко.

В комнате было темно, единственная свеча горела у изголовья больного. Леди Мэри, прихрамывая, подошла к постели. Хотя отец лежал с открытыми глазами, трудно было сказать, видит он ее или нет.

Леди Мэри вопросительно взглянула на доктора, однако тот лишь сокрушенно покачал головой.

— А-а, это ты, Мэри, — слабым голосом проговорил лорд Джилл. — Так я и знал, что ты не дашь мне отправиться на тот свет без напутствия.

Больно было видеть лежащего на постели дряхлого старика. От бывшего богатыря, в присутствии которого все прочие казались карликами, осталась лишь жалкая оболочка. Когда-то на нем одном, на его силе и решимости держался весь род Макайворсов. Теперь дыхание с хрипом вырывалось из его груди, а руки казались тонкими и ломкими, как высохшие прутья. Кожа на скулах натянулась и пожелтела, как старый пергамент.

Леди Мэри улыбнулась ему сквозь слезы.

— Разве такой упрямец, как вы, согласится умереть, не выбрав для этого место и время по своему вкусу?

В глазах лорда Джилла зажегся отблеск былого огня.

— Место я уже выбрал, а время вот-вот подойдет. Признайся, Мэри, будешь по мне горевать?

— Нет, папа… Буду скучать, но горевать не буду. Вы прожили долгую славную жизнь, и прожили ее так, как вам хотелось. Если в конце пути я смогу сказать то же самое о себе, думаю, мой уход будет скорее радостным, чем печальным.

Лорд Джилл рассмеялся, но смех вызвал приступ кашля, и доктор тут же попытался влить ему в рот какое-то зелье из пузырька.

— Прочь! — отталкивая его руку, прохрипел лорд Джилл. — Не надо мне никаких лекарств!

Леди Мэри села на край постели и взяла его за руку.

— Знай я, что вы так больны, я приехала бы раньше.

— Ну а где Кэссиди? — спросил старик, обводя комнату мутнеющим взглядом. — Где моя любимая внучка?

Йен недобро сощурился. Опять Кэссиди, опять его всегдашняя любимица! И даже в такую минуту — ни слова о старшем внуке.

— Папа, Кэссиди не знает о вашей болезни, — сдерживая слезы, отвечала леди Мэри, — иначе она уже давно была бы здесь.

— Я должен еще раз увидеть ее перед смертью. Хочу сказать ей напоследок: все же в добрый час она вышла за своего англичанина. Он был ей хорошим мужем. Лучшего, пожалуй, и я бы для нее не подыскал.

— Она будет рада это слышать. Она всегда мечтала, чтобы два самых любимых в ее жизни человека приняли друг друга.

В этот момент лорд Джилл заметил Йена, нетерпеливо переминающегося у двери, и пальцем поманил дочь ближе к себе.

40
{"b":"21045","o":1}