ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, что ты… — Она как-то застенчиво улыбнулась.

— А сестра? — продолжал я свои расспросы, оттягивая тот момент, когда постучусь к Млею.

— А сестру мы к себе забрали, — снова улыбнулась Галя. — Ей с нами лучше, всё-таки и уход, и компания.

— Так и не выздоровела? — спросил я.

— Выздоровеет, — убеждённо ответила Галя.

Млея дома не оказалось.

Я не вышел на работу.

Менеджер звонил в дверь, кричал, что я алкоголик и наркоман, но я велел тёте Зое не открывать.

Она испуганно вжалась в угол и крестилась на свой портрет.

Я думал о Млее.

Я всё время вспоминал его глаза, полные слёз.

Как будто я не защитил его от чего-то.

Мне хотелось кричать и кусаться.

Или сделать что-нибудь хорошее.

Я даже в какой-то момент решил, что помогу Ха бежать, но испугался за тётю Зою.

Я просто лежал и ничего не делал/ Менеджер сам надел мой щит и уныло подпрыгивал.

А я снова и снова видел перед собой глаза Млея.

Какой же я идиот!

Что я там говорил ему про Карину?

— Я не могу, — сказала Наталья Петровна.

Она вместе с Млеем и Жанной покупала для Жанны биотуалет. Удочки и рыболовное снаряжение они уже купили. В результате кризиса Вова потерял своё почётное место в списке Forbes. Одновременно с ним он потерял всех своих девушек.

— Все продажные суки, — говорил он.

А потом с ним случилась метаморфоза — как только он перестал изменять жене, у него пропало чувство вины перед ней. А как только пропало чувство вины — он перестал прощать ей её хамское к нему отношение.

— Мы уезжаем в Тверскую область! Собирайся! — заявил он. Давно уже, в каком-то журнале Вова прочел про бизнесмена, который всё бросил и уехал с семьёй жить в деревню — разводить кур, овец и воспитывать своих пятерых детей.

— Ты совсем дурак? — привычно поинтересовалась Жанна.

Но Вова треснул кулаком по столу так, что на первом этаже зазвенела люстра, и Жанна послушно начала собираться.

— А вам одного биотуалета на всех хватит? — спросил Млей. — Может, пару купить?

В том доме в Тверской области, который Вова срочно приобрёл для проживания, удобства были на улице.

— На кого на всех? — переспросила Жанна. — Ты думаешь, у нас там штат обслуги? Ничего подобного: я с мужем и дочь!

— А я вам даже завидую! — вздохнула Наталья Петровна. — Я бы за своим не то что в Тверскую область, я бы в Тму-тараканью поехала!

— Ну да, романтично, — согласился Млей. — А что ты не можешь-то? — спросил он подругу, пока Жанна расплачивалась за туалет.

— Ребёнка этого взять! — ответила Наталья Петровна и чуть не расплакалась.

— Я знала, — сказал Млей. — Ты слишком эгоистка, чтобы воспитывать чужих детей.

— И что мне теперь делать? — всхлипнула Наталья Петровна. — Мне и малышку эту жалко! Что она обо мне подумает, когда вырастет?

— Девочки, не надо плакать! — К ним подошла Жанна. — Ничего страшного не происходит. Вы ещё ко мне в гости приезжать будете — на всё свеженькое.

— Я мечтаю попробовать парное молоко! — сказал Млей.

— Фу, гадость! — сморщилась Наталья Петровна.

— А воздух! Вы знаете, как долго люди живут на таком воздухе? Пойдёмте, я там ещё фильтры для воды присмотрела. Или родниковую воду не надо фильтровать?

Глава 18

Эта-Тета - i_018.jpg

Мне хотелось что-то делать.

Я решил, что мне надо поехать к Карине и объясниться с ней.

Светило уже почти весеннее солнышко; птицы прилетели из-за рубежа и громко делились впечатлениями.

Я позвонил в домофон.

Никто не отвечал.

Я представил себе её водителя, который злорадствует перед экраном монитора.

Я ухватился за край забора, подтянулся и оказался на заборе верхом.

Водитель выбежал из дома

— Ты чего себе позволяешь?! — заорал он.

Я спрыгнул на землю.

— Мне надо поговорить с Кариной, — сказал я.

— А ей не надо! — нагло ответил водитель. И преградил мне дорогу.

— Не нарывайся! — предупредил я.

В тот момент, когда мы оба встали в боксёрскую стойку, на крыльце появилась Карина.

— Заходи, — кивнула она.

Я прошёл мимо водителя, слегка задев его плечом.

На мольбертах и этюдниках стояли уже другие портреты. По маленькому рулю в нижнем левом углу нетрудно было догадаться — чьи..

— Чего ты хочешь? — холодно спросила Карина.

— Поговорить, — сказал я. Руками, естественно.

Я и сам толком не понимал теперь, зачем я приехал.

— Говори. Только недолго — я собираюсь ужинать.

Я молчал.

Карина тоже молчала, насмешливо рассматривая меня.

Она решила, что я приехал просить прощения за своё поведение на премьере.

— Ты очень хорошая, — сказал я. Она слегка наклонила голову.

— И поэтому я не хочу тебя обманывать.

Она подняла на меня удивлённые глаза.

— Со мной что-то произошло в последнее время; я хочу, чтобы всем было хорошо. — Я говорил, и сам понимал, как тупо выгляжу. — Мы с тобой очень разные, — вздохнул я. — Даже не то чтобы очень, а совсем…

Карина выронила из рук кисточку и смотрела на меня с ненавистью.

— Ты только не обижайся… — сказал я и тут же испугался, что она сейчас заплачет.

— Уходи, — сказала Карина. — Ты нарочно пришёл, чтобы сделать мне больно!

— Нет! — закричал я и снова перешёл на язык жестов. — Ты должна мне верить.

— Уходи. — В её глазах действительно появились слёзы.

Я решил открыться. Я поставлю нашу экспедицию под угрозу, но больше никогда не увижу женских слёз! Клянусь.

— Я инопланетянин, — признался я.

— Убирайся! — сказала Карина.

— Но ты понимаешь, что мы не можем быть вместе?! Я прилетел с другой планеты! А ты — землянка!

Карина смахнула с мольберта картину на пол.

— Ты что, мне не веришь? — догадался я. И подпрыгнул до самого потолка.

Она швырнула на пол краски.

— Вот, посмотри какой я на самом деле! — Я предоставил ей возможность полюбоваться на меня такого, какой я есть: фиолетовый и без носа.

— У тебя другая женщина, — сказала Карина. — Она нормально слышит и говорит!

— Да нет! — закричал я. — Посмотри на меня, я вообще не мужчина, я — инопланетянин!

— Ты бросаешь меня из-за другой девки!

— Я не мужчина!

— Из-за какой-нибудь шлюхи!

Карина бросила в меня баночку с белилами. Они разлились по моему фиолетовому плечу.

— А вот я собачка! — придумал я.

Она увидела собаку, которая лаяла и виляла хвостом.

— А вот я попугай! — Я хотел, чтобы она мне поверила.

Карина увидела попугая, размахивающего крыльями.

— А вот я — подъёмный кран!

— Скотина! — сказала Карина, и в меня полетели банки с разноцветными красками.

В гостиную вбежал водитель.

— А вот я — женщина! — продолжал я. Он схватил меня в охапку и потащил на выход. Я, настроившись на ментальную волну обоих, представлялся им то динозавром, то хомячком.

Водитель швырнул меня к моей машине.

— Ты и мизинца её не стоишь! — сказал он и сплюнул. — Ещё раз сунешься — убью! Понял, недоносок?

Я был весь в краске.

Я перепачкал всю машину.

Тётя Зоя ахнула, когда увидела меня.

— Что с тобой? — прошамкала она.

— Я не знаю, — сказал я и, к своему ужасу, чуть не расплакался. — Хотите, я дам вам денег?

— Давай! — обрадовалась тётя Зоя.

Я отдал ей всё, что у меня было, — рублей пятьсот и ещё мелочь. Но лучше мне не стало.

— Может, за водочкой сгоняешь, раз ты такой добрый сегодня? — предложила тётя Зоя.

Я сгонял.

В магазине я встретил женщину, которая покупала колбасу для своей дочери.

— Не берите, она несвежая! — посоветовал я.

— А мясо? Вырезка говяжья? — спросили меня из очереди.

— Мясо берите, хорошее. Продавщица недобро посмотрела на меня.

— А вы сумочку свою почините, — сказал я ей, — а то у вас деньги украдут. Завтра же премия должна быть?

31
{"b":"210645","o":1}