ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Карой Рожа нарочито медленно проехал по неказистым улицам пограничного, городка Хедьешхалом и более крупного Мошонмадьяровар. Накрапывал мелкий и тихий, по-летнему теплый дождь. Венгры с большими черными зонтами, в плащах с капюшонами стояли на тротуарах и с любопытством поглядывали на роскошную американскую машину, неслышно проплывающую мимо них.

Карой Рожа пытливо вглядывался в венгров и по их лицам, взглядам, одежде пытался понять, догадаться, кто они — те, кто с оружием в руках будут топтать красные звезды, или те, кто поддержит существующий режим.

По отличной автостраде он спустился на юго-восток по долине Малого Дуная и через сорок минут бешеной, привычной для него гонки въехал в Дьер, крупный промышленный центр северо-западной Венгрии. Этому городу, имеющему почти сто тысяч жителей, в операции «Черные колокола» отводилась заметная роль. В первые же дни восстания подпольные силы Дьера и переброшенные из Верхней Австрии и Западной Германии «люди закона Лоджа», во главе с давним другом США неким Шомодьвари, должны захватить ключевые позиции города и всего пограничного края, включая и границу с австрийским Бургенландом, вплоть до Шопрона, и обеспечить дорогу потоку «добровольцев» с Запада.

Рожа с расчетливой неторопливостью проехал и по Дьеру, красиво расположенному по берегам Малого Дуная и быстрой Рабы. Внимательно, глазами командующего войсками, оценивающего поля будущего сражения, он рассматривал площади, улицы и важные объекты, которые предстояло штурмовать и захватить «людям закона Лоджа» и их дьерским друзьям, — здание управления государственной безопасности, милиции, почтамта, штаба военного соединения, радиостанцию, комитетский областной центр коммунистов, пристань, вокзал.

Готовясь к прыжку в Венгрию, Рожа изучил город так хорошо, что теперь ориентировался в нем легко, будто родился и вырос здесь. И Будапешт он знал отлично. И все те города, где были запланированы события, — Печ, Дебрецен, Сольнок, Мохач, Эстергом и многие другие — тоже знал хорошо.

На улице Петефи он остановился, зашел в аптеку купить пузырек йода и бинт. Подавая кассирше форинты, он сказал по-венгерски:

— Пожалуйста, сдачу дайте… мелочью…

Обычная для покупателя фраза, но порядок слов и пауза перед словом «мелочь» сделали ее парольной. В переводе на обыкновенный язык она звучала так: «Все ли у вас готово? Если нет, то что именно и почему?»

Кассирша не откликнулась ни единым словом. Она лишь выложила, как ей было приказано, определенное количество определенного достоинства монет. Рожа спрятал их в карман и поехал дальше. Ему все было ясно. В Дьере все готово. Люди заняли позиции. Ждут взрыва в Будапеште.

Из Дьера он поднялся к коренному Дунаю и, почти все время не теряя его из виду, помчался строго на восток, к Будапешту.

Много венгерской земли исколесил в солнечный день 22 октября этот высокий сухопарый янки, не умеющий ничего делать, кроме грязных трюков. Увидел он придунайские равнины, хвойные леса, скошенные и убранные пшеничные поля, виноградники, холмы, горы, неповторимые деревни, хутора, города и городки, но ни на одно мгновение не залюбовался красотой житницы Восточной Европы, не подумал о том, какого долгого, терпеливого труда стоила венграм эта красота, какой кровью народа она удобрена.

Всю дорогу от Дьера до Будапешта он смотрел по сторонам и мысленно прикидывал, где и как восставшие могут пользоваться местностью в борьбе с правительственными войсками.

Промелькнули за стеклом «кадиллака» Ач, Комаром. Замаячили впереди северовенгерские горы. Дунай сделал гигантскую петлю, повернул круто с востока на юг и привел Кароя Рожу в Будапешт, к Венским воротам.

Был теплый, сияющий полдень, один из тех, на которые так щедра венгерская осень. Деревья на бульварах еще давали тень, шумели листвой, заметно пожелтевшей. В садах и скверах еще зеленела трава и цвели поздние розы и повсюду радовали глаз пышные астры. Кое-где, совсем как летом, клокотали фонтаны. Будапештцы одеты были не по-осеннему легко.

Первую остановку он сделал около центрального гаража, под огромным шатром каштана. Здесь и была штаб-квартира Золтана Куцки. Он работал механиком гаража. Рожа разыскал его и, делая вид, что незнаком с ним, попросил выручить его из беды — отрегулировать мотор. Золтан Куцка отказался, послал иностранца в специальную мастерскую, обслуживающую автотуристов. Турист развел руками: и рад бы поехать туда, но это очень далеко, боится, что не доберется. И тогда Золтан Куцка согласился помочь.

Открыв капот, он снял крышку трамблера, стал проверять зажигание. Карой Рожа стоял рядом, наблюдая за работой. Когда зеваки, окружавшие машину, разошлись, он спросил:

— Ну, как дела? Что успели сделать?

Золтан Куцка скороговоркой доложил:

— Восемь шоферов, шесть слесарей, один диспетчер, два механика — наши люди. Абсолютно надежный народ. Бывшие офицеры. Владеют всеми видами оружия — пулеметами, скорострельными пушками, самоходными установками, танками. Есть и радисты. Все пока не связаны друг с другом, общаются только со мной.

— Знают, что им предстоит делать?

— Люди они бывалые. Догадываются кое о чем.

— А что конкретно будут делать — понимают?

Куцка оторвался на мгновение от трамблера, улыбнулся.

— Это выше их сил. Даже мне это пока неизвестно.

— Пришло время точно знать свой маневр. Я привез подробный план действий. — Рожа достал малиновую с белым поперечным пояском коробку сигарет «Винстон», отогнул клапан. — Возьмите крайнюю сигарету. Выкурите ее до половины. Во второй половине найдете инструкцию. Завтра в четырнадцать ноль-ноль все ваши люди и грузовики сосредоточатся в переулках, прилегающих к улице Тимот, к арсеналу. Повторяю: Тимот, арсенал! В четырнадцать вы должны ворваться на территорию арсенала. Да не через ворота, а прямо так… ломайте ограду буферами грузовиков, она жиденькая, из проволочной сети. Часовые не ваша забота. Они будут сняты другими перед вашим вторжением. Ясно?

— Да. Грузим оружие и…

— В первую машину примите снаряжение, автоматы. Маршрут: Белградская набережная, от Цепного моста до моста Свободы. Вторая машина грузится только гранатами, маршрут тот же: Дунайская набережная. Третья — пулеметами, маршрут: парламент, площадь Кошута. Четвертая грузится легкими автоматными пушками. Маршрут: Западный и Восточный вокзалы, Дом радио, Йожеф-Варошская телефонная станция, почтамт, редакция газеты «Сабад неп». Запомнили?

— Дальше!

— Совершаете по указанному маршруту несколько рейсов, не менее трех. И сразу же переключаетесь на снабжение боеприпасами и оружием казарм Килиана.

— Бывшие Марии Терезии? — подхватил Золтан Куцка. — Вот это масштаб, не то что раньше! Я сделаю все, что мне приказано.

— Отлично. У меня все. Кончайте возню с мотором!

Механик захлопнул капот «кадиллака» и, повысив голос, сказал:

— Все в порядке. Заводите!

Рожа нажал кнопку стартера. Двенадцатицилиндровый мотор фыркнул и легко, чуть слышно, зажужжал.

Хозяин «кадиллака» поблагодарил механика, сунул ему в руку пятьдесят форинтов и поехал дальше.

Все члены летучего штаба и все заинтересованные и нужные Роже лица заранее были уведомлены специальной службой связи о том, когда он прибывает в Будапешт, где назначена встреча.

Радиотехнику Ласло Кишу, имеющему кличку «Мальчик», исполняющему роль тайного посредника между клубом Петефи и американской разведкой, свидание было назначено в конце улицы Кошута, на маленькой площади у старинного костела.

Рожа поставил машину у подъезда гостиницы «Астория», и скоро поток будапештцев вынес его к нужному месту.

Ласло Киш, в светлом пыльнике, без шляпы, опираясь на массивную трость, стоял перед костелом и рассматривал великолепные фрески.

Рожа остановился неподалеку от него и тоже залюбовался прославленной стариной.

— Хорош! — проговорил он вполголоса по-немецки.

Киш сейчас же обернулся в его сторону, сказал тоже по-немецки:

— Гордость католиков. Францисканский. А какой перезвон его колоколов!

16
{"b":"2105","o":1}