ЛитМир - Электронная Библиотека

— Жанночкин муж от неё просто без ума! — объяснила Наталья Петровна Млею.

— Девочки, вы, наверное, карточки не принимаете? — спросила Жанна.

— Нет. Только cash, — сказал Млей, аккуратно расфасовывая капсулы по стеклянным тюбикам. — Я надеюсь, вы хорошо относитесь к тёртой моркови?

Глава 4

Эта-Тета - i_004.jpg

Я пошёл в торговый центр «Барвиха Лакшери» купить какой-нибудь подарок Вове.

В Armani всё было слишком просто, в Prado — узко, в Brioni — смешно, а вот в Loro Piano я купил кашемировый пиджак и такой же шарф.

— Хороший выбор, — похвалил меня мальчишеский голос сзади.

Я обернулся.

Это был первый землянин, кроме скучающих продавцов, которого я встретил «Барвихе Лакшери». Хотя выйдя из гостиницы и пройдя всё это расстояние пешком я очень рассчитывал посмотреть на девушек с волосами светлыми, как ромашка, на которой не загадали любовь.

— Спасибо, — сказал я.

Он смотрел своими нахальными голубыми глазами на женщину, лет на десять старше его, и ему впервые было немного страшно попросить у неё номер телефона.

Мы вместе вышли из магазина.

— Хотите, я подвезу вас? Но вы, наверное, на машине? — спросил мальчишка, подходя к чёрному «Мерседесу», дверцу которого сразу же услужливо открыл охранник

— Я пешком. Гуляю, — сказал я. И улыбнулся.

Мальчишка топтался у машины.

— Я Данила. — Он бесстрашно протянул мне руку, знакомясь.

— Мила, — сказал я. — Очень приятно.

Охранники Данилы вежливо смотрели в сторону.

— Знаете, у меня есть фото Loro Piano с миланского показа. Хотите, перешлю? — спросил Данила.

— Хочу, — улыбнулся я.

— Оставите свои адрес?

— Я его не помню, у меня такая дырявая память! Я вообще-то не продвинутый юзер… — Я развёл руками.

— Ладно. Я позвоню, хотите? И вы скажете мне свой адрес! — Данила уже явно чувствовал себя «в своей тарелке» (выражение землян, ничего общего с космическим кораблём).

— Я позвоню сама, — сказал я. Во-первых, я старше. Во-вторых, у меня нет телефона.

Ему, кажется, даже пальцами щёлкнуть не пришлось, как охранник, положив листочек на капот, записал мне номер его телефона.

— Только обязательно позвоните! — улыбнулся мальчишка, и за ним захлопнули дверцу автомобиля.

У меня в руке был подарок Вове, и теперь я пошёл купить себе телефон. Я перешёл дорогу и оказался в Dream House. Всё очень удобно устроено на Рублёво-Успенском шоссе.

Пожилой продавец скучал за прилавком. Маленькие гуманоиды рассматривали новые телефоны.

— Вот этот Nokia, — сказал я продавцу, показывая на последнюю модель. Последнюю — относительно всех остальных, произведённых на Земле.

Продавец посмотрел на меня и не мог сказать ни слова.

— Извините, a iPhone красного цвета есть? — подошла к нему девочка лет семи в рваных белых джинсах и кроссовках-роликах.

— Нет, — сказал продавец, не сводя с меня глаз.

— А заказать можете? — настаивала девочка.

— Можем. Оставь свой телефон. — Он вдруг засуетился, взял ручку, положил её, взял зачем-то свой телефон, убрал в карман.

— У вас есть мой телефон. Я — Настя, — сказала девочка удивлённо. — Закажете?

Продавец кивнул. Он видел перед собой свою жену. Нет, не ту, которая сегодня с утра готовит его любимый торт «Наполеон» — к завтрашнему дню рождения. А ту, с которой познакомился двадцать лет назад, которая научила его грести вёслами на лодке в Парке Горького, которой он выиграл тогда здоровенного розового медведя в таре. Этот медведь до сих пор занимает почётное место на диване в их гостиной.

— Да-да, конечно! — засуетился продавец и скрылся в подсобке.

— Вот! — Он принёс для меня коробку с телефоном и открыл её. — Хорошая модель. И клавиши удобные, эсэмэс легко писать. Вам чёрного цвета? У нас ещё серебристый есть…

— Мне лучше серебристый, — сказал я и опустил глаза.

Я заплатил.

— Я оставлю вам свою визитку — позвоните, если что. Может, с меню надо будет помочь разобраться, или неисправный… но тогда мы вам его обменяем…

Я взял визитку.

— Я вам здесь ещё свой мобильный напишу. — Он выхватил визитку у меня из рук.

— Спасибо.

Уже у стеклянных дверей я обернулся.

— Я позвоню, — пообещал я.

Продавец молча кивнул и плавно переместился на стул — как будто только что преодолел состояние невесомости.

Мне нужна была телефонная карта.

Девушка, продающая карты, не отрывала взгляда от книги. Она машинально кинула мне пакет МТС и за всё время моего пребывания в конторке отвлеклась лишь на секунду, когда пересчитывала деньги.

— Всего доброго! — очень вежливо попрощалась она, не поднимая головы.

— Всего доброго, — сказал я и огляделся вокруг.

Напротив, в ресторане Correa's сидели люди, занятые обедом и друг другом. Официантки болтали между собой и хихикали.

Наконец я заметил верный вариант. В стеклянном окошке обменного пункта сидела рыжеволосая девушка в велюровом спортивном костюме от Маши Цигаль и уныло разглядывала проходящих мимо людей.

— Сто долларов поменяете? — Я положил купюру в лоток.

Девушка громко ахнула

— Владимир Владимирович Путин! — проговорила она и вытянулась в кресле, словно по стойке смирно.

— Tccc! — Я приложил палец к губам.

— Да-да! — Она понимающе кивнула, громыхнул обменный лоток, она взяла купюру и по инерции поднесла её к рентгену.

— Ой, что это я?! — спохватилась она и, обожающе глянув на меня, принялась пересчитывать рубли.

Она бросила их в лоток, но, видимо, тут же пожалев, что сделала это так быстро, хотела схватить обратно, однако деньги были уже с моей стороны.

Я погрозил ей.

Она покраснела.

Я положил деньги в карман спортивной куртки Pilot.

Девушка бессмысленно улыбалась.

— Я ещё зайду, — пообещал я.

Мы лежали с Галей в постели в моём номере.

— Я люблю тебя, — сказал я.

Она погладила мою лысую трепанированную голову.

— Всё это похоже нa сон. Так в жизни не бывает, — прошептала она, и маленькая слезинка выпала из её левого глаза.

— Бывает, — сказал я. — Ты родишь мне ребёнка.

— Мальчика… — пршептала Галя.

— Лучше девочку, — ответил я. — Девочка перспективней. Девочка родит ещё одну девочку.

— Мальчика и девочку, — счастливо засмеялась Галя.

— Двух девочек, — сказал я.

— Какой ты вредный! — Она поцеловала меня в губы.

— Я люблю тебя, — сказал я. Она закрыла мне рот рукой.

— Молчи. А то я всё время боюсь, что ты сейчас растаешь, или испаришься, или ещё как-нибудь исчезнешь. Я так счастлива, что не могу в это поверить.

— Я не исчезну. И ты будешь со мной. Она обняла меня за шею и крепко ко мне прижалась.

— Знаешь, у меня был молодой человек, — сказала Галя. — Я просто не хочу тебя обманывать.

Я слушал, поглаживая её по руке.

— Он очень хороший и тоже любит меня. Она заглянула мне в глаза и кокетливо улыбнулась. — Он знаешь как за мной ухаживал! Ого-го!

— Как я? — Я сделал вид, что ревную.

— А ты разве ухаживал? — хихикнула Галя. — Я в тебя с первою взгляда влюбилась!

— А в него?

Она покачала головой.

— В него нет. А он приходил и дебоширил — он гуляка. И пьёт много. Вернее, обычно не очень много, а когда поссоримся — очень. У него гены: родители алкоголики, и с ними уже ничего не сделаешь.

— Я понял, сказал я.

— Но ты меня не разлюбишь из-за этого? — капризно спросила Галя.

— Я тебя никогда не разлюблю, — пообещал я.

— Скажи ещё раз.

— Я тебя никогда не разлюблю.

— Я познакомлю тебя со своими родителями! — улыбнулась Галя. — Только надо, чтобы Коля о тебе ничего не узнал, а то он убьёт нас — Она сделала страшные глаза.

— Его зовут Коля? — спросил я.

— Ага. И с сестрой познакомлю — пусть завидует. — Она встала на кровать и гордо закинула голову: — Познакомься. Это — олигарх! И мы любим друг друга!

7
{"b":"210645","o":1}