ЛитМир - Электронная Библиотека

Млей молчал.

— Почему? — снова спросил я.

— Я не знаю, — ответил Млей.

Ровно в восемь вечера, когда закрываются магазины в Dream House в Барвихе, я стоял у витрины и разглядывал ноутбуки и телефоны.

— Здравствуйте, — сказал продавец. Ему хотелось, чтобы эта чудесная девушка, так похожая на его жену в молодости, знала, что все эти дни он думал о ней каждую секунду, он представлял эту встречу, мечтал о ней и боялся её.

— Ты какой-то странный, — сказала ему накануне вечером жена, накрывая на стол.

— Я люблю тебя. — Он от души улыбнулся и поцеловал её в шею.

— Здравствуйте, — сказал я. Продавец боялся начать разговор.

Ведь он всего лишь продавец, а кто эта девушка?

Здесь, в этой местности, любая девушка — не просто чья-то жена или чья-то дочь.

— Хороший телефон вы мне продали. — Я улыбнулся. — Пользуюсь.

— Я рад. — Продавец топтался на месте.

— Может, прогуляемся? — предложил я.

— С удовольствием. — Его лицо расплылось в улыбке.

Мы вышли на улицу. Вся площадь перед торговым центром была уставлена машинами. Справа гудело шоссе.

— Да… — Продавец развёл руками.

— Давайте гулять между машинами! — предложил я.

— Давайте, — радостно согласился продавец.

Мы медленно шли вдоль автомобильных рядов.

— А вы любите утку? — вдруг спросил я и рассмеялся.

— Люблю, — ответил он и тоже рассмеялся.

— А что ещё вы любите? — Я забежал немного вперёд и остановился у жёлтого Lamborghini.

— Я люблю… пироги! — Он улыбнулся, и ему казалось, что улыбаются не только его губы и глаза. Но и сердце, и печёнка, и лёгкие. И желтый Lamborghini.

— А я борщ! — закричал я.

— А я пельмени! — закричал продавец.

— А я звёзды! — хохотал я.

— А я дождь. И ветер. И море. — Он хотел ещё сказать: «И вас!» но побоялся всё испортить.

— А давайте отгадывать номера! — предложил я.

— Как это? — спросил он.

— Я закрываю вам глаза и говорю: «Чёрный Сауеnnе». А вы должны угадать одну цифру. Не угадали — вам щелбан, угадали — мне. Идёт?

— Идёт!

Я закрыл ладонью его глаза.

— Семёрка BMW!

— Два!

— Не угадали! Не угадали! — Я убрал ладонь и щёлкнул его по лбу. Снова закрыл ладонью ему глаза. — Bentley кабриолет!

— Три!

— Угадали! Я боюсь! Только не больно! Он еле-еле дотронулся пальцем до моего лба.

— Спасибо, — сказал он, когда я собрался домой.

— И вам спасибо. Такой чудесный день.

— Да.

— Хотите, я вам ещё позвоню? — улыбнулся я.

— Конечно! — воскликнул он. — Я буду ждать!

Я пошёл в гостиницу пешком. Я не знал, у себя ли Млей. Эта история с изнасилованием… Я заметил сбой в его нервной системе. Непонятно, как получилось, что мы оба начали воспринимать все, что происходит на Земле, так, словно это единственная доступная нам реальность. Я позвонил со своего мобильного в гостиницу и попросил соединить меня с номером Млея.

— Алло, — сказал Млей.

— Ты не думаешь, что это произошло из-за меня? — спросил я.

— Нет, — сказал Млей.

— Но ведь это я отправил тебя туда, — сказал я.

— Нет. Это нас двоих отправили сюда. Ты здесь ни при чём, — сказал Млей.

— Хорошо, — сказал я. — Я возвращаюсь.

— Меня не будет. За мной заезжает Наталья Петровна. У неё что-то случилось. Я ей нужен, — сказал Млей.

— Нам не нужна Наталья Петровна, — сказал я.

Наталья Петровна сидела в машине пьяная и зарёванная.

— Едем к Жанке, — объявила она.

— Муся, что произошло? — спросил Млей, нежно обнимая Наталью Петровну за плечи. — Ты сегодня такая красивая…

— Очень красивая! — всхлипнула Наталья Петровна и неожиданно заголосила. — Он себе бабу молодую завёл! Козёл, подонок!

— Да ладно! Ты точно знаешь? Может, это неправда? И несерьёзно?

— Несерьёзно?! — Наталья Петровна оттолкнула Млея и повернулась к нему всем корпусом. — Она беременна!

— Как? Ты же говорила, что это невозможно!

— Откуда я знаю, как?! — Она снова заплакала. — Откуда я знаю?! Но она уже всей Москве сообщила, что беременна. Представляешь?

— Ужас! — согласился Млей. — Бедная ты моя…

— Но это невозможно! — закричала Наталья Петровна. — Его лучшие врачи мира осматривали! Невозможно, понимаешь?!

— Да… — вздохнул Млей. Они въехали в ворота дома, где жили Жанна с Вовой. — Просто чудо какое-то…

— Я не верю в чудеса, — сказала Наталья Петровна неожиданно спокойно. — Я слишком долго живу на земле. Не верю.

Жанна ждала их в гостиной, наблюдая, как дочка играет со своим товарищем из детского садика. Его только что вместе с няней привезли в гости на два часа.

Водитель с охранником ждали карапуза на улице. Няня была тут же, скромно присев на краешек дивана в углу.

— Выпьете что-нибудь? — спросила Жанна подруг.

— Бокал шампанского, — попросила Наталья Петровна и села на пол, к малышам.

— Мне тоже, — сказал Млей.

Жанна вышла

— Я поняла, как надо обращаться с мужчинами, — сказала Наталья Петровна — Как с детьми..

Мальчик ударил её по лицу своей пухлой ладошкой.

— Ах, ты ударил меня?! — делая вид, что сердится, спросила Наталья Петровна и слегка шлёпнула его по попе. — И я тебя ударю!

Мальчик надулся.

— Не нравится? Тогда и ты меня не трогай. Договорились?

— Договоились, — согласился малыш. — Покажи телефон!

Наталья Петровна протянула ему свою трубку, но когда он уже хотел взять её, резко спрятала руку за спину.

— Я тебе покажу телефон, если ты пообещаешь меня слушаться. Идёт?

— Идет, — кивнул мальчишка, немного подумав.

— Дай платок, — попросил он няню, и когда она дала ему бумажную салфетку, старательно высморкался.

— Молодец. Теперь я покажу тебе телефон.

Мальчик увлечённо начал нажимать на кнопки телефона в поисках игр.

— Ну вылитый мой муж! — сказала Наталья Петровна.

— Тоже не хотел сморкаться? — посмеялся Млей.

— А ты что, забыла про тренажёрный зал? — улыбнулась Наталья Петровна. Настроение её явно улучшилось.

Жанна принесла шампанское.

Млей уже знал, что ему можно выпить только один бокал. Потом способность к гипнозу и телепатии заметно снижается.

Глава 7

Эта-Тета - i_007.jpg

Когда в номер пришли настраивать Интернет, Млей лежал на кровати и придумывал, под каким именем ему зарегистрироваться в Odnoklassniki.ru.

— Фотографию размещать не буду, — сказал Млей. — Все крутые висят там без фотографий.

— Все крутые? — спросил я.

— Ну да, политики, звёзды шоу-бизнеса. Пожалуй, я назовусь Иванов, и без фотографии — это очень интригующе.

— Ну всё, готово, — сказал мастер.

— Спасибо, — сказал я.

Сегодня в гостинице была Галина смена. И тот самый день, когда зачатие возможно — по её словам.

— Я подаю в суд, — сказал Млей.

— Что?! — спросил я.

— В суд. Статья «изнасилование», — сказал Млей.

— Ты не можешь, — сказал я. — Ты не гражданин этой страны. И не гражданин никакой страны на этой планете. У тебя нет прав.

— Я подаю в суд. Это решено, — сказал Млей.

— Нет, — сказал я.

— Знаешь, — Млей подошёл ко мне почти вплотную, — если я не окажу противодействия, в моём энергетическом поле появится отрицательный ритм. Я не хочу, чтобы меня постоянно насиловали.

— Наша экспедиция окажется под угрозой провала, — сказал я.

— Я подам в суд, — сказал Млей и снова улёгся на кровать.

— Ты будешь регистрироваться в Odnoklassniki.ru? — спросил я после того, как мы немного помолчали.

— Нет, — сказал Млей не поворачивая головы.

Я проглотил свои капсулы и пошёл к себе в номер.

Дверь напротив распахнулась и из номера вышла молоденькая девушка. Она увидела меня и замерла. В глубине комнаты, на большой двуспальной кровати, откинув одеяло, спал обнажённый мужчина.

10
{"b":"210645","o":1}