ЛитМир - Электронная Библиотека

Она расхохоталась.

— Тебе надо с ней помириться, — сказал я.

Галя снова юркнула, под одеяло. Я положил руку на её живот.

— Может быть, там уже завелась наша девочка? — спросил я.

— Нет, — вздохнула она, — сегодня невозможно.

— А когда?

— Через три дня.

— Хорошо.

— А как мы её назовём?

В дверь постучали. Галя быстро накрылась одеялом с головой.

— Вечерний сервис! — раздалось за дверью.

— Попозже! — крикнул я и освободил Галю из-под одеяла.

— Я побежала! А то меня сейчас хватятся! — Галя быстро натягивала на себя форменное платье с белым передником.

Я смотрел на неё и думал о том, успею ли я её полюбить или уже нет. Когда дверь за ней захлопнулась (после долгого и нежного поцелуя) я решил, что полюблю её в тот момент, когда она забеременеет.

Через три дня.

Глава 5

Эта-Тета - i_005.jpg

Млей сидел в своём кабинете и с удовольствием поглощал пиццу диабло с острыми колбасками. Ему привозили её в офис каждый день ровно в четыре.

Он запивал её большими глотками кока-колы.

На столе зазвонил телефон.

Млей взял трубку жирными фиолетовыми пальцами.

— Муся! Как дела? — раздался голос Натальи Петровны.

— Нормально. Восемь посетителей — три женщины и пятеро мужчин. — Млей облизал грязные пальцы.

— Все взяли? — уточнила Наталья Петровна

— Один сказал, что проконсультируется со своим врачом

— Это кто такой умный?

Перед глазами Млея возникла голографическая картинка жеманного мужчины в вышитой рубашке.

— Фамилия Котов, — сказал Млей.

— А, режиссёр, Жанкин друг, никуда не денется, придёт! У него сейчас любовник молодой, ему в форме надо быть. — Проконтролировав рабочий процесс, Наталья Петровна заговорила о главном: — К тебе сейчас Любочка приедет. Она из очень модного гламурного журнала. Дашь ей интервью, Муся. Реклама — двигатель торговли.

— Окей, — сказал Млей, распечатывая коробку с зефиром в шоколаде. Он видел его рекламу по телевизору.

— Про тебя напишут в журнале, и, между прочим, это круто, — обиделась Наталья Петровна, не услышав от подруги слов благодарности.

— Почему круто? — уточнил Млей.

— К тебе будут подходить на улице и с тобой фотографироваться. Хотя, конечно, не после первой публикации. Хватит там жевать!

— Я не жую! — послушно выплюнул зефирину Млей.

— В общем, это круто. Тебе все будут завидовать!

— У меня вторая линия, — сказал Млей и, когда Наталья Петровна отключилась, быстро и с удовольствием доел оставшийся зефир.

Журналистка оказалась надменной девушкой в костюме Chanel.

Млей решил, что ему пора немного поработать, потому что Тонисий был им уже недоволен. Он отправил два отчёта на Тету.

Тета пока не отреагировала.

— Мне нужна Мила, хозяйка компании. У нас договорённость на интервью, — сказала девушка глядя на симпатичного молодого человека в стильном сером костюме Paul Smith и в шейном платке Hermes. «Никогда бы не подумала, что это сочетающиеся вещи», — удивилась она про себя.

— Да да, я знаю, — сказал Млей, — но руководство поручило это мне. Позвольте представиться — директор по рекламе и маркетингу Валерий… впрочем, можно просто Валерий.

Конечно, она бы предпочла общаться с хозяйкой. Директор по рекламе — явно не её уровень. Но этот Валерий такой симпатичный… И вроде не лох… А даже наоборот… Как будто она его где-то уже видела… И так одевается со вкусом!

Ладно, — решила она и достала из золотой сумочки Yves Saint Laurent помятый блокнот на пружинках. — Расскажите про ваши чудодейственные таблетки.

— Это инновационная технология, — начал Млей.

Она слушала его, делая пометки в своём блокноте.

«А ведь он меня клеит, — думала она, делая заинтересованное лицо, — совершенно явно клеит… А зачем нам директор по рекламе? И маркетингу? Но он мне нравится… да-да, определённо нравится… пожалуй, я бы с ним переспала… ведь не обязательно всем говорить, что он директор… да и вообще не обязательно всем про него говорить…»

— Понятно! — Она захлопнула блокнотик. — И что, прямо-таки всем помогает?

— Всем, — кивнул Млей.

— И мне бы помогли? — улыбнулась она

— Вам не надо, — улыбнулся Млей. — У вас идеальная фигура. Даже ещё парочка килограмм вас бы не испортили, но такие медикаменты мы не производим — Он развёл руками.

— Я сама как-нибудь справлюсь, — рассмеялась журналистка

«Молодец, — подумала она — Небось, баб… полным-полно. Лохушек каких-нибудь…»

— Я вам позвоню, текст заверить. — Она встала.

— Можно не заверять, вы же от себя ничего не станете придумывать! — Млей махнул рукой.

Журналистка на секунду замерла.

— Просто так принято. Я позвоню, — сказала она.

— Бесполезно, — сказал Млей, глядя ей прямо в глаза.

— Почему же? — медленно спросила чувствуя, что начинается какая-то игра. А в играх ей не было равных.

— Потому что я хочу любить. И мне нужны дети. А вы умрёте через месяц. — Млей встал и цинично пожал плечами.

Она расхохоталась.

— Для вас, вы имеете в виду? Ну так месяц тоже большой срок. А что касается детей — давайте обсудим. — Она направилась к двери. — Так я позвоню. Ждите.

Mлeй снова пожал плечами. Два раза перевернулся в кресле.

Она вышла, не оборачиваясь.

Он протянул руку к компьютеру. Набрал на клавишах «Odnoklassniki.ru».

Пoзвонил Тонисий.

— Это мой номер телефона, — сказал я Млею в телефонную трубку.

— Окей, — ответил Млей.

— Что делаешь? — спросил я. — Раздаешь людям таблетки или работаешь?

— Нe раздаю, а продаю.

— В чём разница? Лично для тебя?

— Если я стану их раздавать, люди не станут их пить. Если они не станут их пить, то не начнут худеть. Не начнут худеть — я не разбогатею.

— Млей, у тебя денег ровно столько, сколько тебе надо, — сказал я прописную истину. С этой истиной, как и со всеми остальными знаниями, мы появлялись на свет на планете Тета.

— А кто решает, сколько мне надо? — спросил Млей. — И потом, если я не разбогатею, про меня не напишут в Forbes. А если напишут — тогда любая женщина Земли будет моей.

— Ты уверен? — спросил я на всякий случай.

— Абсолютно. И ты должен помочь мне.

— Я не отдам свои капсулы.

— Ты дурак, — сказал Млей.

— Что? — не понял я.

— Что слышал. — Млей положил трубку. Я взял подарок и отправился к Вове.

— Куда? — спросил охранник в будке, словно видел меня впервые.

— К Вове, — сказал я.

Он с кем-то переговорил по телефону.

— Ждите здесь, — сказал охранник. Через несколько минут в воротах показалась вовина машина. Мне открыли дверь.

— Я принес тебе подарок! — сказал я, когда сел.

Машина тронулась.

— Подарок? — Вова нахмурился и удивлённо посмотрел на меня.

— Вот. — Я достал из пакета кашемировый шарф, потом свитер. — Нравится?

Вова развеселился. Он откинулся на сиденье и, прищурившись, смотрел на меня.

— Я тебе говорил, что ты похожа на Анжелину Джоли? — Он положил руку мне на колено.

— Мне все говорят, — улыбнулся я.

— Вылитая! — воскликнул Вова — Только помоложе! Как в этом фильме… как его…

Он сгрёб меня и охапку, не обращая внимании на водителя и охрану.

— Тебе поправился мой подарок? — прошептал я.

— А хочешь надену? Прямо сейчас! — Он снял пиджак, скомкав, сунул его к заднему стеклу и натянул мой свитер.

— Красавец? — бодро спросил он.

— Очень, — ответил я, повязывая шарф на его короткую шею.

Он снова провел рукой по моей ноге. А может быть, нам с тобой… — Он многозначительно посмотрел на меня.

— Давай, — согласился я.

— Ты не просто женщина! — заявил Вова. — Ты женщина-мечта. Хочешь, я тоже тебе что-нибудь подарю?

— Поцелуй, — попросил я.

— Не вопрос! — воскликнул он. Машина въехала в железные ворота и остановилась у первого подъезда.

8
{"b":"210645","o":1}